Проснись знаменитым или Креатив жжот!     Проза сезона

Проза сезона

Добавлено: 29.07.2010 18:15
Автор: Гиков С. В.
«Умножая знания, умножаешь скорбь». Питер и Диас.
(черновой вариант для небольшой главы более крупного произведения, которое предполагается писать в соавторстве, автор данного "сырого" отрывка Гиков С. В., остальные части будут писаться другими авторами)
Питер Стивенс – 27 лет, холост, англосакс, родом из Алабамы. Служил сначала в морской пехоте США, в том числе в Ираке, затем в военной разведке. После смены ряда мест работы устроился в частную военную корпорацию «Radcliffe&Stewart» (сокращенно R&S) на охрану нефтепровода в том же Ираке. По окончании контракта ему предложили участвовать в операции «Magic Wood» -или «Волшебный Лес». Специализация в операции – стрелок, снайпер.
Рикардо Диас – 29 лет, холост, родился в семье мексиканских эмигрантов в Калифорнии. Так же начинал службу в морской пехоте США и военных действиях в Ираке. После некоторое время служил в спецподразделении по борьбе с наркотиками, затем работал специалистом по подрыву зданий (окончил соответствующие курсы во время службы в морпехе) Специализация в операции – сапер, подрывник.
Жара, черт возьми! Подохнуть можно! – сказал Стивенс, - Да, жарковато. Не ожидал подобной жары в этой России. Здесь вроде бы чуть не круглой год снега и льды, почти как в Антарктиде, - ответил Диас.
Оба они садились на внутренний рейс по линии Москва – Красноярск, по перелету там их должны были встретить люди Полковника. Так этого невысокого лысоватого субъекта представили им при подготовке к операции. Полковник был одним из тактических руководителей операции «Волшебный Лес» По крайней мере, тем из них, которых они знали. Во все ведь их не посвящали.

Стивенс:
Да, во все нас не посвятили. Хотя, много будешь знать, мало будешь спать! Или, как говорит этот долбаный католик Диас – «Умножая знания, умножаешь печаль». Или что-то в этом духе. Вечно он со своими церковными словечками. Впрочем, латиносы многие такие. Взять хотя бы капрала Мартинеса. Служил со мной такой пуэрториканец в Ираке – так тот чуть ли не все свободное время в казарме молился у иконки, что приволок с собой. Правда, не все. Знал я одного, правда, на гражданке, так тот ни в Бога, ни в черта не верил. Хотя там, в Ираке, бывало так, что и неверующий молиться начнет. Не с набожности, так со страха. Помнится, когда эти гребаные арабы взорвали машину у ворот нашей части, и я был недалеко в это время, меня чуть удар не хватил, хотя я не первую неделю был в Ираке и даже в паре перестрелок участвовал. Хотя после этого была еще одна перестрелка, и нас перевели в более тихое место. Тогда я еще не думал, что снова поеду в Ирак, что свяжусь с этой R&S. После службы думал пристроиться на гражданке. Поступил в колледж, да забросил эту чертову учебу. Какой из меня юрист? Пытался работать то там, то здесь. Потом один знакомый предложил пойти служить в военную разведку. Там, правда прослужил не слишком долго, выполнил несколько, как говорил мой шеф, «деликатных поручений», и свинтил в R&S. В частную военную компанию. Они платили лучше всех. Правда, и подготовка у меня к этому времени улучшилась. Перед тем, как я завербовался в морпех, я играл в школьной баскетбольной команде и занимал одно из первых мест в нашей местности по кикбоксингу в своей весовой категории. Прямо перед армией последние пару месяцев больше занимался на перекладине, немного таскал железки, раз в неделю бегал трусцой и навещал тир. Потом морпех – там я оказался одним из лучших стрелков и бойцов в рукопашном бою среди новобранцев. Ну и военная разведка тоже.

Диас:
«Умножая знания, умножаешь скорбь»... Так обычно говорил наш падре. Мне кажется, он был прав. К чему нам знать все? Мало того, что голова опухнет, так еще, глядишь, и неприятностей не оберешься! Такое обычно в фильмах и книжках бывает, но и в жизни, думаю, так. Особенно в нашем деле. Я бы за него и не взялся бы, если бы не эти деньги. Не эти проклятые деньги. Все зло от них, наверное. Хотя и добро тоже. Нет денег – тебя не любят девушки. Есть – вдруг и любовь откуда-то взялась. Правда, это не совсем настоящая любовь. Но все же.… Нет денег – нет хороших лекарств, если болеешь ты или кто-то близкий. Ну и так далее. К тому же, если у тебя их мало, на тебя смотрят как на придурка, а это просто бесит! Это все и привело меня сначала в армию (после нее льгота на поступление в колледж, на который у моей семьи не было денег, да их, честно говоря, у Диасов отродясь не водилось), а потом и в R&S. Взяли меня в морпех, физически я подготовлен неплохо – с детства занимался то каратэ, то боксом, то джиу-джитсу. Плюс играл в футбол. И довольно неплохо. Наверное, я настоящий латиноамериканец! В армии, правда, пришлось круто, особенно когда отправили в Ирак. Не сколько физически, сколько морально. Война вообще жуткая вещь. Особенно когда враг порой бывает там, где его не ждешь. Вспомнил один случай возле городка Тикрит в среднем Ираке. Там еще родные края Хусейна. Так вот, один подросток начал внезапно стрелять в наше отделение на базаре, а когда его ранили, подорвал себя гранатой. Не самые лучшие моменты в жизни… Я в этот момент особенно понял, что нас здесь многие ненавидят. Не все, конечно, но многие. И что надо быть всегда настороже. Там, кстати, я окончил курсы по разминированию и подрывному делу. Впоследствии это даже на гражданке помогло. После Ирака, когда закончился мой контракт, я с удовольствием вернулся на гражданку. Там пошел учиться в колледж, воспользовавшись льготой от Дяди Сэма. Но хоть учился я на бесплатном отделении, устроился на работу, поскольку жить на что-то было нужно, да и семья у нас была довольно большая – двое младших братьев и сестра. У родителей денег вечно не хватало, и я стал работать подрывником зданий. Ну, знаете, есть такие люди, которые взрывают старые дома, когда на их месте нужно построить новые. Хоть я и закончил колледж, устроиться сразу на работу по специальности мне не удалось, компания, в которой я работал, накрылась, и я снова подался на службу Дяде Сэму. Ведь у меня же был такой плюс, как служба в Ираке! Служил в спецподразделении по борьбе с наркотиками. Нас периодически отправляли прикрывать различные операции по ликвидации подпольных заводов кокаина, героина, крэка и прочей дряни. Была даже спецоперация в Колумбии. Под прикрытием. Там мой испанский отлично пригодился. Хотя чаще всего «улов» в этой «рыбалке» бывал невелик. Подозреваю, что информаторы сдавали тех людей, которые просто вовремя не заплатили кому надо. Или просто дельцы тем самым откупались от нашей конторы – сдадут заводик почти без оборудования с небольшой партией «дури», а почти все зелье перевезут куда-нибудь в безопасное местечко. И наши шефы получат повышение, и дельцам прямая выгода – значит, можно работать еще. Ну, это мои соображения. «Много будешь знать, плохо будешь спать», как говорит этот Стивенс. Неплохой напарник, но ему похоже, на все плевать, кроме платы. Иногда даже завидуешь таким людям. Ничего в голову не берет! Совесть у них, похоже, тоже резиновая! Если будешь знать больше положенного тебе по званию, можно нарваться на такие неприятности, по сравнению с которыми уличная перестрелка в Ираке и даже шахид на базаре может оказаться терпимой вещью. «Умножая знания, умножаешь скорбь».

Стивенс:
Клево придумали наши шефы! Я, конечно, в план не посвящен, но сразу видно, что это придумывал чувак с головой! Даже партию «супер-колы» туда завезут, в этот гребаный сибирский городишко, что бы их местные копы в толчке просидели с доброй половиной населения городка! Для копов отдельную партию завезут. Просрут они свой городишко в прямом смысле! Да, Полковник или там кто еще выше, кто это придумал, голова! А как мы сюда ехали, это же комедия! Я по паспорту, значит, мистер Финч, а Диас – Скагнетти! Прямо как глава клана мафиози! Не очень хорошо, что напарник латинос, но сойдет. По крайней мере он не метис, а из чистокровных испанцев, тем более не ниггер. Это, правда, «неполиткорректно» так говорить, как любил говорить в свое время наш лейтенант Саммерс, но ниггеров я, честно говоря, не очень.… Разве что в баскетболе они неплохи, тут уж ничего не попишешь. В свое время я даже баскетболом занимался, что бы лишний раз им утереть нос. Видите ли, они думают, что только им, ниггерам, дано хорошо играть в баскетбол в этой стране! Ну, я им и доказывал это каждый раз на площадке. Когда стал играть не хуже их, ушел из школьной команды и стал больше внимания уделять кикбоксингу. На учебу времени вообще не было. Может, это и плохо. Учился бы лучше, не попадал бы регулярно в разную «жопу мира» - то в иракской дыре, то в этом сибирском городишке. Не знаю. Но как вышло, так вышло. Надо лучше сосредоточиться на задании. Мы с напарником в составе боевой группы (с нами будут еще стрелки, водители бронемашин, пилоты вертолета, спецы по подрывному делу и пару «яйцеголовых» для того, что бы забрать этот самый «груз X») должны в районе сибирского городка по указанию проводника из местных выйти на территорию нефтезавода и находящегося рядом в лесу склада с «грузом X». Там мы атакуем охрану завода и местных копов (тех, которые, хе-хе, которые вылезут из толчка), заберем груз и взорвем к чертовой матери этот самый завод вместе с этим сраным городишком! Чтобы никто ничего не доказал! Кроме того, этот городишко будет лишен связи, так нам сказал Полковник (тут постараются наши спецы по связи и «яйцеголовые». И дороги ко всему прочему там одну подорвут, а другую перекроют (тут уж кто-то из местных постарается) Нас даже обучили обхождению с местным оружием. После чего мы рвем ноги к себе и получаем столько денег, сколько нам отродясь не платили. Кстати, местные власти, как я вижу, жадные до денег, просто не знаю как. Без их продажности мы бы и половины операции бы не провернули, будь у нас хоть кто во главе и хоть куча Рэмбо в отряде. Ведь дело не только в том, что бы мы тут наворотили, это мы можем. Главное, что бы никто об этом не узнал! Поэтому и набрали людей из R&S – дескать, Дядя Сэм тут не причем. А то мало что… Правда, до этого не должно дойти. Тут уж ребята из Лэнгли поработали. Да, нас не во все посвятили, но после нескольких фраз Полковника «об этом позаботятся наши местные друзья» это становится понятным. Это же надо, посреди страны устроить такое, а вокруг никто ничего и знать не будет! Вот уж и вправду «Волшебный Лес»! А мы вроде как ни при делах! Завод сам взорвался! Коррупция она конечно и у нас коррупция, но что бы в белой стране такое… Разве что в Африке. Но на то они и ниггеры, чтобы у них там все по-черному было. Хе-хе! Прикольно… «Каламбур», как бы сказал наш лейтенант Саммерс.

Диас:
Правая рука не знает, что делает левая. Или как там? Вот и у Дяди Сэма думаю не обе руки знают что будет твориться. Иначе утечка пойдет. По моему скромному мнению. Хотя о чем это я? «Умножая знания, умножаешь скорбь» Наплевать. Мне нужны сейчас деньги. На все. На лекарства для семьи. На то, что может получится жениться на Марии… Мария… Она меня отговаривала от всей этой военной ерунды. Говорила, что хватит денег, что я и на гражданке заработаю. Она редкая девушка. Ведь многие либо норовят тянуть деньги, либо загнать под каблук своим стервозным феминизмом. Либо и то и другое. Как они это, правда, умудряются сочетать, одному Господу известно. Ну, денег на жизнь, положим, я и заработаю, пока буду строить свою «профессиональную карьеру». Но этого мало. А жить нужно сейчас. Жить в кредит сейчас накладно. Хотя я бы и раньше побоялся. «Берешь чужие и на время, а отдаешь свои и навсегда». В то, куда я еду, Марию я, естественно, не посвятил.

Стивенс:
Вот мы и приехали! Да, это действительно дыра! Дороги ужасные, как и предупреждали. Городок нам уже показывали и на картах, и на макете. А копы и прочие власти в этой дыре продажны как шлюхи.

Диас:
Прошел повторный (в который раз) краткий инструктаж, и мы начали действовать. Правда, не все пошло по плану. Кто-то из местных начал стрельбу там, где ее не должно было быть. Но нас готовили не зря. Часть местных «героев» мы уложили, часть куда-то успела сбежать. Ну, ими займутся другие. Вообще-то эти «герои», как я понимаю, выскочили сами по себе, так как копов и охрану по большей части мы выключили, связь перекрыта, дороги тоже. Видно, или не все оказались продажны или кто-то быстро сообразил, что на них напали. Причем этот «кто-то» с достаточно неплохой подготовкой. Ладно, это не мое дело. Рассуждать буду на гражданке. Несмотря на заминку, мы готовы. «Яйцеголовые» тоже. Наше дело теперь – захват «груза X» и взрыв нефтезавода. Это уже дело непосредственно мое и нескольких спецов из нашего отряда. Хотя не хотелось бы так делать. Но приказ есть приказ. Недаром кто-то сказал «все мы когда-либо продаем душу».

Стивенс:
Черт знает, откуда взялись эти местные «Рэмбо»!?! Да еще с нашим оружием. Небось, уже кого-то уложили. Но мы должны забрать этот гребаный груз! Что это? … Fuck!!!

Диас:
Провал операции… Полный провал… Я живой, разве что слегка ранен. Но что дальше? Либо меня убьют эти русские, либо потом наши. За то, что я знаю. Воистину, «умножая знания, умножаешь скорбь» Хотя не я один такой. Да и местные все видели… Правда, мои догадки – это мои догадки. Я человек маленький.… Много греха на себя не взял. Странно, но я думаю, может, даже это и хорошо, что мы не взорвали этот завод?
1 2 3 4 5
Проголосовало: 0 чел.
Средний балл: 0.00
Комментарии (0)


Добавлено: 19.07.2010 02:27
Автор: Осадчий В.Н.
\"Фантом\", ч. 24
Все это время на ринге шли бои, делались ставки и текла рекой кровь. Уже было убито несколько человек, кстати, одного бойца-азиата убил Иван, так , уже успел к этому времени убить человека. Толпа кричала от восторга и требовала все новых и новых боев. Потом они начали требовать сюрприза, который обещал им ведущий, но ведущий все время просил подождать и убеждал, что их терпение будет вознаграждено.
Ко мне в камеру опять зашли два человека и, подойдя, убедившись, что я пришел в себя, сказали, что теперь мне не удастся так легко отделаться и что я точно получу пулю в лоб, если не сделаю того, что они хотят. А хотели они следующее. Если я хочу, чтобы мои родители были живы, я должен драться до смерти, так как ставки на меня будут большие, я должен обязательно победить, иначе моей матери перережут горло, а потом это же пообещали сделать и с отцом.
Мать - единственный в мире человек из–за которого я на это согласился. Меня отстегнули, заставили переодеться в одежду, которая была в точности, как у них, потом я умылся и мы пошли в зал. Больше сопротивляться я не стал. Перед входом мне протянули в руку маску, сказали, что по правилам я должен быть в ней, снимать ее запретили. Я одел маску и вошел в зал. Здесь, как и тогда, когда я заходил был полумрак, я видел только центр ринга и больше ничего вокруг, я еще раз отметил качественную подборку света, действительно, как в театре.
Не дождавшись пока меня объявят, охранники толкнули меня в спину автоматом и дали понять, что мне нужно забраться на ринг. Через мгновение, на ринг залез и мой соперник, он был, похоже, родом из Китая, так как на нем была надета китайская одежда. Мне была очень хорошо знакома эта одежда, раньше я над ней даже смеялся, когда мастер Ву ее надевал, я подшучивал над ним, с начала нашего знакомства, мол все китайцы и зимой и летом одним цветом, все, как инкубаторские цыплята одного цвета и в одном и том же. Но Ву потом это надоело и он дал мне такого волшебного пендаля, который заставил меня найти много стильного и хорошего в этой прекрасной одежде.
Я привык видеть китайцев маленькими, мой же соперник был очень крупным, видно это у них особые индивиды, которые попадаются один на сто тысяч, хотя, может, обжирался стероидами или еще чем, раз такой здоровый, ну да ходячих стероидов я знаю как валить, опыт есть, конец ему!
Я думал, что нас представят, но, как выяснилось наше представление было уже сделано до нас.
- Бой! - крикнул ведущий, и бой начался.
Я начал обходить своего соперника сбоку, но он так же стал идти от меня не сводя с меня взгляда. Мы примеривались друг к другу и тут на мгновение, когда я повернулся к входу, мне в глаза бросилась стенка света. В ней я увидел мать с заклеенным ртом, около ее виска стоял «шестой» и дал мне понять, что если я не начну, он ее убьет. Я знал, что он не шутит, и кинулся на своего соперника. «Прости меня, человек, - думал я, - но ты ради матери тоже мог бы меня убить, прости».
Я нанес ему сильный удар кулаком в голову, но мой сопернику увернулся и ударил мне встречный, потом добавил сразу же ногой и я откатился.
Я мгновенно вскочил и опять напал на своего соперника, но тот с легкостью подавил мою атаку и ударил меня лоу-киком в ногу.
Я пошатнулся, но не упал, хотя удар был довольно сильным. Немного отойдя я еще попробовал его атаковать стоя, но ничего не получалось.
Да, подумал я, вот это китаец, вот это стероид, а отец еще смеялся над восточными единоборствами!
Нет, я думаю, что его так не возьмешь, нужно идти в партер, только так есть шанс поймать его на болевой, ведь китайцы в основном, в партере дерутся плохо, предпочитают стоять на ногах, ну значит я и воспользуюсь его слабостью. Я кинулся на него, попытался схватить за голову, у меня это получилось, мы свалились с ног и начали валяться по полу, пытаясь при каждом удобном случае наносить друг другу удары, но на болевой так и не вышли. Потом мы отпустили друг друга и стали на ноги.
- Стоп, - вдруг раздался голос ведущего. - Господа, мы видим одинаковых по классу бойцов, будет интереснее, если им дать оружие, кто из них лучше, делайте ставки! -
Нам кинули оружие, мне дали меч, а моему сопернику китайский шест с наконечником на конце.
Мы опять схватились, я нападал как коршун на кролика , но ни одного удара так нанести и не смог, жаль, конечно, что мне дали меч, я бы предпочел шест. Но потом произошло то, что я до сих пор вспоминаю с ужасом. Слава Богу, что я проиграл. Я, в очередной раз напал на соперника, мы сблизились, я вот, вот должен был его проткнуть, но тут произошло то, что как я уже сказал, повергло меня в шок, мой соперник своим шестом связал мне руки да так, что я выронил меч и стоял в беспомощном состоянии на ринге как ребенок. Я хорошо знал этот прием и постоянно на него попадался, это был любимый прием моего отца. Мне все в миг стало понятно. Эти сволочи, обещая зрителям сюрприз, хотели стравить нас с отцом, а что, сын против отца–спецназовца, представляете, какие были бы ставки. Я чуть не убил собственного отца. После того, как я это понял, я незамедлительно снял маску и сказал, что драться не буду. Отец тоже бросил шест. К нам тут же подбежал Азиз и закричал «Бой, иначе я вас убью обоих!». Так же боя требовала и толпа, ведь деньги были уже поставлены. Я сказал, что не буду драться и отошел в свой угол ринга, тогда Азиз достал пистолет и выстрелил в сердце моему отцу, отец упал и не шевелился, мне показалось, что он был мертв, я совершенно все забыл про отца, ведь этот выстрел, его спасение.
- Унести, - приказал Азиз, - и привести следующего, - тело моего отца сразу же унесли из зала.
Меня просто переполнила ярость и я с такой силой и ненавистью бросился на Азиза, что он еле увернулся от моей атаки. Я напал еще раз, но он оказался куда более сильным, чем я, он парировал мои удары и методично меня избивал. Через некоторое время я обмяк, потерял сознание, так и не нанеся ему ни одного серьезного удара. Отключаясь, я услышал только три слова, отнести и разобрать, больше я уже ничего не помнил и не видел.
Меня привели в чувство на операционном столе, я увидел три фигуры возле себя, это были главврач, мой теперь уже знакомый врач Федоров и еще один врач, я сразу понял, к чему они меня готовят, но сделать ничего не мог, так как руки были привязаны.
- Не дергайтесь, больной, сейчас вы почувствуете легкий укол, а потом встретитесь с Создателем, - ехидно сказал главврач. - Передайте привет вашему папе.
Я повернул голову, на соседнем столе лежал мой отец и не дышал.
- Сука, я убью тебя, ублюдок! - Я начал дергаться и пытался разорвать веревки, которые уже впились в мои руки.
- Я же сказал, спокойно, больной, сейчас вам сделаю укол, надену маску и все для вас будет закончено. Я же говорил вам, что у вас отменное здоровье, хорошее сердце и все остальное, вот оно то мне и нужно, мне за него столько заплатят. - Доктор засмеялся с довольным лицом.
- Итак, приступим. - Он поднес ко мне шприц и хотел сделать укол в руку, но это было последнее, что он сумел сделать, через мгновение у него в шее уже торчал скальпель Федорова, который очень хорошо знал, куда нужно бить. Главврач начал биться в конвульсиях и скончался на месте.
У третьего врача в глазах появился ярко выраженный ужас, не убивай меня взмолился он, не убивай. На этот крик прибежал охранник чеченец, который так же получил удар в шею от притаившегося за дверью доктора. После этого доктор подошел ко мне и перерезал на руках веревки.
- Спасибо, док, я твой должник.
- Нет, Андрей, это я вам должен за свое спасение.
- Что с отцом, он мертв, вы проверили?
- Нет, он жив, ему срочно нужна операция. Андрей, а вы знаете, что ваш отец феномен?
-Да, сейчас я это вспомнил.
- Слава Богу, что он феномен, иначе был бы уже мертв, я прямо сейчас сделаю ему операцию и с ним все будет в порядке, он просто без сознания, но его немедленно нужно будет отвезти в больницу, он потерял много крови и медлить нельзя.
- Минуточку, - сказал перепуганный второй доктор, его звали Максим, - не нужно и больницы, у нас все есть, кровь тоже, любая, ведь тут же целая лаборатория!
И действительно, он был прав, здесь столько было всего, что склянки с кровью были чуть ли не самыми распространенными среди находившихся здесь вещей.
- Док, делайте все возможное и невозможное, что бы он остался в живых! - крикнул я и вышел из комнаты.
В коридоре никого не было и я направился прямиком в камеру, где сидели спецназовцы, которых я видел, когда меня первый раз вели по коридору.
Возле двери стоял охранник с автоматом и рацией. По рации только что он сказал, что все в порядке. Ну и славно, это последнее, что он сказал в этот вечер. Я тихонечко свистнул из -за угла, тот подошел и посмотрел за угол, после чего его глаза закрылись очень надолго. Я забрал у него автомат, ключи и освободил ребят. Один из спецназовцев взял у лежащего охранника рацию, настроил ее и взял с собой.
- Ты знаешь, где сидят остальные, ты в курсе, где «седьмой»? - я сказал, что они в камере, возможно, в другом конце зоны. и потерял сознание. Видимо дозы хлороформа, укол и удары по голове сказались таким вот образом. Больше я ничего не помнил и не видел, все остальное уже услышал от матери, когда очнулся в больнице.

Я открыл глаза и не понял, где я нахожусь, рядом со мной сидела мать и дремала, я тихонько ее позвал, она резко встрепенулась, протерла глаза и расплакалась, она кинулась ко мне и начала меня обнимать.
- Мам, но как мы тут оказались, как мы же были в тюрьме, где отец?
- Не волнуйся, с ним все в порядке, он в соседней палате, ему уже лучше и он раньше чем ты пришел в себя.
- Честно, ты меня не обманываешь, мам, с ним правда, все хорошо, мам ну скажи честно, точно все в порядке? - Я затараторил так быстро, что мать поняла, что мне уже гораздо лучше и ничего не угрожает.
- Конечно в порядке, - сквозь слезы сказала она, - он же феномен, забыл?
Мы вместе с ней засмеялись.
- Мам ну расскажи же мне, как все случилось, все ли живы и как мы оказались здесь, кто нам помог.
- Мы все живы, благодаря тебе и «седьмому», ох уж этот «седьмой», отец обещал, что когда выздоровеет, он надерет ему задницу.
- Ну не тяни, рассказывай.
- Я и не тяну, но сначала я пойду и расскажу врачу, что ты пришел в себя, меня просили сразу же сообщить, как только ты очнешься! Я побежала!
- Стой мам, сначала расскажи.
- Потом.
Мать радостная выбежала из палаты, а я остался лежать, хотя нет, что это я говорю, я пытался встать, даже два раза, но даже до меня дошло, что этого делать не надо, так как голова реально до сих пор кружилась. Ладно, подумал я полежу.
Через мгновение ко мне зашел врач и медсестра, следом за ними зашла мать.
- Ну что, больной, как вы себя чувствуете?
- Спасибо, все хорошо, только голова кружится.
- Ну это и понятно, хлороформ, снотворное, сотрясение мозга. Могу сказать, что если бы можно было отсыпаться на будущее, вы бы отоспались как минимум на неделю, поздравляю вас, Андрей, вы настоящий герой и спасибо вам за город. Врач подал мне руку, а я не совсем понял, к чему бы эти поздравления.
- Побольше бы таких людей, как вы все, - сказал врач и ушел из палаты вместе с медсестрой.
- Док, когда меня выпишут? - крикнул вдогонку я, но ответа не последовало.
- Через пару дней, не сомневайся, сказала мать, это обычное наблюдение, которое тебе сейчас необходимо.
- Ну ладно, мам, рассказывай, не тяни, что же случилось, как я тут оказался?
- Ну слушай, сейчас я тебе все расскажу, как я уже сказала, это все «седьмой», это все его штучки, шахматист хренов!
- А при чем тут шахматист, мам?
- А при том, что он просчитал всю операцию, как шахматную партию, он мне так и сказал, я даже его убить хотела, когда он мне все это рассказывал.
- Убить, но почему?
- А потому, что он о своих планах даже вам ничего не сказал. Дело было вот в чем.
«Седьмой» с самого начала, знал, что ему придется сдаться в плен, ему и всем вам, он это сам и подстроил.
- Как, - не понял я?
- А очень просто.
- Тебе же отец говорил, что «шестой» был предателем?
- Ну говорил, и что?
- А то, что не только «шестой» был предателем, был еще один предатель и наверху. По моему его звали Полозов, Василий Иванович, ну вобщем, он был большой шишкой, генералом, как и «седьмой», Илья вернее, нахваталась уже от вас ваших позывных.
Илья вычислил его и в самый последний момент к нему наведался, да так наведался, что Полозов наделал в штаны у себя в кабинете и сделал в точности то, что сказал ему Илья, а именно, передал Азизу все, что придумал Илья, он сдал две группы, с которыми он прибыл вам на помощь.
- Как, но это невозможно, их же могли убить и все, план бы рухнул!
- Нет, не рухнул бы. Илья очень хорошо знал Азиза и «шестого», знал он про все эти бои и ставки, которые на них делались, он точно знал, что вас всех оставят в живых, и будут использовать по назначению – драться, а для этого, вам элементарно нужно будет развязать руки, отстегнуть и привести к месту боя. А что значит отстегнуть руки спецназовцу, да еще и такого класса, сам понимаешь, заведомая смерть!
Так оно и получилось. Так же, он просчитал и то, что будешь драться ты, что тебя поставят на бой либо с «шестым», либо сам Азиз захочет с тобой подраться, так сказать, потешить публику, так оно и получилось, верно?
- Верно, но он же чуть не заставил меня убить отца, он меня обманул, вернее не так, мам, он сказал, что убьет тебя, если я не буду драться.
- Я знаю, но этого же не произошло, как он мне потом сказал, он сказал, что ты проиграешь и что тебя понесут на операционный стол к докторам, чтобы забрать твои органы, а Федоров, уже был предупрежден каким-то другом Ильи о том, что бы он начал действовать, как только тебя принесут и положат на стол. Ему нужно будет привести тебя в чувство и выключить главврача, этого мерзкого подонка! Было такое, угадал «седьмой» этот шаг?
- Было мам, ну «седьмой», ну шустряк! - засмеявшись сказал я. - А дальше, мам?
- Теперь дальше, «седьмой» просчитал, что как только выключат доктора, на шум прибежит два охранника, ну вы же вдвоем справились бы с двумя рылами, ну разве нет?
- Дальше мам.
- А что дальше? Вы убрали охранника и освободили ребят спецназовцев, которые в свою очередь освободили ветеранов, а когда был освобожден «седьмой», он связался со своей группой, которая у него была припасена на случай, как он сказал икс и она атаковала зону.
- Ну седьмой, значит было три группы, ну и молодец, ну и жук!
- Это еще не все, как только начался штурм, штурмовали одновременно, с наружи и с нутрии, с наружи убирали охранников, контролирующих ходы к самой зоне, а внутри действовали спецназовцы уже под прямым контролем самого «седьмого». Ну как действует спецназ во всех подробностях я не знаю, это ты у отца спроси, знаю лишь то, что я не успела и слово сказать, как охранник, который стерег меня, рухнул, как подкошенный. Ему попали ножом в голову а потом начали брать всех, кто был в зале, но не только это были наши спецназовцы.
- А еще кто, ну мам, не тяни.
- Оказывается, на помощь себе, «седьмой» призвал и китайский спецназ, который охотился за этими ублюдками тоже, так как на ринге гибли китайские бойцы и в Китай очень большими партиями перевозили наркотики. А там за эти дела сразу смерть, у них законы жестче, чем у нас. Ну вот китайский спецназ и внес свою лепту, вместе с нашими, Законспирировавшись под покупателей героина, они ждали своего часа и не вмешивались, пока не получили приказ от самого «седьмого», их было не так много, как наших, но они спасли мне жизнь, когда Кирилл схватил пистолет и попытался меня взять в заложники, как только увидел, что мордоворот охранявший меня упал замертво. Кириллу чем то бросили в лицо, потом, оказалось, что это некое китайское оружие, которое временно вызывает паралич, и он заснул, сразу же скатившись по мне. Ну а дальше уже было все как по нотам. Ворвались все спецназовцы, успели даже и те, кто был на улице и всех положили на пол, в том числе и главных злодеев – «шестого» и Азиза.
- Так что, они все в наручниках, их всех поймали, да?
- Нет, Азиз убит, убит в бою один на один.
- И кто это сделал?
- «Первый», так как он потребовал боя, сказал, что если он настоящий спецназовец и мужик, то должен принять бой.
- И что?
- Ну «первый» и принял, они дрались совсем не долго и «первый», когда Азиз на него замахнулся кинжалом, каким–то чудо приемом воткнул его в сердце Азиза, так что его больше нет.
- Круто, мам, а что «шестой»?
- Он тоже потребовал боя, проиграл седьмому.
- Живой?
- Да, правда … - мать засмеялась.
- Ну что, говори, мам, не тяни.
- Ну не хочу пошлить, ну, «седьмой» сказал, мол, я ему руки сломал, чтобы не мог сам подтираться, пускай жопу под краном моет!
- Так и сказал, ну шутник!
- Да пошляк он и все.
- А остальные мам, ну шеф, Иван, Скворцов, судья и все , а вот, начальник зоны, что с ними?
- А с ними то, что и должно быть. Сидят в наручниках и дают показания. Скоро их в Москву передадут, так «седьмой» распорядился, я думаю, что так и будет. Они уже дают показания, особенно много рассказывал Иван и Кирилл, да и те тоже во всем сознались, так что каждому из них будет пожизненное, не меньше, а если бы жили в Америке, то получили бы как минимум по пять пожизненных, - мать опять засмеялась.
- Ну а дилеров взяли с наркотой, ну которые должны были большую партию привезти?
- Взяли и их, я тебе повторяю, всех. Взяли сразу же и продажного генерала прямо в Москве, забыла тебе сказать.
- Круто, мам, ну бывает же такое, как в кино.
- Да, как в кино. Ладно, тебе надо отдыхать, я пойду, я тоже очень устала, пойду домой и немного посплю.
- Мам, подожди, а как … как Анька.
- Она… мать замолчала.
- Мам, говори, что с ней?
- Она убита, прости, я понимаю, что она для тебя значила, но все же она была редкостной дрянью.
Я замолчал. Я не оправдывал Аньку ни на миг, но что -то в душе у меня ее жалело.
- Постой, мам, а как это произошло.
- Когда дрался «шестой» с «седьмым», «седьмой» начал побеждать и она решила помочь своему любимому, она увидела, что охранник ее не держит, а просто стоит рядом и выхватила у него пистолет, так как он был не в кобуре, а просто в кармане, стоящий рядом спецназовец из Китая незамедлительно выстрелил, выстрел был прямо в голову. Все. Она умерла на месте….
- И кто еще умер из наших, мам, говори лучше сейчас, сказал я. Давай мам, говори сразу.
- Больше нет с нами и доктора Федорова, его застрелил один из людей Азиза, когда шел по тюрьме в зал, чтобы оказать помощь людям, которые в ней нуждались, он до конца выполнил свой долг, жаль такого человека, хоть и натворил за жизнь много всего страшного, но, думаю, что если он раскаялся, Бог его простил, ведь благодаря ему жив ты и все остальные.
Мы замолчали. Через какое–то время, мать сказала, что уходит и оставила меня одного, а я лежал и думал о ней, я все понимал, но не думать не мог. Мне и сейчас ее жалко, так как она выбрала себе не того человека, хотя с другой стороны, любовь не выбирают, она либо есть, либо ее нет.
Я закрыл глаза и опять уснул.


Эпилог.
Вот так и закончилась эта жуткая история в моей жизни. Я через пару дней вышел из больницы, голова уже не болела, затем, сходил в отдел кадров и уволился. Вот правда подпись шефа не получил, наверное, нужно будет к нему съездить, в его новый дом, он правда однокомнатный, но с решетками, по крайней мере не нужно бояться, что залезут воры.
Моего отца выписали через месяц, он тоже вернулся домой в прекрасном состоянии, правда еще в течение года ходил к врачу для осмотра.
С мамой тоже было все в порядке, она по прежнему работала, правда у нее в больнице сменилось начальство, да и не только у нее, после этой истории, в нашем городе появилось столько вакантных мест, что просто уму не постижимо, жаль только их не было тогда, когда я выпускался, уж точно бы меня тогда взяли, шучу, конечно.
Что касается всей этой истории, то ее еще долго показывали по телевизору, в наш город приезжали со всех концов нашей необъятной Родины и не только. Шумиха была жуткая, пересажали всех, кого могли, все получили заслуженное наказание и сейчас, наверное, раскаиваются в содеянном, у них на это будет много времени. Только Азиз не получил апартаментов, но после этой истории в Москве начали закрывать казино, теперь, никто там уже не попытает счастья. Да оно и к лучшему, ведь выиграть можно у казино только в одном варианте - не заходя туда.
Что касается старых спецназовцев, то они все живы и здоровы, опять «великолепная семерка» вместе, правда один откололся сразу, этот мастер просчета ходов – «седьмой», да потом и я тоже последовал его примеру.
Он сразу же уехал в Москву, приезжал потом, конечно, но уже только в гости и с женой. Да кстати, предложил мне работу в Москве, у него в офисе, говорит, что ему нужны такие парни, как я, приезжай мол, Москву покажу, на работу устрою и я принял его предложение, правда только одно, посмотреть Столицу, так как никогда там не был, только проездом. Приехав туда, сыграл с ним в шахматы, опять продулся, даже не знаю, почему, вроде бы считал на шесть ходов вперед, все равно – продул. Но ничего, еще выиграю, главное, что бы было желание. От его предложения поработать я отказался, не мое, больше я не хотел работать по специальности с уверенностью на сто процентов. Я хотел то, о чем давно мечтал - поехать в Питер, так я и сделал. В настоящий момент, я тренер по фитнесу, работаю в зале и получаю удовольствие от тренировок, занимаюсь в общем, своим любимым делом, да еще и деньги за это получаю! Красота, всем бы так, заниматься любимым делом и получать деньги.
Что касается девушки, то ее у меня нет, но есть жена, с которой мы недавно поженились.
Про Аньку я стараюсь не думать, да и вообще, вспоминаю эту историю только тогда, когда приезжаю домой, в Сибирь, в свой родной город. Единственное, за что ее можно было уважать, так это за то, что она отдала жизнь за любимого человека, я даже не думал, что такая любовь возможна, ее обычно встречаешь только на страницах книг. Вот и в моей книге получилось ее описать, дорогой читатель.
Думаю я только об одном человеке, о докторе Федорове Анатолии Михайловиче, царство ему небесное, надеюсь, что ему там будет хорошо, ведь сам Господь послал мне его и в этом была его главная миссия, если бы не он, неизвестно, как все сложилось!
- Спасибо тебе, Док. Я очень надеюсь на то, что ты сейчас со своим сыном и вы счастливы, надеюсь, что вы в том мире, где наш Господь бог обещал в сто крат дать больше, чем на нашей грешной земле. Покойся с миром, ты выполнил свою миссию на земле, а мне пора домой док, меня уже заждались.
Свою книгу я начинал с размышлений о фантомах, их предназначении, буддизме и о других серьезных вещах. Закончить бы мне ее хотелось следующим.
Какой бы ни был человек, к какой бы религии он себя не относил, каким бы ни был незаметным, фантомом, вроде меня, или просто маленьким человеком, всегда нужно помнить следующее: ты можешь «самостираться», как учил дедушка Карлос, ты можешь толкать в пропасть падающего, как рекомендовал Ницше, все равно, рано или поздно, ты осознаешь, что это не есть верный путь, не есть выход к свету! Лишь помощь окружающим, справедливость и любовь ко всему живому, дают возможность никогда не узнать смерти и познать себя, всю свою сущность, и то, для чего мы здесь. Поверь мне, читатель, если уж у меня – какого-то жалкого призрака, получилось познать свое назначение, что же говорить о тебе. Не сомневайся, ты точно сможешь. Просто сделай это и тогда Дерево Жизни снова станет зеленым и никогда уже не усохнет.
Я сел в машину и поехал домой, по дороге мне почему–то вспомнился «седьмой», да вот почему, когда я видел его лично, забыл ему сказать, что он не такой–то уж и гений–шахматист, в одном ходе он все же ошибся, а в каком, да в том самом, что когда я лежал на донорском столе, нас охраняли не двое охранников, а один! Нужно ему это обязательно сказать!
- Блин, может позвонить?!




Сюжет книги полностью вымышлен. Любые совпадения считать случайностью.
Моему отцу Осадчему Николаю Ивановичу посвящается
Особую благодарность за помощь в создании книги выражаю Гикову Сергею Васильевичу, Хандожко Екатерине Алексеевне и своей любимой матери Осадчей Валентине Ивановне.
1 2 3 4 5
Проголосовало: 0 чел.
Средний балл: 0.00
Комментарии (0)


Добавлено: 19.07.2010 02:22
Автор: Осадчий В.Н.
"Фантом", ч. 23
За сутки до «дня икс».

Как только я встал, еще не успел умыться ко мне зашел отец, он поинтересовался, хорошо ли я выспался и сказал, что «седьмой» хочет нас всех видеть, что ему нужно дать нам последние инструкции так сказать, но только после того, как мне станет известно место провождения боев.
Я сказал, что готов поехать и выслушать инструкции в любое время, но сказал ,что сомневаюсь, что мне дадут информацию о том, где будут бои прямо с утра, так что, сказал я отцу, предупреди наших, что возможно, встречаться будем ночью. Я сказал, что буду сидеть весь день дома и никуда не пойду, отец остался тоже.
Дома сидеть и ждать было просто не выносимо, руки ничего не хотели делать, да и все тело было каким–то напряженным. Не помогала почему–то и медитация по методике моего учителя. Ну не мог ни на чем сосредоточиться, мысли так и атаковали мою голову, а медитация подразумевает полное отключение от внешнего мира, первый раз в жизни мне не удалось отключиться…
Отец тоже был весь на взводе, все время бегал по дому, пытался что–то ковыряться по хозяйству но ничего у него не получалось, из рук валилось все, как и у меня, предлагать отцу медитацию я не стал, все равно бы не послушал, да и что слушать, она мне сейчас и самому не помогла. Так мы с отцом и пробегали весь день, ждали звонка, или вызова по телефону, но он не звонил, мы даже начали беспокоиться, не отменил ли наш мэр этот проклятый день. Но нет, где–то примерно часов в 10 вечера на телефон раздался звонок, я поднял и ожидал услышать своего нового босса, начальника милиции Скворцова, но это был не он, даже не мог предположить, что мне позвонит доктор Федоров.
- Андрей, это Федоров, доктор Федоров, вы сейчас где, у меня для вас новости, не знаю, знаете ли вы, но бои будут проходить в нашей зоне, так как мне сказали прибыть туда завтра к вечеру, часам к пяти, я должен быть уже там, так что ставлю вас в известность.
- Спасибо, док, я не знал, где будут бои, мне этого еще не сказали.
- Не беспокойтесь, Андрей, еще скажут, а теперь простите, я не могу говорить
- Док, подождите! - прокричал я, - но он уже повесил трубку.
- Кто звонил, Скворцов? - поинтересовался отец, войдя в комнату
- Нет, не поверишь, доктор, предупредил о «дне икс», точно, батя, «седьмой» был прав, верно просчитал, бои будут в зоне.
- Ну я тоже думал так, там самое удобное место, тем более, что уже все для этого приспособлено, хотя, нам это не совсем удобно, если придется штурмовать, можно долго провозиться, так как двери там сам знаешь, непробиваемые! Ай да молодец, ай да «седьмой», ну все просчитал, хотя сидел же в кабинете за тысячи километров!
- Да, батя, он действительно человек–профи, теперь я понимаю, когда ты говорил о том, что он бесценен и незаменим!
- Еще бы, если бы не он, меня могло бы и не быть, дай Бог, что бы и на этот раз его операция прошла без сучка и задоринки!
- Да, батя, дай Бог. Чего только эти суки не звонят, я же в неведении, куда мне приезжать, - я зло засмеялся.
- Позвонят, не думай, что про тебя забудут, хотя, ты можешь уже уходить, мы знаем место, сейчас я поеду к «седьмому» и остальным, все объясню, кажу, что все по плану, бой на зоне и завтра их там возьмем.
- Нет, батя, не уговаривай, ты же знаешь, что я никуда не пойду, да и если я уйду, они могут заподозрить, что что–то не так, так что, не говори глупостей, иди приляг пока.
- Да не хочу я отдыхать, нервы играют, быстрей бы этот звонок уже побыл, нужно ехать к остальным!
Не успел отец договорить эти слова, как раздался звонок. На том конце провода был Скворцов. Спросив меня, как я себя чувствую он сказал мне о месте проведения боя и очень просил меня, чтобы я его не подвел, объяснил, что бы я приехал к пяти часам не забыл пароль, у меня пароль был цифра 8 и попрощавшись, положил трубку.
- Все батя, нам пора ехать к нашим, завтра в пять часов все начинается, давай, собирайся, поехали, я сейчас машину выгоню из гаража, жду тебя.
Отец собрался быстро и мы поехали на дачу к «седьмому» и остальным. Они уже все были на месте и ждали только нас.
- Ну вот все и в сборе, подытожил «седьмой» поздоровавшись с нами, прекрасно. Теперь, давайте обсудим наш завтрашний план, вернее просто его повторим и внесем маленькую коррективу. Присаживайтесь. Нут так какие новости, «восьмой», рассказывай.
- Да вы правы оказались, Илья Павлович, бой действительно будет в зоне, но как вы догадались?
- О, это всего лишь опыт и анализ, только и всего, доживешь до моих дней, сам выработаешь такое мышление!
- Да уж, дай Бог, завидую вам белой завистью, мне бы так соображать!
- Ладно, не будем отвлекаться, теперь каждый, повторите, какие у каждого обязанности, я слушаю.
По очереди, начиная с «первого», все повторили то, что должны делать в «день икс», я же сказал, что буду действовать по обстановке.
- Все так, молодцы, - сказал «седьмой», - а что касается тебя, Андрюх, то я все же решил тобой не рисковать, будешь действовать следующим образом. - Генерал встал. - Смотри, - сказал он очень серьезно. - Как только начнутся бои, мы начнем штурм, мои группы и группа первого начнут действовать, я не уверен, что мы сможем всех взять живыми, ведь это будет сделать сложно, так что по любому, начнется стрельба, мы дадим в ответ. В зоне, из нормальных людей, будешь только ты, сидельцы и обычные охранники, так что я не хочу, чтобы ты пострадал. Как только объявят бои и мы обнаружим, где состоится передача наркотиков, мы штурмуем, к этому моменту ты должен быть тут! Генерал показал на карте свободную недостроенную зону. Выйдешь туда, под любым предлогом, ведь я уверен, что ты драться будешь не первым, ты меня понял?
- Да, я понял, но вдруг вам понадобится моя помощь, я хочу помочь.
- Нет, Андрей, ты уже сделал все, что надо, на этом твоя миссия закончится.
- Но ведь…
- Никаких но! - Генерал резко перебил меня и стукнул слегка кулаками по столу, все, это все, что ты должен, это приказ, а я не обсуждаю свои приказы, тебе все ясно, «восьмой»?
- Да, ясно, - с огромной неохотой сказал я.
- Ну вот все и выяснили.
- Послушай, Илья, а где твои пацаны, чего их нет сейчас, ведь это их тоже касается!
- Они уже в готовности и ждут своего выхода, нечего им здесь делать, они и так эту карту знают лучше, чем вы все.
- Ты не изменился, «седьмой», как и раньше все козыри кроме тебя никто не знает, хотя мы одна команда и их знать должны.
- Ну и что, что одна команда, козыри – мои, я их хочу показываю, хочу нет, жизнь такая штука, «первый», которая меня научила не показывать козыри даже своим, ведь среди своих, помнишь, у нас был «шестой»!
- Да уж, действительно, кто бы мог подумать, что нашу «счастливую семерку» очернит «шестой», ну да теперь что уже говорить, ладно…
- Ну если все все поняли, тогда расходимся, завтра тяжелый день, всем быть на месте в три часа.
- Так точно, - сказали мы и поехали по своим домам.
Нужно было хорошенько выспаться, но, как назло, не спалось, я прибегнул опять к уже давно проверенному средству, снотворному, так же дал таблетку и отцу. Мы вырубились и проспали до утра.


«День Х»


Утром начали собирать амуницию, экипироваться и все такое прочее. Отец взял автомат, проверил его, повесил на плечо. Он был одет, как герой боевика. На плече висел «калашников», на правой ноге в кобуре был ствол и пара ножей, на щиколотках.
- Ну что, Андрюх, я готов, мне пора, - сказал отец примерно в два часа дня. - Давай, сын, удачи тебе, и помни, что сказал «седьмой», сразу же уходи в условленное место, как только объявят бой и ты подашь нам сигнал, передатчик проверил?
- Не беспокойся, отец, все будет хорошо.
- Ну тогда мне пора. Увидимся после операции. Пока. Удачи.
- Пока, отец. - Мы обнялись и он пошел к своему мотоциклу.
До зоны ехать было совсем недолго, тем более, что отец не должен был проезжать через весь город, он поехал через лес, потайными тропами, потом, ему нужно будет пройти пешком, около десяти минут и он будет как раз в том месте, где нужно. Мы очень часто проделывали такой путь, так сказать готовились заранее и высчитывали точное время своего прибытия. Он одел обычный плащ, в котором ходит на рыбалку, что бы не привлекать внимание к форме сел и уехал. Я с грустью смотрел ему в след, дай Бог, чтобы все прошло нормально, я очень переживал. Через пару с лишним часов предстояло выехать и мне, я тоже был готов, осталось только одеться завести машину и вперед. Свою форму одежды, в которой я должен был выступать я сложил в сумку и отнес сразу в машину, теперь, оставалось только ждать, ждать эти несчастные два часа!
В половине пятого я выехал и направился по знакомому адресу. Зона была за периметром города, так сказать в пригороде, так что ехать пришлось через лесополосу. Не доехав до нужного места метров триста, меня остановила охрана и спросила пароль. Я назвал цифру восемь и меня пропустили. Я тронулся и поехал дальше. Около зоны тоже было много охранников, не меньше 10 человек, все с автоматами, пистолетами и, как и у отца, на ногах через штаны просматривались ножи.
«Да, - подумал я, - подготовились, как надо, молодцы, но ничего, будет вам баня с веником».
У меня опять спросили пароль и пропустили внутрь зоны. Бля, сколько же здесь собралось машин, как будто бы это были не бои, а какие–нибудь гонки, я был поражен обилием автомобилей, были тут и такие, которых я даже в глаза не видел. Моя «бэха», мягко говоря, выглядела примерно как наш запорожец, на фоне всей этой автокрасоты.
Меня встретили Скворцов, шеф и Иван, они уже были там, сказали, что бы я шел переодеваться.
У нас была отдельная раздевалка, я имею в виду для бойцов, которые принадлежали уважаемым людям города, мы представляли команду хозяев.
- Ну что, Фантом, надерем им жопу? - спросил Иван глядя на меня, готов быть победителем?
- Готов, - сказал я, - надерем!
- Ну тогда быстрее, скоро выходим.
- Хорошо, Иван, пять минут и я выхожу.
В раздевалке помимо нас было еще человек десять, я некоторых знал, но только в лицо, видел на одном из прошлых соревнований, но тогда они не дрались, видимо, не хотели рисковать собой ради той мелочи, за которую дрался я, они готовили себя ко «дню икс». Я переодевался и смотрел на них, потихоньку сунул передатчик под шкаф, так как я точно знал, что прежде чем нас заведут в зал, будут досконально обыскивать, так оно и было, скажу заранее.
Глядя на них, я понимал, что ребята очень серьезные, у каждого за плечами было множество боев и та уверенность, с которой они держались в раздевалке, была просто на зависть. Нужно быть офигенно уверенным в себе, что бы так себя вести. Они шутили, смеялись, дразнили друг друга. Ко мне подошел один из них и спросил, как меня зовут, сказал, что видел, как я побил Креста, в общем, неплохо, похвалил он меня. «Надо же, - подумал я, - у меня уже поклонники появились, вот только этого мне и не хватало. Разминайтесь, разминайтесь, - продолжал думать я, вам это все равно не понадобится, надеюсь, у вас нету аллергии на дымовые шашки, ха, ха, ха». У меня даже настроение появилось, когда я наблюдал за этими людьми, но я помнил главное, что все они готовы драться на смерть и единственное, что их интересовало, это деньги. Да, видимо деньги это то, ради чего стоит умирать молодым! Ну давайте, давайте, ребята, посмотрим, как вы в слезах будете валяться, скоро вам будет не до шуток.
Я вышел к Ивану, который меня ждал с наружи раздевалки и мы пошли по знакомым коридорам. Решетки были все открыты, как будто–бы это был проходной двор или день открытых дверей, звучит, конечно, пошло особенно, если это все делается на зоне. Мы шли молча и наконец я спросил, а когда будет выступление и где наши соперники?
Иван сказал, что для соперников выделена другая раздевалка, так было всегда, у нас своя команда, у них своя, никто ведь не хочет делиться своими тайными знаниями, резюмировал в конце Иван.
Пройдя еще немного по коридору, мы добрались до знакомого зала, где происходили бои, в которых я участвовал.
- Нам туда пока нельзя, там еще готовят зал, посторонним так сказать вход воспрещен, пойдем лучше на улице постоим.
- А что там готовить, ринг и ринг, вроде бы нечего.
- Ну ты Фантом вообще даешь, там готовят не ринг, а вип ложи для каждого из гостей с максимальным комфортом, ведь публика будет развлекаться всю ночь, здесь не соревнования, которые длятся несколько дней, все сейчас и сразу.
- Ну а кто эти гости?
- Терпение, Фантом, скоро все узнаешь, твой интерес относительно «дня икс» будет удовлетворен, - Иван ехидно засмеялся. - После его смеха мне стало как–то не по себе, он смеялся так, как будто бы знал все наши планы. - Ладно, - сказал он, - давай пошли.
Мы вышли на улицу, там стояли люди, в основном азиаты, преимущественно китайцы.
- Сегодня их будет большинство, - пояснил Иван, - у нашего с тобой шефа давние игровые счеты с китайцами, в прошлый раз желтозадые продулись, обещали шефу, что в этом году будут победителями и все такое, потеряли много бабок, вот нашли новых отморозков, для того, чтобы отыграться в этот раз. Да еще и наш Владимир Иванович ведет с ними серьезные переговоры, по поводу наркоты, здесь лучший рынок сбыта, покупаем у одних, тут же продаем желтожопым, просто здорово!
Иван много говорил, такого, о котором раньше и не думал мне рассказывать. «К чему бы это?» - не переставал думать я.
Мы подышали свежим воздухом и охранники попросили всех присутствующих пойти в зал, так как уважаемая публика собралась и жаждет зрелищ.
Мы с Иваном молча пошли в зал, туда же потянулись и все остальные.
Зайдя в зал я увидел, что он действительно преобразился, такого тут раньше не было!
Зал, как я уже говорил, был большим, напоминал залы подпольных киношных боев. С одной стороны стояли мы, с другой наши соперники. Судя по своим и посчитав их я думаю, что бойцов всех было около тридцати, но возможно, их будет больше, кто знает.
Подготовлена эта кровавая арена была не хуже, чем какая–нибудь театральная постановка, в том плане, что здесь был профессионально настроен свет, это касалось и зрителей и бойцов, виден был только ринг, все остальное было в полумраке, в нашем секторе было почти темно и в секторе соперников тоже. Не видно было и тех, кто делает ставки, да оно и понятно, почему, в общем, световое шоу было сделано на отлично.
В зале было заметно шумно. Туда-сюда носились официантки и охрана. Видимо, сейчас кровавое шоу начнется!
Неожиданно в зале стало тихо и из тьмы в свет, на ринг взобрался ведущий кровавого шоу.
- Господа, - начал он, - я приветствую вас на очередном «дне икс»!
В зале раздались овации и крик. Кричали что–то непонятное на китайском и некоторых других языках. Я обратил внимание на то, что ведущий сказал только господа, видимо, на такие шоу женщин не брали, так как была полная конспирация и дела делались такие, что было не до них.
- Итак, - продолжил ведущий, - вы все знаете, что в этих боях единственное правило – отсутствие правил!
В зале опять бурно одобрили, сказанные слова. Да, сколько же жестоких уродов собралось тут, ну будут вам, суки, сейчас бои. Я ждал, оставалось каких–то несколько минут до атаки, как только ведущий скажет делайте ставки и предупредит о том, что бои до смерти, все, мне нужно будет уходить, не люблю резкий запах дыма.
- А теперь главное, господа, так как в этом году мы последний раз встречаемся с вами в нашем городе, то эти бои будут отличны от прошлых, хотите знать чем?
- Да, - раздалось на всех языках!
- Все бои будут до смерти, не будет никаких нокаутов, если вы готовы, то пусть все начнется, минимальная ставка на бой – пятьдесят тысяч долларов, доставайте свои деньги!!!!!
В зале опять раздался рев, так же кричали и бойцы с обеих сторон!
- А теперь, самое главное, у нас для вас есть прекрасный подарок, который мы вам преподнесем в конце официальных соревнований, готовьтесь, а главное, готовьте деньги, не пожалеете, понеслась!!!!!
Ведущий ушел с ринга, а его место занял другой человек, он объявил первую пару участников и тут все началось, но не так как думал я. Теперь мне оставалось только дойти до раздевалки, нажать кнопку на передатчике и операция начнется незамедлительно. Я подошел поближе к Ивану и тихонько сказал:
- Иван, мне нужно выйти на секундочку, нервы, прости.
- Конечно, давай, но не задерживайся.
Я вышел из зала и направился к раздевалке, где находился мой передатчик. Вот-вот, я нажму на нем кнопку и все начнется! Все и началось, но не так, как я думал.

Иван вышел вслед за мной и хлопнул меня по плечу. Я обернулся и тут же впал в глубокий сон, так как он мне на лицо резким движением приложил тряпку, пропитанную хлороформом. Я отключился.
Проснулся я очень быстро, но был уже в наручниках, пристегнутых к решетке в какой–то камере. Рядом со мной стояли шеф, Скворцов, Иван и Кирилл.
- Ну что, ублюдок, дождался «дня икс», вот он, правда, наверное, ты не ожидал, что все так будет? Думал ты с лохами связался? Ублюдок! - Шеф ударил мне пощечину.
- Ну что, сучара, сейчас вам всем не поздоровиться, вот тебе рация, вызывай своих, не стесняйся, сколько вас там, всех давай сюда.
- Пошел ты! - сказал я резко и засмеялся, - вам уже всем конец, если я не вышел на связь, значит уже сейчас в это время происходит штурм, считайте, что вас уже нет!
- Ошибаешься, ублюдок, - сказал тут же Скворцов, - мы сейчас тебе это докажем, Иван!
- Да, Павел Алексеевич!?
- Телефон мне, быстро.
- Секунду.
Иван достал мобильный и подал его Скворцову.
- Сейчас, Фантом, я тебе докажу, что ты связался не с лохами, я хочу, чтобы ты кое с кем поговорил, я думаю, тебе будет интересно. Он набрал номер и поднес ко мне телефон.
- Ну что, поговори, скажи слово мама!
Я чуть в обморок не упал, когда он это сказал, но как, мать же была в безопасном месте, о нем никто не знал?
- Алло, - тихо спросил я.
- Алло, Андрей, - отозвался голос на той стороне трубки, - Андрей, спасайся, не вздумай….
Тут голос матери оборвался, кто–то видимо отключил трубку.
- Суки! - крикнул я, - отпустите ее, иначе я вас всех здесь убью!
Они все стояли и смеялись.
- Убьешь, - говорил Иван, - да что ты можешь сделать? Ты уже считай покойник, но могу тебя утешить, очень дорогой покойник.
- А ведь он прав, Фантом, - сказал мой шеф, - хочешь объясню, почему дорогой?
- Пошел ты, я не буду драться, ты на мне ничего не заработаешь, сука.
- Будешь, еще как будешь, я тебя хорошенько отстимулирую, чтобы ты дрался в полную силу, обещаю, ты принесешь нам много денег. Для начала, ты будешь драться, ну сколько сможешь, а потом, когда тебя реально почти зарежут, мы тебя разберем на запчасти, они стоят еще дороже, ты же помнишь врача Федорова, вот он тебя и разбирать будет, кстати, как ты добился того, что у тебя такое отменное здоровье, мой друг сказал, что ты прямо Геракл, когда смотрел заключения комиссии в больнице, поделись секретом перед смертью!
- Пошел ты, ублюдок.
- Ну похоже что он вообще больной на голову, - сказал Кирилл, - Владимир Иванович, сделайте еще один звонок, пожалуйста, ну что тянуть, а то мы с этим придурком уже полчаса потеряли, там такое шоу идет.
- Ничего, на шоу посмотрим потом, когда будут драться эти придурки. - Шеф указал на меня. - Но ты прав, нужно сделать звонок, подожди, Фантом, я тебя еще удивлю!
Он опять поднес ко мне телефон и на том конце провода я услышал слова Аньки, она плакала и просила о помощи.
- А теперь, слушай, сука, если ты не свяжешься со своими, считай, что твоя девка будет продана на запчасти, начнем ее разбирать через часок, как только с ней хорошо позабавятся мои помощники, твои коллеги.
- Сука! – крикнул я, - отпусти их, они тут не причем!
- Конечно, отпущу, только по частям, так для меня выгоднее будет!
- Бери рацию, связывайся с отцом.
Ну какой у меня был выбор, на кону стояли жизни матери и девушки, они ни в чем не повинны, я не мог допустить, чтобы погибли они, мгновенно я подумал о том, что даже если и сдам отца и бригаду то это будет хоть и плохо, но возможно будет шанс еще что–нибудь сделать. Ведь нереально же так, чтобы отряд спецназа не смог чего–нибудь придумать и спасти положение.
Я взял рацию и вызвал отца. Отец не ожидал меня услышать, как и все остальные, так как у нас была налажена связь общая, кто бы что ни говорил, все все слышали.
- Отец, прости, я проиграл, они взяли мать и Аню, у меня не было выбора.
- Ну что, ублюдки, складывайте оружие и прошу к нам, вас уже ждут.
Это было фиаско. Я закрыл глаза и напрягся изо всех сил, я хотел вырвать решетку с корнем, но это было нереально.
Команда отца все слышала, отец вышел из засады, за ним вышли и остальные, в том числе и «седьмой» со своей командой из трех человек. Только сейчас старые спецназовцы увидели, сколько же их было на самом деле. А всех было девять человек, да, подумал мой отец, когда его вели в зону, «седьмой» в своем репертуаре, даже нам не сказал, сколько своих привез с собой, да и почему так мало, все таки же зону берем, а не овощной киоск!
Спецназовцев взяли всех люди «шестого» и Азиза, чеченцы тыкали им в спины автоматы и ругались на своем языке. Затем, команду спецназа разделили и развели по разным камерам. Подчиненных «седьмого» отправили в отдельную камеру, они были сцеплены наручниками между собой и прицеплены к крюкам, вбитым в стену камеры. Основных же участников, старый спецназ, собрали в одной камере и тоже пристегнули к стенам, заломив руки назад.
- Ну что, «седьмой», похоже твоя фортуна кончилась, - «первый» засмеялся, но очень по доброму, он не винил «седьмого», просто даже находясь в одном шаге от смерти, всегда оставался холодным и самим собой.
- Да, и на старуху бывает проруха, простите меня, я не ожидал такого исхода, ну не предусмотрел.
- Это я во всем виноват, - сказал мой отец, - я позволил Андрею сюда залезть, не сберег жену и невестку, простите меня, братья.
- Да брось, «третий», любой бы на твоем месте сделал так же, это не твоя вина, а твой сын - настоящий мужик.
- Да уж, настоящий, только сейчас я уверен, он так же закован, как и мы. Суки позорные, ненавижу!
Разговор друзей прервался. В камеру зашли несколько человек охранников-головорезов, это были люди Азиза Магомедова. Они убедились, что спецназовцы хорошо пристегнуты и открыли двери. В камеру вошли «шестой» и Азиз.
- Ну что, русские свиньи, я же вам говорил, мы с вами встретимся, помните меня?
Спецназовцы молчали, только переглянулись друг с другом, они все думали об одном и том же, нужно было на войне с «шестого» спросить по-другому, а теперь, что говорить, никто естественно не удивился, а «шестой» засмеялся.
- Что, вояки, не узнаете нашего с вами старого друга? Зря. Он о вас каждый день помнил, особенно о тебе, Серега.
- Ну что примолкли, суки, языки прикусили? - злобно спросил Азиз. - Ну ничего, я вам языки развяжу, особенно тебе, «первый», ты у меня ремнем будешь, а из твоих зубов я сделаю амулет и повешу его себе на шею, твою голову я принесу на могилу брата, ты помнишь моего брата, сука?
- Я помню, жаль, что тебя тогда не пристрелили, если бы все вернуть, я бы еще раз его пришил, ты сам засцал нападать, отправил мальчика делать мужскую работу, ну ты и придурок!
Азиз позеленел от злости, он подошел к первому и схватил его за горло и вытащил нож.
- Сейчас я тебя на ремни резать буду, молись своему Богу, тебе никто не поможет.
- Оставь его, Азиз, это был мой приказ уничтожить тебя и твоего брата, разбирайся со мной, я отдал приказ, «первый» только исполнил, жаль, что я лично не мог застрелить вас обоих.
- Так это твой приказ, свинья? Подожди, и с тобой я разберусь, я вас выпотрошу и сделаю из ваших тел чучела, они лично украсят мой маленький музей убитых животных.
- Ты только болтать готов, действуй ублюдок, но знай, ты уже покойник. – «Седьмой» смеялся.
Остальные не понимали, чего «седьмой» скалит зубы в такой ситуации, он сам идет на конфликт, что с ним, никак не могли понять его друзья.
- У меня сегодня праздник, - продолжал Азиз, - как же я долго ждал, когда вас соберут всех вместе, как же я этого ждал. - Он подошел и ударил «первого» прямо в солнечное сплетение. Удар был такой силы, что «первый» чуть не потерял сознание, дыхание перехватило и он сложился пополам, насколько позволяли пристегнутые сзади наручники.
- Ты думаешь я про тебя забыл, «седьмой», получи и ты, на! Азиз ударил «седьмого» в лицо.
- Делай что хочешь, Азиз, но тебе уже ничего не поможет.
- Ты, наверное надеешься на свою группу, которая прикрывала вторым планом, ха, так они уже у меня. Хочешь узнать, как, я тебе объясню, теперь я могу открыть свои карты, свинья, твой друг генерал Вася Полозов - мой человек, он все время работал на меня, со времен войны за нашу независимость, он-то мне и помог взять вас всех. Ты думаешь, мне тяжело тебя было достать в Москве все эти годы, ошибаешься, ублюдок, я ждал, чтобы собрать вас вместе.
- Я тебе не верю, моя группа за нас отомстит, она уже сейчас пускает твоим ублюдкам пули в бошки.
- Зря не веришь, свинья, Леонид, рацию мне.
- Держи.
-Прием, - сказал Азиз, - дайте мне старшего из группы генерала «седьмого».
- Он на связи, - донеслось с той стороны рации, - говори, свинья, твой командир хочет тебя слышать.
Азиз взял рацию и поднес к «седьмому».
- На свинья, слушай, своих поросят.
- Товарищ генерал, мы в плену, нас взяли, это Андрей.
- Ну что, сука, убедился, считай, что твоя команда уже мертва. Мои братья, воины Аллаха, сейчас отрежут им головы и принесут сюда, я хочу, чтобы ты на это посмотрел, думаю, что тебе понравится.
- Не трогай их сука, делай со мной, что хочешь, только не трогай моих пацанов, они тут не причем, это наша война.
- Ты прав, наша, но чем больше я завалю твоих свиней, тем меньше твои свиньи убьют моих братьев. Ты терял когда–нибудь брата, а, «седьмой»?
- Нет, но я знаю, что такое терять.
- О это хорошо, потому что перед тем как ты сдохнешь, сдохнут все твои люди. Я хочу, чтобы ты ощутил потерю, что бы ты почувствовал, что значит терять близких людей, Я тебе это покажу.
- Оставь их в покое, ублюдок. - «Седьмой» занервничал и дернулся, но наручники резко сдавили ему запястья и он откинулся назад.
- Послушай, Азиз, пора уже делать дела, давай позабавимся.
- Подожди, Леня, я еще не наговорился. А теперь с тобой, «третий», у тебя твой сын, мы с тобой не пересекались, но ты участвовал в убийстве моего брата, поэтому, я убью твоего сына и твою жену, хочу, что бы ты на это посмотрел.
- Не тронь его, сука, делай со мной что хочешь, но не тронь жену и сына, отпусти девочку, она тут не причем.
- Говоришь отпустить девочку, какую, у нас тут есть девочки? Я не вижу.
- «Шестой», отпусти девочку и жену, - проговорил мой отец тихо, - они тебе ничего не сделали, это наше дело.
- Ха, а кто сказал, что я ее держу.
«Шестой» достал телефон и позвонил. Через несколько минут к нему вошла Анька.
- Ты ее имел в виду, а Коль?
- Здравствуйте, Николай Иванович, мне, не нужно представляться, надеюсь, жаль, что мы знакомимся при таких обстоятельствах.
- Ну ты и сука, а как же мой сын?
- Да срать я хотела на твоего сына, вот мой единственный и любимый человек, ради него я готова на все. Я была с твоим сыном по его просьбе, он все знал. Я запихала к твоему сыну в машину жучка, я слушала, что и когда он тебе говорил.
- Кстати, свиньи, я поражен, что вы даже не пытались конспирироваться, видимо вы стареете, вас слушали и вели все время, вас даже снимали. Ну вы и тупицы, еще спецназ называется!
- Хватит болтать, Азиз, хочешь нас убить, убивай, но не трогай жену и сына, они тут не причем, - отец заметно занервничал.
- Всему свое время, а вот сына я сейчас тебе покажу.
- Привести ублюдка, - скомандовал он Кириллу.
- Слушаюсь, сейчас он будет со мной.
- Ахмед, сходи с ним, мало ли чего.
- Уже идем, - ответил Ахмед.
-Я пойду в зал, дорогой, хочу посмотреть, как мальчики дерутся, ты не против, я тебе здесь не нужна?
- Нет, малышка, иди. – «Шестой» поцеловал ее в губы и она ушла. - Сейчас, ублюдки, я устрою вам шоу.

В это стоял прикованный наручниками. Ко мне в камеру зашли два человека, первый был Кирилл, его так назвал второй, он был помощник и водитель мэра, я его видел несколько раз с ним, второго, я не знал. Я так понял, что они меня будут отстегивать, так как Кирилл достал пистолет и направил мне в голову. Второй, подошел ко мне и стал снимать наручники при этом сказав, что если я дернусь, то мне прострелят голову. Ну кто будет дергаться в такой ситуации. Я сказал, что ничего делать не буду, мол ладно и спросил куда меня хотят вести?
- Сейчас узнаешь! - рявкнул Кирилл и ткнул мне пистолетом в спину.
- Полегче! - резко сказал я. - Что с моей матерью и девушкой, что вы с ними сделали?
- Молчи, сука, не твое дело, шагай давай.
Я шел молча по длинному коридору. Когда меня вели, одна из дверей камеры была открыта и я увидел там ребят, одетых по форме, это были наши помощники спецназовцы, больше там сидеть было не кому. В этой же комнате находились чеченцы, которые избивали их ногами, а они не могли ничего сделать, так как были так же, как и я прикованы к стене наручниками.
- Ну вы и суки! - сказал я Кириллу.
- Это мы суки? Сейчас ты у меня получишь, - Кирилл хотел меня ударить, - но второй запретил, сказал, чтобы меня не трогал, так как я нужен его командиру. Кирилл сразу же охладел, видимо боялся Азиза, да и правильно делал, ну кто он такой, обычная шестерка, которую Азиз мог придавить, как блоху.
Раз такой расклад, подумал я, тогда это мой единственный шанс, действовать нужно было быстро. Люблю людей, подобных им, продажные, тупые и недалекие, ну целый букет отрицательных качеств, что с ними не делаешь, никогда совесть не мучает!
Я, улучшив момент, когда мы проходили мимо зала, где были бои, там снаружи никого не было, видимо, поймав нас охрана была снята, без разговоров дал ногой Кириллу прямо в лицо, нанес его не поворачиваясь ласточкой, как меня учил Ву, удар был прямо в голову и такой силы, что Кирилл рухнул со своим пистолетом на пол и уснул, наверное, на долго. Второй не ожидал от меня подобного и попытался нанести мне удар автоматом в голову, но не тут то было, я перехватил автомат, как меня учили мои друзья-спецназовцы и прикладом ударил его в лицо. Его последовала участь Кирилла. «Так, - подумал я, - сейчас такой расклад, я иду и освобождаю спецназовцев, ребят, мимо которых я проходил несколько минут назад, а потом вместе мы уже освобождаем остальных, так и сделаю.» Но опять моим планам не суждено было сбыться, сзади мне в шею откуда ни возьмись вонзилась игла, последнее, что я помню это то, что моя девушка держала в руке шприц и улыбалась, я только смог произнести «зачем?..» и рухнул без сознания.
Не знаю, как, но очнулся я уже обратно в камере и пристегнутым, сколько прошло времени, я не знаю, но было уже темно судя по виду из окна.
Я встряхнул головой, она была очень тяжелой и попытался вспомнить, что со мной случилось, когда вспомнил, мне стало плохо, душевно, я все понял, что Анька была со мной не просто так, что она на их стороне и что отец оказался прав. Такого удара в спину я не ожидал, хотя, если бы я был толкователем снов, мог бы поостеречься, ведь мой недавний сон был, как говориться в руку.
В это время, вернее раньше, в то, когда я спал в камере, где были старые спецназовцы происходило следующее, Азиз, был в ярости, что я чуть не сбежал и не натворил делов, он застрелил своего человека, сказав при этом, что больше ты меня не подведешь, да, это жестоко, интересно, был ли первый косяк со стороны застреленного таким же серьезным, если нет, тогда его командир просто садист! Как только с ним можно работать, думал я? Хотя, такую жесткую дисциплину нужно применять, учитывая этих людей, которым на человеческую жизнь плевать и они озабочены только своими интересами. Что тут скажешь, с точки зрения Азиза, это несчастный его точно больше не подведет. Он хотел застрелить и Кирилла, но «шестой» попросил этого не делать, сказал, что он ему еще пригодится и что с ним он потом отдельно побеседует.
Потом «шестой» и Азиз вышли из камеры и пошли по делам, как сказали они, говорили уже открыто, не стеснялись, что идут покупать наркоту, Владимир Иванович уже отзвонил и ждет вместе со Скворцовым, а потом часть этой наркоты продадут китайцам, а другую пустят по городу и области, они смеялись и говорили, что скоро вся область будет сидеть у них на игле.
Они вышли, а труп своего человека оставили со спецназовцами, жаль только, что оставил его далеко, сказал «второй», он был к нему ближе всего и хотел дотянуться, что бы достать нож у того из ноги, так как «шестой» с Азизом на этом не замарачивались, ну труп и труп, пускай себе лежит, видимо, были полностью уверены в своей неуязвимости.
Но «второй» так и не дотянулся, после очередной попытки просто разразился матом. В камеру тут же вбежала охрана в масках, по всей видимости это были люди Азиза, так как были одеты так же, как и лежащий в камере труп.
- А ну заткнитесь, свиньи, ваша очередь скоро настанет, тоже будете так лежать, поняли, суки?
Но в ответ им ничего сказано не было и те молча удалились.
- Итак, какие планы? - спросил «второй», - я этого подонка не достал, это был наш единственный шанс.
- Планировать будем тогда, когда нас отстегнут, - сказал «седьмой».
- В каком плане отстегнут, - переспросил «первый»?
- А ты что думаешь, что нас в живых тут просто так держат, ошибаешься, мы им нужны живые!
- И для чего, не понимаю?
- Да это же все просто, на нас заработать хотят, сейчас, нас отправят драться, так что приготовьтесь стать участниками боев без правил.
- Драться, но с кем, «седьмой», ты путаешь, они не будут так рисковать, они же понимают, что мы не дети и что нас отстегивать никак нельзя.
- Да нет, они нас отстегнут, так как уверовали в свою силу, а это очень плохо, «первый», для них плохо. Кстати, зря они одели маски, понимаете, к чему я это говорю?
- Первый посмотрел на «седьмого» и на всех нас одобрительно кивнул головой и улыбнулся.
1 2 3 4 5
Проголосовало: 0 чел.
Средний балл: 0.00
Комментарии (0)


Cтраницы:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Добавить в раздел «Проза сезона»

Вход для зарегистрированных пользователей
логин :
пароль :
 
Регистрация на сайте  Регистрация
Наиболее популярные
Шоу Трумэна На мир глядим мы сквозь стекло И красим в выдумки...
20 бал. / 4 чел.
"Красная Шапочка" на разный лад, на мой взгляд, очень похоже... Эдгар...
15 бал. / 3 чел.
А я и не спешу...
5 бал. / 1 чел.
Спина уважаемого человека...
10 бал. / 2 чел.
Мелодия называется «Бэтман и Кацман»
5 бал. / 1 чел.
Ах! Карнавал, карнавал!!!...
5 бал. / 1 чел.
"Стиль для небогатых" «Не все мы, к сожалению, олигархи. Плохо...
10 бал. / 2 чел.