Проснись знаменитым или Креатив жжот!     Проза сезона

Проза сезона

Добавлено: 19.07.2010 01:46
Автор: Осадчий В.Н.
"Фантом", ч. 10
Глава 7. Ненавистная работа

Так за тренировками и подпольными боями прошло еще какое–то время. Я еще больше укрепил к себе доверие шефа и своей команды. Время шло, но шеф так и не предложил мне поучаствовать в боях на смерть, поединок года и место его проведения по прежнему оставался для меня тайной. Мой образ жизни был настолько однообразен, что я даже стал путать дни. Если бы не поединки и встречи с Анькой, вообще бы в жизни нечего было вспомнить. Тренировки–работа, работа и тренировки, больше не было никакого разнообразия, а вечером, после всего этого я с трудом добирался до кровати, так как могу сказать, что тренировки усиливались на порядок каждую неделю, радовало то, что кабинетная работа не отнимала никаких сил, только жопа отсиживалась. Но все моя спокойная жизнь вскоре оборвалась одним мановением приказа шефа.
На утро как обычно, началась моя рутинная работа, но продлилась она не долго, Сергей попросил меня зайти к шефу, мол он вызывает для разговора по поводу поездки к должникам, а это для меня самое плохое, уж лучше бы была рутина. Только не это опять, опять придется отнимать у несчастных мебель и деньги, у кого же на этот раз мысли в голове опять поскакали, как сайгаки по горам. Да, я только обрадовался, что давно не было таких выездов, да меня последнее время и не брали на такие разъезды, я уже даже успел обрадоваться, но, рано радовался, как всегда.
Я постучал в кабинет к шефу, зашел и сел.
- Слушай, начал он быстро, ты уже знаешь, зачем я тебя звал?
- Да, опять кого-то нужно опустить на вещи?
- Именно, поедешь с Сергеем по такому–то адресу, возьми и Глеба кстати, опишете имущество и заберете все, что есть ценного.
- К кому и за что?
Тут ответ шефа поверг меня в шок, так как он назвал адрес места жительства моей Аньки. Я чуть с кресла не упал. Шеф сказал, что они не смогли рассчитаться по кредиту и придется теперь отвечать имуществом. Анька мне не говорила, что у них висит какой-то кредит, хотя как она могла сказать, ведь мы с ней не так давно знакомы, что бы говорить о каких–то проблемах. Жесть, это была просто жесть. Ситуация сродни той, которая была с барыгой Хряком, опять я должен играть подонка причем в реальности забирая вещи. Что же мне делать, у меня начала вскипать голова.
- Послушай, шеф, дай мне немного времени, чтобы я мог поговорить с семьей, которую мы должны посетить, неожиданно выпалил я.
- А что такое, Андрюх, знаешь их?
- Знаю, не всех, только Аньку, дочь Сергеева.
- Я так понимаю, это твоя девушка, да Андрюх?
- Да, и я не могу, к ней прийти вот так и все забрать, понимаете Владимир Иванович, поймите меня.
- Андрюх, я все понимаю, но этот Сергеев тот еще фрукт, его уже сто раз предупреждали, что этим может кончится, но он все тянул с кредитом, вот и дотянулся. Я все понимаю, Андрюх, но жизнь есть жизни и деньги нужно отдавать, так что, едь к ним и исполняй свой долг, работай. Кого мне еще послать, больше кроме тебя – некого, у меня людей не сто человек, так что давай, давай, работай.
Я очень зло посмотрел на шефа, но он лишь еще раз указал мне на дверь. Я молча вышел на улицу, что бы остудить голову и подумать, что я могу сделать. Шеф сказал мне, сколько должна Анькина семья банку и я незамедлительно решил предложить им деньги, у меня была такая сумма, и я тут же позвонил Аньке. Она подняла трубку и сказала, что деньги у меня брать не хочет и что отец ее тоже не возьмет, так как это неудобно и это не моя проблема , а ее и ее семьи.
Я говорил, что это деньги не в подарок, а только в долг, что я не банк, что могут отдать мне когда смогут и все такое, но она не стала меня слушать и бросила трубку.
Через несколько минут на крыльце появились Сергей и Глеб и сказали, чтобы я садился в машину, так как нам уже пора было ехать к Сергеевым.
Я молча сел и ни слова не произнес до самого Анькиного дома. Мы приехали и постучали в дверь. Нам открыла Анька с мамой и впустили нас в дом. Я зашел и поздоровался с ней и с матерью, отца не было дома. Они молча сидели и смотрели, как мои коллеги выносили мебель и бытовую технику, они не проронили ни слова, а я чувствовал себя самой последней тварью, такого стыда я не испытывал никогда в жизни. Мы сделали свое черное дело и уехали отвозить вещи в хранилище. По дороге Сергей и Глеб ржали как кони и говорили всякую чушь о своих любовных похождениях, меня правда не трогали, видели, что я был в ужасном настроении. Приехав на работу я по быстрому доделал дела, отрапортовал шефу о проделанной работе и поехал быстрее к Аньке. На тренировку решил сегодня не ехать, заранее позвонив и сообщив об этом своему отцу, он все понял и сказал, что можно немного и отдохнуть, ведь тренировался я на износ. Сказал, что первый дал мне немного отдохнуть, но не больше недели, а потом нужно будет продолжать.
Я приехал к Аньке и позвонил в дверь. Анька открыла и стояла молча, глядя на меня грустными глазами.
- Ань, почему ты мне ничего не сказала, я бы тебе помог, ты же знаешь, - начал прямо с порога я не поздоровавшись.
- А будь ты на моем месте, сказал бы? И вообще Андрей, зная меня, ты должен был понять, что я не из тех девушек, что любят жаловаться.
- Да это я знаю, но это не жалоба, мы с тобой не последние друг другу люди, что бы ты просто могла обратиться ко мне за помощью, ведь люди же должны помогать друг другу, разве не так?
- Так, но я воспитана так, что мы решаем свои вопросы только семейным кругом, наши проблемы, это наши проблемы и ничьи больше.
- Это все правильно, я бы тоже старался решить сам, но иногда помощь из вне просто необходима.
- Я сейчас оденусь и выйду, - сказала Анька, так и не пригласив меня домой, а мне очень хотелось извиниться перед ее родителями, хоть это и моя работа, но у меня на душе кошки скребли, да так скребли, что голову начало мутить, такого стыда, как я уже говорил никогда не испытывал.
Анька вскоре вышла из дому и мы сели в машину и поехали за город, там были красивые места и я решил свозить ее туда и там погулять вдоль речки. Опять же мы много разговаривали и она объяснила, откуда взялся такой большой кредит. Оказывается, у нее была какая-то тяжелая болезнь крови и чтобы от нее избавиться, родители взяли большой кредит, так как лечиться было необходимо в Москве, а там деньги нужны не малые. Ее отец, нашел очень не плохую клинику, так как и сам работал в столице, бегал узнавал и нашел, найдя ее, столкнулся с нехваткой денег, ведь в охране много не платят ну вот и решил взять кредит, вот такая вот мой дорогой читатель история в вкратце, но опять же не до конца. Анька съездила, пролечилась, и вроде бы стало нормально, но лечение, все же нужно было продолжить, так как болезнь, была тяжелой и требовала постоянного залечивания так сказать. Анькин отец с матерью как могли из последнего выплачивали этот кредит, а потом отца уволили, и он вообще не мог долгое время устроится на работу, вот тут–то и попали они на банковские извещения об уплате , а потом и на службу судебный приставов.
Положение было действительно хреновое, поэтому–то Анька и работала день через день ночами, не просто из любви к работе или из -за того, что нужно было все время кого-то подменять. История дикая и одновременно простая, которая может случиться с каждым человеком.
Я очень сочувствовал Аньке и опять предложил ей помощь, но она опять же отказалась, тогда я поставил вопрос таким образом, что она не могла дать отрицательного ответа, на мою помощь. Нагулявшись вволю я отвез ее домой и пообещал, что завтра приеду с деньгами и улажу все вопросы, касающиеся финансов и долга.
Я приехал домой подбил свой баланс и обрадовался, что такая сумма у меня была и даже больше была, так что, Аньке я мог помочь на сто процентов! Я отсчитал нужную сумму и хотел было уже бежать к ней, так как был настолько сильно погружен в свои мысли, что забыл, то, что на дворе ночь и что деньги ей должен был принести завтра.
На утро я поехал сразу к Аньке, а не на работу, хотел побыстрее покончить с этим финансовым вопросом. Она встретила меня возле калитки, взяла деньги, поблагодарила и сказала, что это только в долг, иначе не возьмет. Я отдал ей всю сумму и сказал, что отдать она можем мне этот долг в любое время, ведь я не банк, процентов мне не надо и что извещений я ей слать не буду. Она засмеялась, поцеловала меня и я поехал на работу. На работе меня тут же попросили зайти к шефу, что я немедленно и сделал, предварительно включив телефон на запись. Я зашел и шеф сразу же приступил к делу, правда в начале извинился, сказал, что у него не было другого выхода, как послать меня в дом к Сергеевым, мол не было Ивана, так бы послал его. Я сделал вид, что принял его извинения и он приступил к делу. Дело оказалось тоже сугубо по работе так что мобильная запись мне в этом случае не пригодилась, я покинул кабинет и приступил к исполнению рабочей рутины, которую попросил сделать шеф.
Так я прокопался в делах весь день и почти перед самым уходом домой мне позвонила Анька, сказала , что полностью расплатилась по кредиту и что больше ее семье ничего не угрожает, мол мебель никуда не денется. Я очень был рад, что она решила свои проблемы и предложил отметить это событие в баре, часов эдак в одиннадцать, так как у меня была сегодня тренировка с командой спецназа. Она согласилась и я сказал, что заеду к ней к одиннадцати.
Я приехал домой и переоделся для тренировки. Как обычно, добежав до места назначения я никого там не застал, странно, но ведь отца дома не было, подумал я, ведь он точно должен был быть здесь, ведь никто мою тренировку не отменял. Не понятно, что случилось, что никто не пришел. Вдруг из за кустов вышли три человека и двинулись явно с недружелюбным видом ко мне. Их я никогда не видел и понял, что сейчас начнется драка. Я спросил, кто они, но они сказали, что это не мое дело, что я должен сейчас же идти с ними, что машина нас ждет возле дороги. Я, естественно, сказал, что никуда не пойду и кто они такие, чтобы заставлять меня делать это идти с ними хрен знает куда. Но мои слова в расчет не принимались, один из этих людей наставил на меня пистолет и скомандовал, что бы я шел вперед к машине. Мне ничего не оставалось делать, как послушать его и двинуться к машине. Они все втроем проследовали за мной, встав по бокам возле меня, а этот с пистолетом подошел прямо в притык. Я понял, что это мой шанс и резким движением, повернулся к нему, отвел пистолет с линии атаки и ударил по руке, держащей пистолет ногой. Сделал я это настолько мгновенно, что двое по бокам не успели даже ничего сделать. Когда пистолет отлетел в кусты, я с ноги добавил держащему пистолет в грудь, но он правда сумел немного отвести мой удар, тем не менее свалился на землю, а с остальными двумя, получилось вообще замечательно. Они не были профи и я через несколько ударов завершил с ними бой. Человек, державший пистолет не вмешивался, смотрел за нашим поединком, но смотрел не долго, так как я по быстрому разобрался с обидчиками шедшими по бокам возле меня до моего сопротивления. Потом, в бой вступил и он, так как понял, что от своих дружков больше нечего было ждать, они просто валялись на земле и что-то бормотали. Вот с ним пришлось повозиться, так как боец оказался очень не плохой. Мы повалились с ним на землю и колотили друг друга кулаками, как бешеные, потом, пытались проводить захваты и опробовать разного рода приемы, но силы были очень равными и бой никак не переходил в победное русло одного из нас.
Но тут наконец–то мне удалось оказаться на нем сверху и я попытался нанести ему хороший удар кулаком в лицо, так как думал, что победа у меня в кармане, от этого удара ему не оправиться, но не тут то было, он ловко увернулся от моего удара, подтянул меня за лацканы одежды к себе и обхватив мою шею одной рукой достал нож и обозначил удар в шею, в таком положении мы и застыли, нож был приставлен прямо к моему горлу. Я отпустил его и начал потихоньку подниматься на ноги. Вдруг послышался знакомый голос, который сказал достаточно, хватит! Из–за кустов вышла вся пятерка спецназовцев и дружно мне заопладировала.
- Молодец, сказал «четвертый», моя школа, так держать, но есть одна ошибка, вернее их несколько, ты должен был быстрее закончить с Петром, он указал на человека, с которым я возился на земле и который приставил мне нож к горлу. Тебе ни в коем случае нельзя было падать на землю, ведь могли бы подключиться те двое, которых ты выключил, - он указал на парней, стоящих уже нормально на ногах и потирающих челюсти. - Они могли бы тебе дать по голове в любое время, просто у них не было такой цели в этот момент. Понял свои ошибки или нет? - уже серьезно спросил четвертый.
- Все понял, «четвертый», учту на будущее. Честно сказать, я не догадался, что это ваши проделки, неплохо, очень неплохо, но почему именно сегодня? Я только с девушкой собрался идти отдохнуть в приличное заведение, а теперь меня не пустят, фейсконтроль не пройду, посмотрите на мою рожу. У меня опять появились синяки и была разбита губа.
- А что ты хотел, вмешался «первый», борьба за жизнь может происходить в любое время, в независимости от похода на отдых или еще каких либо причин, по которым ты не хочешь драться на этот момент. Привыкай. Такова жизнь. Да и кстати, познакомься, это мои друзья Петр, Андрей и Роман, эти люди специально приехали по моей просьбе, что бы проверить тебя, хорошо ли ты запомнил наши тренировки.
Я пожал руки ребятам, поблагодарил за урок и за свой будущий с Анькой отдых в баре, естественно со смехом. Ребята оказались очень толковыми, прошли так же как и я армию, а Роман вообще, как и я прошел морфлот. В настоящий момент все втроем работали в областной милиции. Я сразу понял, что это моего поля ягоды, судя по их общению, ребята тоже ненавидели беспредел, творящийся у нас в стране и в отдельно взятом городе, ведь в области дела шли тоже не самым лучшим образом относительно законности. Я еще раз поблагодарил всех за полученный мною урок, обменялся телефонами со своими новыми знакомыми и поехал домой переодеваться, чтобы идти погулять с Анькой.
Мать, увидев мое лицо, как всегда покачала головой и ничего не сказала, она понимала, что говорить ничего не стоит, она знала, что для меня значит спорт пусть даже и такой, поэтому ей только и оставалось качать головой. Я переоделся и поехал к Аньке. Анька как всегда сказала, что обожает собак бульдогов и предложила просто погулять, ведь в бар с бульдогами не пускают сказала весело она. Поинтересовавшись, что с моим лицом, она заявила, что хочет лично посмотреть на мою тренировку, так как у них в семье ее отец любит такие виды спорта и ее с детства приучил смотреть все это по телевизору. Я постарался убедить ее в том, что нечего на меня смотреть, что мне будет тяжело драться, если на меня будет смотреть моя девушка. Еле смог убедить, так как она очень настаивала на походе со мной на тренировку. Погуляв часа два я проводил ее домой, а сам поехал к себе, нужно было отдохнуть хорошенько, уж очень я устал за сегодняшний день.
С утра, как обычно, я пришел на работу и пошел к шефу спросить не нужно ли чего сделать, ведь со своей работой я вроде бы как управился, все записал, расписал и отправил в архив. Шеф был в хорошем расположении духа и попросил меня присесть. Он сказал, что бы я выполнил одно его задание, а именно, передал дипломат лично в руки начальнику милиции, что в дипломате, меня это не касалось, ответил шеф, так как я уже успел это спросить. Он сказал, что бы я просто его доставил и помог в каком-то деле начальнику милиции, о деле он сам мол расскажет.


Глава 8. Начальник милиции и его делишки

Я взял дипломат и пошел к машине, чтобы отвезти куда надо. Дипломат был не тяжелым и я попробовал его немножко потрусить, судя по содержимому, это были деньги. Но за что, это для меня так и осталось загадкой. Зайдя в милицию я подошел к окошку и попросил дежурного милиционера открыть мне дверь непосредственно в офисное здание. Он поинтересовался к кому я, позвонил по телефону и открыл мне дверь. Я не очень сильно любил ходить по подобного рода заведениям, так как там было довольно мрачно и не совсем уютно, кабинеты хоть и были отремонтированы в евро-стиле, но все же от каждого из них веяло каким – то холодом. Я прошел по коридору прямо, повернул, как мне сказали направо и поднялся по лестнице на второй этаж. Там располагался кабинет начальника милиции. Постучав и получив разрешение войти я вошел и поздоровался.
- Ну здравствуй, Фантом, присаживайся, давай, знакомиться, я Скворцов Павел Алексеевич, - представился очень дружелюбно мужчина лет сорока. - Как ты уже успел заметить табличку на двери, я – начальник милиции нашего города.
- Очень приятно, Клюев Андрей, - представился я.
- Чай, кофе, или может чего покрепче? - поинтересовался полковник.
- Нет, спасибо, если можно, то давайте прямо к делу, - предложил я и внимательно посмотрел на своего собеседника.
- Вот это правильно, уважаю, как мало сейчас в молодежи конкретики, им бы только сейчас спиртное хлестать да баб трахать, никто не хочет говорить а делах, как будто бы деньги без дела сами с неба упадут, ты прав, Андрей, давай сразу к делу.
Я внимательно поглядел на этого человека, безусловно это был знакомый мне человек но не по обычным гражданским делам или как человек, встретившийся мне на улице, нет, его я видел на боях без правил, это был постоянный посетитель кровавых зрелищ, один из самых ярых ярких представителей тех, кто любил поставить побольше, получить еще больше и громко обложить матом, если его боец проигрывал. А еще, этого человека всегда сопровождали разные девицы легкого поведения, хотя должен же быть по ходу женатым человеком, ну возраст и все такое, однако кольца на пальце не было, хотя, многие его и не носят, но по ходу же должен быть женат. А с другой – то стороны, эта публика имеет жен, которые полностью зависят от них, которым все равно кого трахают их мужья и сколько они имеют любовниц, им главное деньги и развлечения. Не исключено, что мой собеседник и сам становился не раз рогоносцем, так как с его образом жизни я так понимал, дома он находился мало. Особенно, бросилось мне в глаза его телосложение, дядька лет сорока, но выглядел просто идеально, мышцы выступали аж через рубашку, очень правильно было сформировано тело, чувствовалось, что человек много внимания уделяет своей персоне, явно серьезно тренируется, ведь я точно знаю, чтобы поддерживать тело в порядке нужны непрерывные тренировки, поражаюсь, где только время он находит. Вот так, в вкратце сказать, выглядел мой собеседник.
- Так вот, к делу. Ты знаешь, зачем тебя ко мне послал Володька?
- Владимир Иванович? - переспросил я.
- Да, - засмеялся полковник, - Владимир Иванович.
- Нет, простите, он просто послал меня к Вам и сказал, что вы все по ходу сами объясните.
- Именно так. Начнем по порядку, у тебя для меня что-то есть, не так ли? - полковник улыбнулся.
- Да, - я положил дипломат на стол.
- Прекрасно, полковник взял дипломат к себе на колени и открыл его. Я содержимого естественно не видел, так как спинка дипломата была открыта на меня. Но судя по довольной физиономии полковника там ничего иного , кроме как деньги, лежать не могло.
- Прекрасно, прекрасно, проговорил он очень быстро, вот и славненько. Теперь слушай. Я так понимаю, что мой братец тебе всецело доверяет, раз попросил принести дипломат тебя, а не Ивана, как обычно, вот и отлично, мне очень нужна помощь серьезного человека, вроде тебя, с твоими навыками. Согласен на меня поработать?
- И в чем же заключается моя работа, я работаю на Владимира Ивановича и вам это хорошо известно, да и кстати, а он ваш брат?
- Ну конечно, известно, да, он мне брат, но не будем отвлекаться на родственные узы, Володя не против, что бы ты мне помог, раз прислал тебя сюда, ты я вижу наш человек, поэтому если согласен мне помочь, объясню сразу и сейчас, что надо делать, обещаю, что в обиде не останешься, ну так как, тебе нужны деньги, хорошие деньги или нет?
- Ха, так бы сразу и сказали, что заработать бабла можно, - с наигранной улыбкой сказал я, - а то поработать можно и в милиции на зарплату честного служащего. - Я засмеялся и потянулся в кресле.
- Ну нет, конечно же нет, на милицию я тебе работать не предлагаю, тут у нас своих людей хоть пруд пруди, а что, отслужил в армии и бегом в милицию, благодать, ходи и алкашей с нариками собирай, но ты же другого поля ягода, Фантом, вот тебе и работу другую я предлагаю, не алкашей же собирать, - полковник тоже засмеялся.
- Да согласен я, согласен, говорите, что вы хотите?
- Да совсем малость, просто ты мне нужен, чтобы проконтролировать оптовую покупку чудо–порошка, интересовался когда нибудь порошком?
- Не понял, какого еще порошка, сделав вид, что не врубаюсь, спросил я.
- Белого и пушистого, который так хорошо продается на улицах и который так дорого стоит, ох как дорого! Героин, короче, герыч, врубаешься!
- Не маленький, понял, а что от меня то надо?
- А совсем пустяк, ты должен с моими пацанами съездить к продавцам чудо- порошка и выкупить у них оптом 10 кило этой пудры, справишься, или другого кого поискать?
- А почему вы просите об этом меня, почему ваши пацаны сами на эту сделку не едут, я то человек новый в этом бизнесе.
- Объясняю, мои пацаны умеют только хорошо стрелять и людей калечить, а в этом деле нужны мозги и умение говорить что надо и когда надо. Знаешь, тут у нас недавно непонятка произошла, когда предыдущую партию брали, один из моих пацанов шмальнул случайно в продавца, когда тот из внутреннего кармана достал зажигалку в виде пистолета, ну реакция и сработала, ты же слышал, наверное, про это дело, ну про стрельбу в чистом поле. Положили друг друга придурки и сделку накрыли, поставки из–за этих придурков прекратились, еле опять контакты наладили, тяжело было. Газеты пестрили заголовками, что опять в нашем городе провели операцию захвата наркодиллеров, читал же, наверное, так вот, это были мои люди, вот тебе прелести прессы, пишут что ты им говоришь и когда это говоришь. Часть партии пришлось сдать, но теперь тут можно вести торговлю чуть ли не открыто, ни одна из проверок сюда не сунется, мы с пацанами еще и награду за это получили. Правда некоторые получили посмертно. С паханами вот, правда, еле договорились, еле смогли объяснить, что непонятка произошла, мол, мы же не придурки себе бизнес губить, а то что их пацаны погибли, ну так это же просто шестерки были, на их место всегда другие придут. Так вот, чтобы не было подобного, поедешь ты и будешь разговаривать тоже ты, это наша первая сделка после конфликта, нужно чтобы все на ура прошло, сам понимаешь, всем нам это выгодно, чем больше будет наркоманов, тем больше у нас будет денег, это простая математика. - Полковник ехидно заулыбался. - Ну так что, готов к труду и обороне?
- Всегда готов, говорите, когда нужно закупаться?
- Всему свое время, отдыхай пока, работай, развлекайся, я тебя найду сам, когда ты понадобишься.
- Хорошо, я буду на месте, в смысле у себя на работе.
- Да, кстати, Фантом, если не подведешь меня, поговорим еще кое о какой для тебя работе, тоже, не менее важной.
- Договорились, я пошел.
- Иди, удачи тебе, - сказал полковник и пожал мне руку.
Я вышел из кабинета и направился прямиком к выходу. Да, думал по дороге я, вот это попадос, вот только с дилерами я еще не связывался, ну было по молодости, ну так это было не серьезно и больше трава, а тут такое и в таких крупных партиях, нет, эта работа меня доведет хрен знает до чего. Нужно срочно было связаться с отцом и решать этот вопрос конкретно. Самое плохое то, что мобильник мой, сука, разрядился в самый неподходящий момент, записать наш разговор я увы не смог, да возможно бы и не получилось, в кабинете слишком громко играла музыка на компе, а полковник говорил довольно тихо, знает гад , как себя вести и как нужно говорить!
Я сел в машину и поехал на работу, зайдя в кабинет к шефу я сказал, что принял предложение и поблагодарил за оказанное мне доверие. Шеф сказал не за что, ведь таких людей, как я очень мало, всегда нужны люди с головой, часто любил повторять шеф.
После этого я пошел в свой кабинет и приступил к работе, которая пришла ко мне сама в виде документов, оставленных мне на столе кем–то из моих коллег.
Мысли не оставляли меня в покое и работалось как–то не очень. Я решил сделать себе небольшой перерыв, а потом вообще передумал, решил устроить себе вообще выходной на оставшийся день. Просто зашел к шефу и отпросился, так как документы нужно было подготовить аж к следующей недели, а то и того позже, а важной работы, совершенно не было, все равно балду гонял. Шеф без проблем отпустил и я поехал прокатиться. Заехал в магазин, купил попить и позвонил отцу , поинтересоваться, где он находится. Отец не брал трубку, явно чем – то был занят. Я выехал за черту города и остановился хорошенько обдумать план моих действий, на тот случай, если что- то пойдет не так.
Думалось плохо, от работы, полученной мною часом раньше от начальника милиции. у меня подскочило давление, ведь в подобного рода делах я не принимал участия, как то меня вырубило честно сказать такое предложение, да и почему бы не вырубить. Посудить только, это моя первая работа такого масштаба и от лица таких высоких можно сказать людей, ведь это не просто морду кому–то набить, второе, это первая сделка с наркомафией, которая еле-еле, как сказал Скворцов пошла на контакт после происшествия, третье, я хоть и могу хорошо говорить, но тут чего–то красноречие пропадает, мало ли чего, захотят отомстить, уложат всех нас сразу, заберут деньги и все, на них же нельзя будет пожаловаться в милицию, мол меня ограбили, обокрали и все такое! Все может быть, это еще те люди. Но выбора то у меня не было, раз мне открыли уже карты, нужно разыгрывать их до конца, ничего не поделаешь. Утешало только то, что меня прикроют спецназовцы, они–то этого точно не пропустят, им доверять можно, это как минимум на пятьдесят процентов гарантии, что останусь живым. Да и что мне было думать, дал согласие, пойду, а планы, как и что делать, будут уже строить мои новые начальники во главе с первым. Главное, немедленно сообщить им об этом, но как назло отец не брал трубку, куда его понесло, я не знал, так бы сейчас же бы поехал за ним.
Так в машине я просидел еще какое–то время и меня уже от раздумий начало клонить в сон, легкая музыка, играющая у меня в машине очень способствовала расслаблению и засыпанию. Спать в машине было не удобно, да и смысл, если я жил в нескольких километрах от дома, поэтому, без лишнего промедления я поехал домой, предварительно заехав в магазин и купив еще кваса, родителей угостить.
Я приехал домой, дома никого не было, мать была на работе, отец, не знаю где, я разделся и лег в кровать. Уже было начал засыпать, как позвонила Анька, поинтересовалась моими делами и тем, когда я к ней заеду, ей очень хочется погулять, я пообещал, что заеду завтра, что погуляем и все такое и положил трубку. Опять попытался заснуть, рубило конкретно, даже странно, вроде бы и тренировок – то серьезных не было, а спать хотелось, как младенцу. Тем не менее, опять мне не дали заснуть, позвонил отец. Сказал, что ездил в магазин встретил знакомых и задержался попить пивка, так что будет не знает когда. Попросил меня, что бы я сказал матери, что бы его к ужину не ждали, что он с друзьями перехватит чего – нибудь на месте. Я сказал, что передам и что мне с ним нужно серьезно поговорить, так что пивом попросил его не злоупотреблять, чтоб голова была свежей. После этого я отключил телефон и крепко накрепко заснул и проспал аж до самого утра. Снились мне опять кошмары, на этот раз уже про наркоту. Я человек впечатлительный, так что негативные сны ко мне приходили очень часто. Так вот, снилось мне следующее. Приехал я на стрелку к наркодилерам, вроде бы все нормально шло, проверили деньги, посчитали, начали проверять товар, вроде бы тоже нормально было, после первого пакета взятого для пробы, но дальше произошел казус, во втором пакете вместо герыча оказалась просто обычная мука, вот тут то и началась жестокость. Стреляли так, что только в одном себе я насчитал несколько дырок в жилете! Пока мы падали и корчились от болевого шока, жилет ведь спасает от дырки в теле, от полома ребер он защищает слабо, наркодилеры схватили деньги и были таковы. Видимо эти подонки решили сорвать бабки просто так и залечь на дно, блин, даже во сне мысли терзали. Но это не самое страшное, тут жилет спас, а дальше хуже, прихожу я к полковнику и говорю, что денег нет и наркотиков тоже, и что ты думаешь, дорогой читатель эта тварь делает, а вот что – стреляет мне прямо в голову, аккурат между глаз, знал, сука, что я в жилете, я еще даже договорить всего не успел. Но знаешь, читатель, в чем прелесть сна, конечно же знаешь, даже если тебя убивают, ты все равно живешь, может быть максимум испытывая маломальский дискомфорт. Затем эта тварь подошла ко мне, я уже валялся на полу, но все соображал, а он думал, что я мертв и вставила эта сука, по другому не скажешь мне в лоб, в пулевое отверстие один из стоящих на столе в вазе тюльпанов! Такого мне еще не разу не снилось, даже по молодости, по дикой обкурке никогда не мог представить себя клумбой для цветов. Так с тюльпаном во лбу я и валялся, размышляя о том, что будут ли меня поливать в таком виде, и останется ли тюльпан один, ведь красивее будет, если насадить целую клумбу, а для этого нужно еще сделать несколько дырок, нет, только не это!!!!! Знаете, что спасло меня в этой ситуации, не поверите, звонящий на столе будильник. Я аж подпрыгнул и тут же взялся за голову, думая, все ли со мной в порядке и что вообще произошло? Убедившись, что это сон, пусть даже и такой красочный и с запахами тюльпанов я с облегчением вздохнул и пошел к умывальнику, сунул голову под кран и стоял так пару минут, приходил в чувства. Уж не знаю, повлиял ли так конкретный сон про мою пробитую голову на меня, но вот голова болела в области глаз. После эдакой водной процедуры я почувствовал себя легче и пошел позавтракать.
Когда зашел на кухню, отец уже сидел и пил чай, а мать пошла в магазин за продуктами.
- Что- то ты плоховато выглядишь, не выспался?
- Да нет, кошмары мучили всю ночь, еле проснулся!
- Ясно, а что, что-то произошло, раз кошмары мучают?
- Да не знаю, даже, как и сказать, батя, хочешь расскажу, что снилось?
-Да нет уж, не надо, знаю я тебя, нарассказываешь мне страстей кровавых, мне этого и в фильмах хватает, что ужасов пересмотрел на ночь?
- Увы, батя, увы, никаких ужасов я не смотрел, но все же я настаиваю, чтобы ты послушал мой сон.
Я во всех красках и подробностях рассказал отцу, что ездил на стрелку с дилерами, что началась стрельба, что потерял деньги, что шеф сделал из меня клумбу для тюльпанов, добавив, что не плохо бы было, что бы эта клумба цвела где–нибудь в Голландии, так как клумба все ощущала и могла шевелить руками ну и вроде бы все.
- Да, сказал отец, приснится же такая гадость, наркотики, дырка во лбу, ассоциация с клумбой, вот уж действительно, есть от чего хреново выглядеть. Отец засмеялся.
- Да самому смешно, бать, а знаешь, что в этом сне самое плохое? - спросил уже серьезно я.
- Нет, откуда же мне знать, я вообще не верю в сны.
- А то, батя, что сон мой этот может быть на самом деле, только клумбу из меня точно не сделают, так как я должен в реальной жизни пойти и купить десять килограммов герыча. Я рассказал в подробностях, как и что мне приказал сделать начальник нашей доблестной милиции. Отец чуть со стула не упал, сказал, что нужно было бы еще вчера мне это все сказать, что срочно нужно собраться на квартире у «первого» и что мне уже пора выходить из игры, так как она уже принимает непредсказуемый оборот. Я естественно сказал, что выходить из игры не буду, что буду осторожен и все такое, но что нужно сделать, так это сообщить остальным, что получается такой расклад и неплохая возможность собрать доказательства в отношении начальника милиции. Отец тут же побежал звонить по телефону «первому», а я вышел на улицу немного освежиться. Через несколько минут меня окликнул отец, сказал, что бы вечером никуда не уходил, что у нас будет встреча с «первым» и с остальной командой. Я спросил во сколько у нас встреча, так как пообещал Аньке встретиться с ней сегодня и получив ответ - в шесть вечера, успокоился, так как к Аньке собирался ехать не раньше восьми, нужно было немного покопаться в гараже и привести в порядок свою машину, ведь только на выходных до машины руки доходят, к чему я тут же и приступил не дожидаясь вечера.


Конспиративная квартира.


Мы приехали с отцом к «первому» примерно в без пяти шесть. Нас уже ждали. Мы прошли в кабинет к первому и я рассказал все то, о чем просил меня полковник Скворцов. Рассказал, так же и о недавней перестрелке неподалеку от города, о ликвидации наркодилеров и о том, что все это естественно работа нашего начальника милиции Скворцова. Особенно, им понравилось место где я сказал о том, из-за чего произошла стрельба, упомянутый пистолет-зажигалка вызвал громкий смех.
- Ну и придурки, говорил «второй», - так лохануться, на такое дело принести такую провокационную штуку, ну и кретины!
- Действительно, - смеялся «первый», - это лоховство, но, чем больше они друг друга будут валить, тем лучше!
- Ладно, - прекратил смех отец, - хватит ржать, давайте думать, что мы будем делать, как поступим, не забывайте, в этом деле прямую роль играет мой сын, я не хочу , что бы он пострадал и вообще, нужно их накрыть раз и навсегда, может уже настал момент?
- Да брось, отец, - сказал я, - не парься, со мной все будет в порядке, вы же меня обучали, ну неужели вы своей школе не доверяете, а?
- Это другое, школа школой, а тут всякое может произойти, достанет еще один придурок что нибудь, или элементарно за носовым платком в карман полезет, а твои идиоты опять среагируют и что, станешь клумбой?
- Что-то я не слышал такого выражения, чтобы убитое тело называли клумбой, проговорил со смехом «второй».
- Действительно, и мы не слышали, что за новый сленг.
- Отец вкратце рассказал приснившийся мне сон и это опять развеселило мою команду.
- Ну а теперь серьезно, действительно, это не шутки, сказал «первый». - Я, конечно, не верю в сны, но знающие люди говорят, что они могут нас предупреждать, сны вещь не объяснимая, тем более, что есть такая вещь, как вещий сон и с этим фактом не поспоришь. Мы должны быть готовы к любой ситуации, так как на кону может стоять жизнь Андрея. Будем делать следующее, - «первый» встал. - Когда Андрюха поедет покупать эту дрянь, мы должны уже быть там на месте и во всеоружии, причем не только во всеоружии. Нам нужны мощное фото и видеооборудование, так как мы должны будем это все снять, иначе никак нельзя, так будет железно. На снимках будут все рожи, которые в этом замешаны, и все они, включая Андрюху, дадут показания против своего шефа, так как когда их прижмут и хорошенько с ними поработают, «седьмой» обладает великолепным даром убеждения, они расскажут все, зачем им сидеть лишние годы, да и среди этого брата сильных духом людей нет, обычные шестерки и все. Так что вот так вот, господа, - «первый» сел, - нужно конечно, еще знать время и место операции, чего мы к сожалению не знаем, подготовить удобные для себя места, позиции для снайпера и все такое, но, этого мы не знаем, а когда узнаем неизвестно, ведь тебя, Андрюха, я так понимаю, предупредят в самый последний момент?
- Именно, мне так и сказали, сиди и жди.
- Все правильно делают, суки, бояться, страхуются, - вмешался «четвертый».
- Ребята, нужно максимально быть готовыми ко всему, - сказал отец, - я не хочу рисковать сыном, так что нужно продумать все до мелочей.
- Да продумаем, Николай Иванович, успокойся, не первый раз замужем. Помнишь, как в Афгане, брали караван с этой дурью, все же прошло как по маслу, духи и глазом моргнуть не успели, тут тоже не подкачаем, не беспокойся.
- Хорошо, Серега, дай Бог, что бы все так и было.
- Так и будет, брат, так и будет.
- Андрей, в общем сразу докладывай нам, когда узнаешь о месте сделки, понял?
- Понял, «первый», есть доложить о месте, - я встал и приложил руку к виску.
- Вольно, - заулыбался «первый». - Но реально, будь осторожен сейчас особенно, ничего не должно вызывать подозрения в твоем поведении.
- Ну могли бы и не говорить, хотя, мне если честно можно и расслабиться, шеф доверяет мне всецело, раньше у него Иван всем рулил, а теперь вот и я добился расположения к себе.
- Да, этот Иван фрукт еще тот, - сказал отец, когда мы доведем дело до логического завершения, нужно будет и Ивана расколоть, ведь он очень много знает о темных делишках твоего шефа Андрюх и не только шефа, очень уж он ценный свидетель!
- Да, ценный, - подтвердил «первый», - надо его сохранить, для будущего выступления в суде, ему есть что рассказать!
- Хорошо, - сказал я, - сохраним и допросим, но по
1 2 3 4 5
Проголосовало: 0 чел.
Средний балл: 0.00
Комментарии (0)


Добавлено: 19.07.2010 01:44
Автор: Осадчий В.Н.
"Фантом", ч. 9
Сергей Петрович, первый, будь он неладен, подтянулся три раза на турнике на одной руке, жесть полная, я в свои лучшие годы ни разу не мог подтянуться, сколько не пытался, да и никто из моих друзей даже не приблизился к подобному результату, да что тут вообще говорить, никто и раза подтянуться не мог.
Дядя Игорь, ныне второй, опять же в своем шпагате ломал толстенные палки выше уровня головы.
Отец отрабатывал удары по голому дереву, а дядя Андрей и Иван, они же по-новому «четвертый» и «пятый» спарринговались. Бляаа, на какой же скорости они вели поединок, я едва успевал за ними смотреть, ничего лишнего, но все так классно и четко, просто отпад. Мне очень захотелось поспаринговаться с ними и от этого даже силы откуда–то взялись. Я добегал свои тридцать кругов, устал правда, как собака и подошел к первому, чтобы узнать, что делать дальше.
- Дальше вот что, сказал первый, сейчас отжимайся до конца, ну сколько можешь.
- Я много не сделаю, ответил я тяжело дыша.
- Давай. Отставить разговорчики.
Я принял упор лежа и начал отжиматься. С трудом дошел до 50 раз.
- Маловато, а ну давай еще, скомандовал первый.
- Больше не могу, почти шепотом ответил я.
- Слабак! Первый засмеялся. Я через силу попытался поотжиматься еще и с трудом дошел до шестидесяти.
- Ладно, для первого дня хватит, но потом будешь делать по четыре – пять подходов, не меньше , понял, «восьмой»?
- Понял, вернее, так точно!
- Отдохни пару минут. - Отец продолжал колотить по дереву а четвертый и пятый перешли к отработке определенных приемов. В принципе, я тоже их знал, но там еще были добавлены некоторые нюансы. Ну да ничего подумал я, приноровлюсь.
- Ну что, отдохнул, - окликнул меня «первый», - готов продолжать?
- Всегда готов, - ответил быстро я.
- Тогда марш на турник, подтягивайся тоже сколько можешь.
Я с большим надо сказать трудом начал подтягиваться. Подтянулся всего раз 10.
- Еще раз слабак , - с издевкой сказал «первый», - и это упражнение будешь делать по нескольку подходов, не меньше пяти. Запомнил?
- Запомнил.
- Идем дальше, - продолжил «первый», - давай, лезь на брусья, отжимайся.
Ну что тут говорить, после пробежки, отжиманий, подтягиваний я смог отжаться на брусьях всего пять раз, явно этого результата для «первого» было мало и я не ошибся, в очередной раз услышав, что я слабак.
- Брусья – пять подходов, до полной выкладки, запомнил?
- Запомнил, что еще, а теперь, спарринг. Посмотрим, как ты себя проявишь в бою.
- Ну вы бы меня еще заставили все это проделать, у меня уже сил нету. - сказал с трудом я.
- Ничего, не хнычь, мужик все должен выдержать. Николай, дай ему шлем и перчатки.
- Хорошо, сейчас, - отозвался отец. Он пошел и достал из моей машины перчатки и шлем.
- «Четвертый», ко мне! - скомандовал первый.
- «Четвертый» на месте!
- Итак, «четвертый», посмотри, на что он горазд.
Мы вышли в центр поляны, где были расстелены маты и стали друг напротив друга.
- Итак, «восьмой», у тебя есть две минуты, выстоишь, будешь молодцом, правила следующие, по яйцам не бить, не кусаться не тыкать в глаза, понял, «восьмой»?
- Понял. – «Четвертый» стоял передо мной абсолютно ничем не защищенный.
- Бой, скомандовал «первый».
Я начал сближаться, но тут же об этом пожалел, мне так ловко сделал подсечку «четвертый», что я моментально оказался на земле, блин, не ожидал я такого, вот это скорость.
Я прыжком со спины вскочил на ноги и попытался атаковать сразу. Нанес прямой удар ногой прямо в живот «четвертому», но не тут–то было, он мало того, что уклонился, так еще и умудрился ударить меня же по моей атакующей ноге кулаком. Это было неприятно. Я начал немного злиться. Решил немного отойти, что бы поискать слабое место, но «четвертый» не дал мне такой возможности, он атаковал меня с помощью кувырка по земле, опять же этот кувырок был выполнен на такой скорости , что я не успел среагировать и упал на землю, это было что–то с чемто. Ну просто не реальная скорость! Бля, вот это заход в ноги, но что со мной, мелькнуло у меня в голове, как ,как я не мог среагировать, ведь Ву учил меня контр-приему против этого, нужно же было элементарно сместиться в бок и с бок врезать нападавшему ногой, странно… Мой соперник, он же «четвертый», быстренько поднялся на ноги и отпрыгнул на безопасное расстояние. Рядом послышались легкие аплодисменты со стороны четверки в адрес «четвертого». Хоть Ву меня и учил самоконтролю, но тут, надо признаться, я немного занервничал.
- Давай, «восьмой», давай, - улыбаясь проговорил «четвертый». Нападай.
- Ну подожди, рано радуешься, - немного со злостью сказал я. Улучшив момент я сорвал расстояние и налетел с градом ударов на своего улыбающегося соперника. Он с легкостью парировал их, как будто бы я был жутким дилетантом. Жесть, как же ему врезать, думал я, может опробовать не ударную технику, а побольше применять борцовскую? Надо пробовать, подсказал мне внутренний голос и я снова начал нападение. Одним махом я очутился возле «четвертого», подошел максимально близко, увернулся от его удара в голову, зайдя в бок, опять сблизился и , о чудо, умудрился схватить его за шею, вобщем, сделал захват, мысленно подумал, что тут ему пипец, что из этого захвата выбраться невозможно, но меня тут же обломали, он принял удобное для него положение, оставив меня позади себя, немного присел, взял мою ногу и всем корпусом резко подал назад. Ну что я могу сказать, в мгновение, перед моими глазами мелькнули деревья и все закружилось, и мы рухнули на землю, вернее на маты, которые оказались спасением, удар был очень сильным, брось я кого - нибудь так на поединках, реально, соперник бы не собрал костей. Рука моя автоматически ослабила шею «четвертого», он моментально оказался сверху и обозначил на мне несколько ударов в реальности , которые выключили бы меня очень на долго, а проснувшись, я бы точно оказался в больнице. Ох уж эта чудо техника, опять мелькнуло у меня в голове.
- Хватит, - сказал «первый», достаточно.
- Ну хватит так хватит, - сказал «четвертый» и протянул мне руку. Я принял предложение встать и поднялся. Голова была, как не моя, вроде бы сильно меня и не били, но это последнее падение было чересчур жестким.
- Ну как, понял теперь, отличие наших с тобой техник, нет ты не думай, что я принижаю твоего мастера, ведь он учил тебя постоять за себя, но не больше, в серьезном бою, Андрюх, ты ничего из себя не представляешь! Только не обижайся, - «первый» улыбнулся.
- Все окей, я многое понял, спасибо за урок, но честно сказать не думал, что так быстро спекусь, - ответил я тяжело дыша.
- Это только начало, соберись, завтра будет хуже, вернее послезавтра. Будем тренироваться через день, но это не значит, что завтра ты должен прогуливать тренировку, которой по расписанию нет, у меня для тебя задание, запоминай.
- Я слушаю, говори, «первый», - сказал я уже приходя в себя, восстанавливая глубокими вдохами дыхание.
- Итак, слушай, «первый» взглянул на часы, ты должен каждое утро бегать километров 7 не меньше, можешь больше, бег – хорошо развивает дыхание, дальше, отработаешь удары, которые тебе покажет «четвертый», плюс, начнешь хорошо набивать руки, колоти пока грушу, желательно с песком, а потом переходи на удары по книжкам, вешай книжку к стене и колоти, когда исколотишь ее всю до последней страницы, переходи постепенно на голую стену, сначало будет больновато, но потом, руки привыкнут и ты уже не будешь ощущать ничего, скажешь жестко, но так тренировались мы и наши тренировки не раз спасали нам жизнь. «Первый» ударил меня дружески по плечу. Ну а послезавтра, опять в то же время и на том же месте, понял.
- Понял, но могу не попасть во–время, так как послезавтра мы должны забрать деньги у барыги, я сегодня к нему съезжу, как вы приказали, надеюсь он соберет, чтобы все было по плану.
- Я тоже надеюсь, «первый» немножко задумался.
- Так вот, первый, я про мою тренировку, я точно не знаю, когда шеф нас отправит за деньгами, вдруг после работы, у нас там дел накопилось да ему еще и на какое–то совещание нужно ехать, так что он может нарезать задание в любое время дня.
- Понимаю, тогда позвони отцу и скажи, когда будешь, а он уже свяжется со мной сам и предупредит, ясно?
- Так точно, - улыбнулся я.
- Ну и отлично, давай пять!
Я пожал руки всей компании и уехал, а они еще остались о чем–то поговорить, но думаю, что обсуждали какую–нибудь бытовуху, иначе бы они оставили и меня на свой разговор.
Да, мысленно говорил про себя я, вот это люди, в таком возрасте и так работать, жесть, просто жесть, видел бы это мастер Ву, не исключено, что и сам бы мог что-нибудь у них взять на вооружение. Сегодня мне открыли глаза на мою технику и главное на мои способности, оказывается, я до встречи с ними вообще драться не умел! Да, это была мне наука, нельзя недооценивать людей, вот бы встретил такого в реальности и по какой–нибудь причине сцепился бы с таким старцем, точно бы очнулся в реанимации! Да, нужно действительно овладеть такой техникой, потом в поединке, постараться выключить своего соперника за считанные секунды и надеяться на то, что шеф предложит поучаствовать в боях на смерть. Но тут проблема, отец же не хочет, чтобы я участвовал, я ведь для него только свидетель и информатор, да, дилемма. Но уж нет, играть так до конца, я, конечно, пообещал отцу, что буду информатором и свидетелем, но я же не обещал ему того, что не буду принимать участия в бое на смерть. Я опять ушел в глубокие раздумья и не заметил, как уже оказался прямо возле дома. Поставив машину в гараж, я решил еще немножко постоять в саду и обдумать дела свои важные, но на двор вышла мать и окликнула меня, что бы я шел ужинать, спросила, где делся отец, он обещал ей помочь по дому, а сам куда-то пропал. Пришлось соврать матери, сказать что отец помогает кому – то ремонтировать машину, мол срочно позвали , а отказать он не мог. Мать молча покивала головой и пошла ставить ужин на стол. Я поужинал и взглянул на часы, было уже девять вечера. Через час я решил ехать, не мог как – то найти себе места, чем быстрее все узнаю тем будем мне спокойнее, думал я, надеюсь, барыга самостоятельно собрал нужную сумму и мне не придется ему ничего объяснять. Так незаметно прошел час и я отправился на хату к барыге Хряку.
Приехал я к нему где–то в половине одиннадцатого, позвонил и мне тут же открыла его жена. Я спросил с наигранным грубым тоном, где твой муж, она открыла дверь и я зашел. Пройдя уже в знакомый мне зал я застал там барыгу, сидящего за столиком и что–то пишущим на компьютере.
- Ну здорово, Хряк, не ждал?
- Нет, подождите, вы же мне дали три дня, а прошел только один!
- Да расслабься ты, не бзди, - сказал как можно грубее я. - Есть у тебя еще время. Собрал деньги, вернее как идет сбор?
- Я собрал все, почти все, - заикаясь проговорил Хряк. Глаза его бегали со стороны в сторону, руки дрожали, рядом стоял стакан воды, он в течение нашего короткого разговора несколько раз из него отпивал. - Скажите, как мои дети, скажите, с ними все в порядке?
- В порядке, получишь их, главное, отдай бабло, все понял, или еще раз к тебе наведаться, только уже с подарками, от твоих детей? - Блин, как же мне было противно говорить эти слова, я чувствовал себя последней мразью, я не раз наблюдал такие сцены в боевиках по телеку, а тут сам проделывал такое с этим несчастным горемыкой. Но с другой стороны, на душе мне стало легче, постольку поскольку барыга самостоятельно нашел деньги и что мне не нужно было выдавать себя, а то мало ли что, ведь в фильмах часто бывало и такое, раскроешь свою тайну, а человека прижмут, попытают и он тебя сдаст с потрохами.
- Так что там с моими детьми?- опять спросил барыга с полными глазами слез.
Я же сказал все хорошо, они в безопасности, пока в безопасности, но их безопасность сейчас полностью зависит от тебя.
- Верните их пожалуйста, - вмешалась жена, мы все отдадим, мы никому ничего не скажем, мы все вернем, - она навзрыд заплакала.
- Заткнись, - резко сказал я, - я говорю не с тобой, а с твоим Хряком, пусть он отвечает, захочу поговорить с тобой, поговорю, а сейчас вообще выйди на хрен отсюда, у нас мужской разговор.
- Выйди, дорогая, выйди, - попросил барыга. Жена молча вышла и пошла в соседнюю комнату.
- Итак, Хряк, сколько собрал? - Хряк испуганно поглядел на меня из под лобья.
- Всю сумму, кроме двадцати процентов, эти двадцать у меня будут завтра, точно будут.
- Ну смотри мне, не подведи, иначе сам знаешь , что может случиться, послезавтра мы приедем и не дай Бог мы услышим то, что не хотим, ты меня понимаешь?
- Я все понял, я все отдам, не беспокойтесь.
- Ну вот и славно, а теперь мне пора, провожать не надо.
Я встал с кресла и пошел к выходу, Хряк вдруг подбежал ко мне и умоляюще попросил, не трогать детей, я отшвырнул его руку и вышел на улицу. Наконец–то, наконец–то этот ненавистный мне цирк закончился, мне опротивело за эти пять минут свое поведение, никогда бы в реальности так не поступил, даже если бы приходилось есть хлеб и воду, но иначе вести себя было нельзя, задание превыше всего.
Сев в машину, я решил немножко прокатиться по городу и окрестностям, что бы немного развеяться. Но кататься долго было нельзя, ведь дома меня ждал отец с отчетом о проделанной работе.
Отец уже ждал меня, когда я вошел в дом.
- Привет, как дела?
- Все отлично, батя, все отлично! Я сделал знак большим пальцем в верх. Отец сразу все понял и тоже улыбнулся.
- Пойдем в кухню, покурим Андрюх.
- Пойдем, батя.
Мы зашли в кухню и я рассказал ему, как я зашел, наехал на него с понтом и как он там трясся. Рассказал, что сумма вся собрана полностью в течение дня, что завтра он соберет и двадцать процентов пени, что сегодня не успел.
- Молодец, Андрюха, все правильно сделал. Отец одобрительно похлопал меня по плечу. Вот так и надо, пускай лучше он тебя боится, для него это безопаснее. Все отлично. Отец явно был доволен.
- Да, я даже сам этого не ожидал, честно сказать камень с души спал, хотя знаешь, бать, мне было противно играть такую роль, чувствовал себя последней мразью!
- Потише ты, мать еще не спит, потише. У тебя не было выбора да и это все действительно просто игра, думай об этом в таком русле. Так надо сын, мы как доктора, сначала делаем больно, чтобы потом жилось легко.
- Я понимаю, отец, понимаю, но блин, никогда не выступал в роли «братка».
- Ну все бывает в жизни в первый раз, - отец заулыбался.
- Ладно, давай расходиться, я сообщу все Сергею завтра, а ты давай, ложись отдыхать, ты сегодня устал да и завтра у тебя негласная тренировка, не забыл, что говорил «первый»?
- Такое забудешь, - весело сказал я, - до сих пор голова трещит!
- Вот то–то, я же тебе говорил, что эта тренировка будет отлична от тех, к которым ты привык.
- Бывало и похуже, - уже с наигранной хвастливостью сказал я.
- Ладно, хватит болтать, давай , иди спи. У тебя все еще в впереди, готовься!
Пожелав друг другу спокойной ночи мы разошлись каждый по своим комнатам. Я опять почему-то не мог заснуть, хотя день был действительно тяжелый, опять меня атаковали всяческие мысли и планы, но радовало то, что я больше не один воин в поле и это самое главное. С такими людьми как мои новые старые уже можно сказать друзьями можно горы свернуть! Вот в таких раздумьях меня наконец – то сморило. Организм настолько измотался, что наутро я даже не услышал будильника, ко мне в комнату зашел отец и хлопком по плечу вывел меня из состояния сна.
- Андрюх, вставать пора. Ты что, будильника не слышишь?
- Ой, потягиваясь сказал я, уже утро? Так быстро! Я дико не выспался.
- А ты что хотел, так оно и бывает, ну да ничего, скоро втянешься в этот ритм, давай, иди умывайся, завтракай и вперед на работу, действуй как обычно, постарайся войти в доверие, как можно быстрее, иначе нам не удастся узнать, где и когда будет этот «матч смерти».
- Ладно, ладно, встаю, подожди пять минут, я на машине, успеваю точно.
- Хорошо, но не залеживайся. Отец вышел из комнаты, а я немного повалялся, минутку помедитировал, используя специальное восстановительное дыхание, встал и пошел умываться.
Приехал на работу я без опоздания, мои уже были все на месте и уже занимались каждый своими делами. Я тоже вошел в кабинет и начал работать. Ко мне вошел шеф и попросил выйти с ним на улицу для разговора. Я вышел и мы решили пройтись по улице возле своего здания. Незаметно для шефа я включил мобильный телефон и начал записывать наш разговор, это будет весомым доказательством, ведь хоть запись получится и корявой, но с помощью экспертизы можно будет точно сказать, что за голоса на пленке, думаю, в наши дни это не проблема. Я закрыл кабинет и мы вышли прогуляться если можно так сказать.
- Слушай, Андрюх, начал он сразу, вот что хочу сказать, нужно бы немного еще нажать на Хряка, ну чтобы уж наверняка, нашел деньги.
- Что, опять ему дать по роже?
- Нет, просто заедь к нему сейчас и скажи, что бы поторапливался, это так сказать будет хорошим стимулятором и не плохим психологическим прессингом. Бить его не надо, ему и так Иван всыпал хорошо.
- Хорошо, шеф сделаю. Когда заехать к нему?
- А давай, прямо сейчас, смотайся туда да назад, хорошо?
- Будет сделано, сейчас доложу.
- Ну вот и славно, только там припугни его еще разок, хорошенько, скажи, что детям будет полый капут, если деньги не соберет. Еще раз говорю, бить его не надо, а то еще ласты придурок склеит, потом , кто деньги отдаст, все понял?
- Да понял я шеф, понял, не беспокойтесь, завтра деньги будут уже у вас, не беспокойтесь.
- Хорошо, если так, давай, дуй к нему.
- Скоро увидимся, шеф, я поехал. - Я сел в машину и решил поколесить по городу, в той части, где живет барыга, ведь какой смысл было ехать к нему еще раз, вчера ведь только компостировал ему мозги, да и не было желания во второй раз играть полную мразь. Я заехал в магазин, купил бутылку минералки и заехал в лесок за городом, решил немного посидеть в машине, чтобы убить время. Настроение было весьма хорошим, ведь у меня в кармане лежал телефон с записью наших с шефом голосов. Я сидел и неспеша пил минералку, думал о том, как проведу сегодняшнюю тренировку и все такое, но тут меня посетила гениальная мысль. А что если поехать к барыге и действительно напомнить ему о деньгах? Он мне говорил, что собрал почти всю сумму, а сегодня доберет остаток, если остаток уже собран, то я скажу, чтобы отдал деньги мне, тем самым, я войду в доверие к шефу еще больше, а этот несчастный получит своих детей на день раньше, иначе сердце его может не выдержать, да и жена уже была на грани полного срыва. Да, так и надо сделать, сказал я себе и поехал быстро к барыге. По пути отзвонил отцу и сказал, что собираюсь проделать такой вот трюк с барыгой, отец сказал, что идея не плохая и что я могу действовать.
Я приехал к барыге уже через несколько минут и позвонил в дверь. Мне опять открыла жена и прямо с порога потребовала вернуть детей, сказав при этом что мол ваши проклятые деньги собраны и чтобы я забрал их прямо сейчас. Я отстранил ее от себя и велел позвать ее мужа. Она окрикнула его и он подошел ко мне с дипломатом.
- Вот ваши деньги, верните детей! Я все собрал, верните мне детей.
- Покажи, что собрал. Я открыл дипломат и ужаснулся, столько денег видел только в фильмах, когда мафиозники рассчитывались за наркоту наличкой, да, тут целое состояние, правда купюры были, в отличие от западных фильмов, наши русские рубли, но тем не менее, это не портило картину.
- Ну молоток, Хряк, молоток, не подвел, даже на день раньше собрал.
- Где мои дети?
- Давай ка мне дипломат, будут тебе дети.
-Нет, - ответил Хряк и весь напрягся, - я отдам вам их только тогда, когда увижу своих детей, только так.
- Слышишь, придурок, давай мне деньги и не борзей, будут тебе дети, обещаю, шеф свое слово держит!
- Я хочу видеть своих детей, - барыга не успокаивался, он умоляюще смотрел на меня.
- Я же сказал, будут дети, давай деньги, вечером получишь их в ценности и сохранности, не зли меня!
- Хорошо, но дайте мне хотя бы по телефону с ними поговорить. Я хочу слышать их, пожалуйста, что вам стоит, я отдам вам деньги, дайте только поговорить, - запричитал Хряк. Жена Хряка молча стояла и тихонько плакала. Как же тяжело было наблюдать за этой картиной, опять, опять я играю эту сучью роль думал про себя я, надо быстрее с этим заканчивать, не могу больше на это смотреть.
- Хорошо, - сказал я, - поговоришь, подожди минтуку.
Я вышел на улицу и набрал номер шефа, сказал, что барыга деньги отдаст в срок, но очень хочет поговорить с детьми. Шеф сказал, чтобы я не давал ему поблажек, что детей увидит только после того, как отдаст деньги и никак не раньше. Я постарался убедить шефа в том, чтобы он все же дал барыге поговорить с детьми, что это ничего не изменит, а только лишь поможет, чтобы барыга немного успокоился. Шеф принял во внимание мои доводы, согласившись, что действительно, ничего от этого не измениться и дал мне номер телефона своей дачи, сказал, чтобы я обождал немного, пока он сам позвонит туда и предупредит о том, что я буду звонить и что детей можно позвать к телефону. Я закончил разговор с шефом и опять зашел к барыге. При нем набрал номер телефона , который дал мне шеф и барыга услышал голоса детей, он спросил все ли с ними в порядке и получив положительный ответ, немного успокоился.
- Деньги, - скомандовал я.
- Возьмите, я все собрал, будете считать?
- Нет, я все видел, да и какой смысл тебе нас обманывать, думаю, там все.
Барыга протянул мне дипломат я взял его и направился к машине. По пути я позвонил отцу и сказа, что деньги уже у меня, что мой план сработал, и что детей отдадим сегодня. Попросил отца, чтобы он связался с дядей Сережей, отец тут же меня поправил, назвав дядю Сергея первым, просил называть его отныне только так, даже дома, чтобы это было выработано до автоматизма. Сказав отцу, что я все понял, я попросил все доложить первому и далее, пусть докладывает в Москву, рассказал так же и про запись на телефоне, мол там есть прямое указание на то, что шеф бомбит барыг. Отец очень обрадовался, он не думал, что я умудрюсь еще и голоса записать, сказал, чтобы я делал это как можно чаще, желательно вообще, сказал он, записывать даже разговоры в курилках. Я посмеялся и сказал, что записать сложно, так как шеф очень осторожен и говорит только преимущественно в шумных местах, на улице либо еще где пошумнее. Потом, поговорив еще немного, я сказал отцу, что уже доехал и что нужно идти к шефу, так как он ждет, отец пожелал мне удачи , а я взял дипломат и пошел с в кабинет к начальству. Я постучал в дверь.
- Кто там?
-Андрей, - ответил весело я.
- Ну заходи, чего стоишь? - Я включил телефон на запись открыл дверь и зашел к шефу очень бодро и весело с наигранной, как можно сильнее улыбкой.
- Все в порядке, шеф, как я и обещал.
- Что, сученок собрал деньги? - Шеф отткинулся на кресле.
- Собрал, а куда ему деваться, более того, получите! - Я с гордостью положил дипломат прямо на стол к шефу!
- Твою мать, это то, что я думаю, - шеф заметно обрадовался.
- Откройте, проверьте.
- Шеф открыл дипломат и глаза у него забегали, он засмеялся открыто.
- Ну молодец, ну молодец, Андрюха, что же ты ему такого наговорил, если он отдал деньги аж не дожидаясь до конца отведенного ему времени.
- Шеф, поверьте мне, у меня есть особый дар убеждения людей, вот этот дар мне и помог сегодня, да и не только мне, вам вот тоже помог.
-Андрюх, я , наверное, не разглядел всех твоих талантов, когда брал тебя на работу, далеко пойдешь, обещаю, очень хорошая работа. Шеф не знал границ счастья, деньги настолько были для него важны, что он просто летал по кабинету, прямо как ребенок .
- Так, так, так, говорил он, теперь нужно получить еще с одной сволочи и будет все великолепно. Да, кстати, вот твоя доля. Шеф достал из дипломата две набитые до отказа пачки и бросил на стол. Твое, заработал, молодец, Андрюха.
- Я взял деньги тоже с очень восторженным видом и поблагодарил. Сказал при этом, что если еще нужна моя помощь в таких вопросах, то всегда буду рад помочь.
- Не сомневайся, будешь нужен, позову. Да, Андрюх, кстати, позови остальных, надо бы с ними тоже рассчитаться. - Я сказал, что они все будут здесь и спросил, как поступить с детьми, ведь нельзя держать их больше в заложниках, не было в этом просто смысла, а то мало ли что придет Хряку в голову и он может стукнуть в область, зачем же нам такие проблемы. Шеф сказал, что детей отдаст, и более того, что детей лично доверит отвезти мне, сказал, чтобы я заехал после работы к нему на дачу и отвез их домой. Я сказал, что все сделаю и вышел из кабинета позвать остальных своих коллег. Они все сидели в кабинете у Ивана и о чем-то спорили. Я постучал и зашел, сказал, что они должны зайти к шефу , что там их ждет сюрприз. Они встали и вышли , а я пошел в кабинет доделывать свои бумажные дела.
Через минут десять ко мне зашла вся четверка и похвалила за хорошую работу, после чего опять же предложили пойти в бар отметить, но предложили шуткой, так как наш последний поход в бар для них окончился тоже тяжелым похмельем. Я засмеялся, сказав, что теперь пью напитки не крепче кваса и попросил их покинуть мой кабинет, так как было еще много дел. Они еще отпустили несколько шуток и вскоре удалились.
Я доработал до конца рабочего дня и быстро поехал к шефу на дачу. Дети и в правду были в полном порядке, за ними хорошо присматривала женщина, которую нашел для этой цели шеф, оказывается, это была одна из его любовниц, как узнал я позже от своих коллег.
Забрав детей, я поехал прямиком к барыге. Дети вели себя спокойно и никакими вопросами меня не донимали, спросив лишь одно, скоро ли мы приедем. Я ответил, что мы приедем скоро, что родители их уже ждут, что больше они с ними не расстанутся.
Вскоре я приехал домой к барыге, он уже смотрел с женой в окна, как только моя машина остановилась возле его дома. Я еще не заглушил машину, как они с женой выскочили на улицу и кинулись ко мне.
Я открыл заднюю дверцу и дети вышли из машины. Их тут же подхватили супруги Кочкины и заключили в объятия, потом обнялись все вместе и сильно плакали. Тяжелая опять же была картина, как же меня это все достало. Я, ничего не говоря, сел в машину и уехал домой, нужно было выполнить задание первого относительно моей домашней тренировки.
Дома меня уже ждал отец, поинтересовался прямо с ходу вернул ли я детей и как вообще все прошло.
Я сказал, что дети уже у Кочкина, что все позади, что достал еще одну запись голоса шефа на мобильном, когда принес ему деньги прямо в кабинет, что эта запись еще более четкая, чем первая, сделанная на улице. Отец был просто счастлив и пошел сразу же звонить первому, чтобы сообщить такие шикарные новости, а я пошел перекусил , немного посидел у компа и начал свою тренировку. Ну что я могу сказать, тренировка удалась на славу, только руки болели от ударов по книжке, я не привык к такой тренировке, мешок пинать и колотить было куда легче. На следующий день у меня жутко болели костяшки и на них появились кровавые подтеки, что сразу заметили на работе мои коллеги.
- Что, морду кому-то набил, спросил Глеб.
- Да нет, тренируюсь просто, ответил я, груша просто твердая.
-Ясно, тренируйся, а то скоро тебя ждут еще несколько поединков, шеф ничего не говорил по этому поводу?
- Нет ответил я и поинтересовался, когда это будет, но Глеб сказал, что все скажет мне шеф и что ему уже пора бежать куда – то в суд. Мы попрощались рукопожатием и я приступил к своей работе.
Работа относительно шла легко как легко шел и рабочий день. У меня было
весьма неплохое настроение из–за того, что с детьми барыги ничего плохого не стало и что этот гнусный вопрос с деньгами решился без происшествий.
Дождавшись до конца рабочего дня я поехал домой переоделся и уже побежал на тренировку.
Все уже были в сборе и «первый» тут же заметил, что у меня сбиты кулаки. Сказал, что я должен не жалеть рук, что они скоро привыкнут к такой тренировки и что костяшки обрастут дополнительной хрящевой защитой и я вообще не буду их чувствовать. После этого он обещал, что при разбивании кирпичей и палок у меня не возникнет никаких проблем. Но опять же сделал ссылку на время, мол не все сразу.
Тренировка протекала в обычном русле, меня прокачали, растянули и опять поставили в спарринг, с «четвертым», правда дали рекомендации, что бой будет полуконтактным и медленным, что бы я лучше усваивал приемы и техники нападения. Я подошел к «четвертому» и мы начали отрабатывать приемы, медленно но верно. Действительно я многого не знал, «четвертый» показал мне многие приемы, которые я хоть и знал, но выполнял их не совсем так, его же техника была просто безупречной. Потом в нашу тренировку вмешался «первый» и тоже внес свои коррективы. В дальнейшем подключились и остальные, включая моего отца.
Я многое усвоил из сказанного мне, приемы действительно были хорошие, но требовали огромного количества повторов, дабы их можно было проделывать с закрытыми глазами и на полном автоматизме. После тренировки мне была дана команда бежать домой и чтобы завтра я продолжил тренироваться сам. «Первый» похвалил меня за проделанную с барыгой работу, сказал , что я должен делать все максимально осторожно и отпустил домой.
Я побежал домой, правда бежал еле, еле, так как это было уже десять километров в сумме пробега. Домой пришел измученным и решил поесть, нужно было хорошо восстановиться. Мать просила меня меньше тренироваться, когда увидела меня в таком состоянии и посадила есть. После еды, я позвонил Аньке и поинтересовался, когда я смогу ее увидеть. Она к счастью завтра была в выходном и мы договорились встретиться. Я немного еще посидел за компом и вскоре заснул. На следующий день была работа, рутина и вечером долгожданная встреча с Анькой.
- Привет, Ань, сказал я подойдя к ней.
- Привет, а чего ты такой измученный?
- Да просто много тренируюсь и на работе устаю.
- А зачем столько тренироваться, вроде бы ты не собираешься выступать профессионально?
Я немного встал в ступор.
- В смысле, не собираюсь выступать, ты о чем, Ань?
- Да ладно, Андрей, не надо, я все знаю, я знаю, кто ты, чем занимаешься во внерабочее время. У нас же городок маленький и люди многое друг о друге знают. Не ожидала от тебя если честно, ты не был похож на людей, которые так зарабатывают себе на жизнь. Ты меня разочаровал. Андрей, - сказала она совершенно серьезно, я не хочу больше с тобой встречаться. Все, нам нужно расстаться.
Для меня это был просто шок, я аж пошатнулся. Наконец–то, наконец–то я нашел девушку, которая мне так нравилась, и она меня бросает и все из–за этих дурацких боев, говорить ей о том, что ей дали неверную информацию было глупо и я решил попробовать ей объяснить для чего я это делаю.
- Ань, ну в чем дело, ну почему, неужели бои для тебя это так страшно?
- Нет, Андрей, бои мне не страшны, мне страшно то, что тебя могут убить, а я не хочу становиться девушкой–вдовой!
- Ань брось, ничего со мной не случится, я хороший боец и берегу себя, тем более, мне, как и всем нужны деньги, а где я их еще заработаю, - пытался оправдываться я.
- Андрей, я ничего не хочу слышать, выбирай, или бои, или я!
- Ань, мне действительно нужно драться, просто нужно, ты мне очень нравишься, не ставь меня пожалуйста перед таким выбором.
-Андрей, я тебе сказала свое слово, бой или я!
Жесть, ну и что мне делать, что, я не мог допустить, что она от меня уйдет и рассказал ей что я дерусь специально, что так надо для одного очень важного дела и что она, когда придет время все узнает и будет мною гордиться. Она не ожидала, как мне кажется услышать такого ответа и начала расспрашивать меня подробнее о всем этом. Я ничего конкретного ей не сказал, но сказал то, что все это скоро закончится и что вижусь я с ней редко потому, что прохожу серьезную тренировку в области боевых искусств, только лишь сугубо для будущего дела, а именно для прекращения беспредела в городе. Анька была удивлена, потом немного успокоилась и сказала, что все понимает, поинтересовалась правда, кто еще помогает очистить город, кому я подчиняюсь, но ответа я ей на этот вопрос не дал, сказал только что я прикрыт очень серьезными людьми и что ей за меня не нужно беспокоится. Она немного смягчилась и мы решили погулять просто по улицам, поесть мороженого. Анька была очень задумчивой на протяжении всей нашей прогулки, вроде бы мы и выяснили уже все, но все равно, с ней было что – то не так, но что, она мне так и не сказала.

Прогуливались мы довольно долго, много разговаривали и еще больше, как мне кажется, сблизились. Вскоре, она попросила проводить ее домой, так как ей нужно было написать какой–то отчет. Я проводил ее, а сам поехал домой.
Блин, думал я, слава Богу, что я ее не потерял, иначе другую такую девушку я бы найти не смог, да еще и с таким–то образом жизни, на редкость понятливый человек, даже странно, что такие есть женщины, не верится. Приехав домой, поужинав я пошел и уткнулся в компьютер. В комнату зашел отец и спросил как я себя чувствую и как на мой взгляд обучение, которое проводят со мной он и его друзья. Я ответил, что многое почерпнул для себя и что буду учиться до полной и безоговорочной победы над собой и главное в дальнейшем над врагами. Отец был очень рад этому.
- Я знал, что ты сильный человек, Андрей, ты все выдержишь, хотя скоро для тебя начнутся сложности, ведь пока мы тебе даем только азы.
- И что будет дальше, вы что, меня на реальную войну отправите, чтобы узнать на деле, чему я научился?
- Нет конечно, - отец усмехнулся, - но тебе придется научиться профессионально работать с оружием, боевым разумеется. Никаких шестов и палок, как у твоего Ву. В реальном бою оружие может быть твоим единственным спасением, помни об этом.
- Да знаю я, только не люблю я оружия, отец, я и без него смогу за себя постоять.
- Ну тут это не ты решаешь, приказ есть приказ, обучить тебя полностью, ведь мы не можем рисковать тобой, в случае, если что–нибудь пойдет не так, с нашей подготовкой у тебя больше шансов будет выжить.
- Хорошо, отец, учите меня, буду пробовать.
- Не пробовать, бить в цель с первого раза! -Отец сказал это, как настоящий командир в армии.
- Ладно, в цель так в цель, а сейчас дай мне немного расслабиться, хочу посидеть в компе немного да спать лягу, работа же завтра.
- Хорошо, давай, отдыхай. Отец ушел, а я стал просматривать содержимое своего компьютера и нашел один неплохой фильм, решив посмотреть его я лег на кровать и неожиданно вырубился, усталость все же брала свое.
1 2 3 4 5
Проголосовало: 0 чел.
Средний балл: 0.00
Комментарии (0)


Добавлено: 19.07.2010 01:40
Автор: Осадчий В.Н.
"Фантом", ч. 8
Глава 6. Избиение Барыги.
Я приехал на работу как обычно, к 8.30. Меня уже ждали все коллеги включая шефа.
- Прошу всех в мой кабинет, - сказал шеф как–то озлобленно.
Мы молча впятером зашли в кабинет. Шеф был вроде бы чем–то напряжен.
-Итак, я вас позвал, чтобы дать вам выходной, отпустить вас так сказать погулять.
- С чего бы это? - поинтересовался я, - мы итак не совсем успеваем, шеф!
- Понимаю, но ничего страшного. Я не так выразился, не дать выходной, а сократить рабочий день именно сегодня.
- Не понял, - опять вмешался я.
- А что тут понимать, я посылаю вас на другую работу, настал «час икс», парни, пора навестить хряка, сегодня звонил этому ублюдку, давал ему три дня на сбор денег, сказал, что до сих пор не собрал нужной суммы. Нужно его поторопить, пусть пошевеливается! Я думаю, что вы все не забыли возложенной на вас высокой миссии?
- Не забыли, - ответили мы.
- Ну и славно, валите и дайте этому уроду так, чтобы он навсегда запомнил, что долги нужно возвращать! Да, кстати, и детей не забудьте ко мне на дачу закинуть! Все поняли?
- Поняли, - ответили мы.
- Ну если все поняли, чего встали, валите работать! И не тяните там долго резину, дайте как следует, потом доложите, как дела и свободны, да, Глеб и Иван, зайдите ка потом ко мне.
- Хорошо, - ответили Глеб с Иваном и мы молча вышли.
- Ну что, братва, прыгайте ко мне в джип, поедем зарабатывать деньги.
- Подожди, пойду куплю сигарет, - сказал Серега и побежал в магазин. Через несколько минут он пришел и мы поехали на «работу», будь она трижды неладна.
Мы вскоре приехали на нужную нам улицу вышли из машины и стали договариваться, как будем действовать.
- Значит так, - сказал Иван, мы втроем пойдем с парадной, - он показал на нас с Борисом, - а вы, он кивнул в сторону Глеба и Сергея, - будете караулить задние выходы, видишь, как расстроил хоромы Хряк, куча ходов и выходов, как в муравейнике, всем все ясно?
- Ясно. - ответили мы.
- Да, кстати, Андрюх, на тебя отвожу детей, забираешь их и ведешь к машине, потом их там караулишь, ясно?
- Ясно, - ответил я.
- Ну тогда понеслась!
Иван достал ствол и мы двинулись вслед за ним. Он позвонил в дверь и приставил пистолет в область головы.
- Кто там, - отозвались с той стороны двери.
- Милиция, нам нужно задать вам несколько вопросов.
- Одну минутку, послышалось из – за двери, секундочку, открываю.
Тяжелая дверь с трудом отворилась. На пороге появился несчастный барыга. Единственное, что он успел сказать это фраза «какая ми….» после чего свет для него потух на ближайшие полчаса.
Мы ворвались в дом и увидели испуганную жену барыги обнимающую детей. У меня все в душе перевернулось, когда я увидел эту картину.
- Ну что, сука, не ждала? - спросил дерзко Иван, - а мы пришли!
- Думала это операция Тайд!?
- Нет сука, это не Тайд, я твоя смерть, сука. Тебе никто не говорил, что ты тоже на свинью похожа? Уверен, говорили, бля…. ну и парочка подобралась, Хряк и свинья, вот уж действительно браки заключаются на небесах.
Женщина пыталась заорать, но Иван тут же оглушил ее пощечиной.
- Еще раз заорешь, убью, поняла сука?
У женщины началась истерика, но она пыталась держать себя в руках.
- Полегче, Иван, она нам не нужна, - успокойся, вмешался я.
- Заткнись, не учи меня как надо работать, с этими суками по другому нельзя, я таких падл видел перевидел! Посмотри как они живут, это у них то денег нету, взгляни на ее пальцы, все в кольцах платиновых и унитазы небось золотые.
Борис расхохотался.
- Пойду проверю, ха- ха -ха -ха -ха!!!!!
Пойди, Борь, проверь, ни хера не удивлюсь, а все прибедняются.
- Андрюх, пойди на кухню, принеси кружку воды, а еще лучше чайник, пора нашего Хряка в чувства приводить!
- Сейчас. Я вышел из комнаты и пошел на кухню, там встретил Бориса, что–то запихивающего себе в рот.
- Смотри, Андрюх, как живут суки, черная икра прям в трехлитровой банке стоит, видел когда–нибудь такое, нет, и не увидишь?
- Ты что, голодный, иди в зал, там Иван один остался.
- А что нам там вдвоем делать, никуда никто не денется, дом мы весь держим, расслабься, Андрюх.
Борис продолжал есть икру и параллельно копаться в холодильнике, постоянно задавая сам себе вопрос – а это что?
Я взял чайник и пошел в зал к Ивану.
- Держи, Иван.
- Что держи, давай, поливай этого придурка, ну!
- Я брызнул водой на лицо барыги, он зашевелился.
- Ну лей еще, что так мало.
Я вылил остатки воды и барыга пришел в себя. Он лежал и истекал кровью, жена тихо плакала вместе с детьми.
- Ну что, сука, знаешь, кто мы такие? - Проорал Иван наступая на горло барыге. Знаешь, говори?
- Знаю, - хрипло ответил барыга, - знаю, я отдам, я все отдам.
- Конечно отдашь, куда ты денешься, иначе я тебя сука на вертел одену, ты будешь хорошо на нем смотреться!
- Не надо, ничего делать, я отдам, - повторял барыга.
Иван положил на столик пистолет и согнулся к барыге.
- Да, кстати, теперь ты должен на двадцать процентов больше, это компенсация, неустойка или вообще называй как хочешь. Понял, сука?
- Я все понял, но про двадцать процентов мне ничего не говорили, почему так много? У меня столько нет.
- Это не мои проблемы, - продолжал Иван, - сказано что на двадцать больше и все!
- Да, и кстати, деньги нам нужны через три дня, усек?
- Я понял, понял, я соберу.
- Нет, не понял, но чтобы лучше понимать начал, мы с собой заберем детей, чтобы тебе легче думалось, где деньги взять и чтобы у тебя других каких мыслей не возникало, ясно.
- Я все отдам, только не забирайте детей, прошу вас!
- Просить будешь у жены, Андрей, забирай детей!
- Я подошел и вырвал у жены барыги детей и повел к выходу. Они плакали и сопротивлялись.
- Да заткни ты их, крикнул Иван, достали орать. В это время барыга попытался встать но Иван тут же врезал ему кулаком в лицо, после чего свет для него потух в очередной раз, но гораздо на дольше чем в первый раз.
Я вел детей к машине они сильно плакали. Как только мы подошли к джипу, я согнулся к ним и сказал, что это просто игра, так надо, что на самом деле с папой ничего не случилось, что это розыгрыш папиных знакомых и еще подобную чушь. Пообещал, что скоро они вернутся домой и что все будет в порядке.
Через несколько минут вся четверка уселась в машину и мы поехали к шефу на дачу, что бы оставить там детей.
Приехав на дачу, мы оставили там детей с какой–то женщиной и Сергеем, а сами вернулись в город к месту работы. По дороге молчали, только Иван меня упрекнул в мягкотелости, в том моменте, когда я попытался заступиться за женщину.
Мы подъехали к работе, я попрощался вышел из машины пересел в свою и уехал домой, а Глеб с Иваном пошли докладывать шефу о проделанной работе.
Когда я ехал домой, внутри у меня все кипело. Я ненавидел себя и свою работу, ненавидел коллег и шефа. Блин, дурак я дурак, начал сожалеть я, нужно было действовать там, взять пистолет, когда Иван его положил и положить там всех четверых уродов. Но нет, потом успокоил себя я, хорошо, что так не сделал, иначе бы дети этого не пережили, ведь они маленькие, сильно бы испугались и на всю жизнь получили бы страшную психологическую травму, хорошо, что хватило мозгов этого не делать. Да и потом, положи я их на месте толком бы это ничего не дало, мой шеф бы отмазался и очень легко, сказал бы просто, что не знал, что его подчиненные промышляют такими делами и все, с него взятки гладки, а потом бы нашел еще таких же отморозков на место убитых и дело с концом, а я бы сидел, точно бы сидел и тогда бы уже никто не смог им помешать. Нет, хорошо, что я ничего подобного не натворил, очень хорошо. Но от этого легче не стало, я несся по улице на большой скорости, по дороге даже чуть кота не сбил, после этого скорость сбросил и поехал медленнее.
Приехав домой, я решил ни с кем из домашних не вступать в диалоги, а просто пойти и полежать на кровати, попытаться нужно заснуть, думал я, но по дороге в спальню меня окликнул отец и попросил зайти в зал. В доме были только мы одни, мать была на работе.
- Чего сегодня так рано? - спросил отец глядя на меня.
- Шеф отпустил, - неохотно произнес я.
- Какой хороший у тебя шеф, Андрюх, мне бы такого в мое время, вообще бы хорошо было.
- Да уж, хороший, - выдавил через силу я.
- Рабочий день идет, тебя нет и зарплата тоже идет, ну просто идеально, отец грустно улыбнулся, что, опять куда–то тебя любимый шеф послал?
- С чего ты взял?
- Да он тебе выходные дает только после дела, я заметил, что ты частенько дома сидишь в рабочее время.
- Да брось, всего раза три дал, с чего ты взял отец, и вообще, я хочу спать, я пойду.
- Подожди, не спеши, есть разговор.
Глядя на отца, разговор должен быть серьезным, но и мне так хотелось ему все рассказать, но нельзя, нельзя, зачем старику знать всю эту мерзость, да и с другой стороны, что он сможет сделать? А ничего, хоть он и спецназовец.
Я сел на диван и сказал, что слушаю его внимательно. Отец выключил телевизор подвинулся ко мне и сказал, что-то о чем он мне скажет, не должен знать никто, что доверять никому нельзя. Я на него посмотрел вопросительно и пообещал ничего и никому не говорить.
- Ладно, отец, говори, что хотел, зачем такая конспирация?
- Сейчас узнаешь, но пообещай не перебивать и быть предельно внимательным и рассудительным.
Я естественно пообещал.
- Так вот, - продолжил отец, - слушай. - Отец замолчал.
- Прости, не знаю даже, как и начать?
- Говори, отец, как есть, что там случилось, если ничего серьезного, то может потом скажешь, ну правда, очень спать хочется.
- Ладно, слушай.
Отец посмотрел мне прямо в глаза. - Я в курсе всего, что ты делаешь и чем вы занимаетесь во внерабочее время, я все знаю, вернее мы.
- Не понял, батя, что все, и кто мы? - с интересом и возбужденно спросил я.
- Мы, это мои друзья по армии, по спецназу, мы давно наблюдаем и собираем информацию об уважаемых людях города, чем они дышат, что делают, кого проставляют на бабки и так далее. Скажу тебе больше, что мы не занимаемся отсебятиной, нас прикрывает Москва, которая тоже интересуется нашими уважаемыми людьми. Ведь сам понимаешь, что все их делишки прикрыть невозможно, да они–то не сильно и шифруются, поняли, что время пришло беспредела, вот и делают что хотят, не взирая на лица и занимаемые должности. Их выбирали для того, что бы они служили и защищали, образно говоря, а они, как сейчас модно говорить, мутят свои гешефты. Они очень далеко зашли, очень далеко и мы должны их остановить, слишком уж широко шагают сволочи.
После этой речи отцу на глазах стало прямо легче, он приободрился как будто бы сдал сложный экзамен. Я же сидел с недоумевающим видом и опять же мысленно винил себя в том, что не мог догадаться, что мой отец под носом занят таким великим делом, а с другой стороны, как я мог догадаться, спецназовская маскировка – лучшая в мире.
Для меня слова отца были будто бы бальзамом, нанесенным на воспаленные раны. Как же мне внутри полегчало, с души будто бы свалился огромный камень, ведь еще недавно я сетовал на то, что у меня нету надежных друзей, которые могли бы меня прикрыть и помогать в сборе доказательств против этих подонков. Блин, как же мне стало легко. Я вскочил с места поднял голову вверх и сделал глубокий вдох, потом резко сел на место. Отец вопросительно посмотрел на меня и спросил, что со мной, чего я так перевозбудился, но я отмахнулся, сказал, что это от неожиданности такая реакция, что объясню потом, когда он закончит свой разговор и попросил его продолжить.
- Так вот, продолжил отец, я не знаю, как получилось так, но у нас появился еще один помощник, не знаю, откуда он взялся такой смелый, что в одиночку решил бороться с этой мразью, но все же, великая ему посмертная слава. Ты же слышал, что недавно в реке выловили труп человека, так вот, это был этот герой–одиночка. На самом деле, из наших источников выяснилось, что он милиционер, что приехал из области, законспирировался, что хотел побольше узнать о боях без правил и о смертельных схватках, но его убили, не знаю кто, но точно знаю, что это эти ублюдки, ведь то, что потом писали в газетах, мол, сам виноват, сорил деньгами, привлек внимание и нарвался на нариков, ограбивших его, это все чушь, дали народу информацию, народ и сожрал ее, как собака кость. Но вот доказательств, Андрюха, сам понимаешь, у нас нет, по этому случаю, а менты уже закончили расследование и получили признание нариков, я понимаю, как они получили, да и ты понимаешь, поймали этих несчастных, подержали без дозы денек, таких даже бить не надо, те и подписали все, что им было нужно, так вот работает наша милиция. Могли бы, кстати, заставить их подписать признание о том, что они виноваты в смерти Кеннеди, они бы и это подписали в ломках.
Отец встал и начал ходить по комнате, он был перевозбужден как и я. Бегал со стороны в сторону, я никогда его таким не видел, обычно он был очень спокойным человеком и никогда не вел себя так. Отец рассказал мне все, как было на самом деле и сказал, что я ему нужен, как свидетель и информатор. Рассказал мне, что я должен контактировать с Женькой, что бы я извинился перед ним за сломанный палец, что это наш человек и все такое. Я был шокирован. Эмоции меня переполняли.
- Так вот, Андрюх, теперь ты знаешь все и я хочу спросить тебя, ты будешь нам помогать, да что я спрашиваю, конечно будешь, но хочу сразу предупредить, будь крайне осторожен, это не уличная шпана, а профи высокого класса во всех отношениях. Но только вот надо бы тебе к ним втереться в доверие, ты ведь еще недавно, ну поучаствовал в паре тройке боев и все, нужно чтобы они тебя подпустили поближе, а именно, ты должен узнать, где проходят бои на смерть, и главное, когда будет этот кровавый чемпионат? По нашим сведениям, Андрюх, он бывает раз в год, после этого трупы всплывают по всей нашей родной земле, с проломанными черепами, а то и того хуже, понимаешь, о чем я? И еще, самое главное условие- ты подчиняешься нам всецело, без самодеятельности, если нет, забудь весь наш разговор.
Отец тараторил не останавливаясь, я даже слово вставить не мог.
- Слушай дальше, войдешь в доверие, узнаешь все, где как и почем и выходишь, дальше уже наша задача, понял меня?
- Ну наконец–то, - сказал я, - хоть слово вставить дал. Хочу тебя обрадовать, отец, уже вошел!
- Что вошел, не понял?
- В доверие вошел, батя, в доверие, как вы и планировали, я сработал на опережение, твоя школа!
- Ну ты и шустер, молодчина, а почем ты мне ничего не сказал, мог бы ради интереса со мной поговорить, ты же всегда мне все рассказывал, ну явно бы я худого не посоветовал, пусть ты и не знал, что я тоже занимаюсь этим делом.
- Нет, отец, не мог, хотел сам, ты ж меня знаешь, да и не хотел рисковать тобой и матерью.
- Рисковать, ты забыл, кто твой отец, я офицер спецназа и уж точно могу тебе сказать, я могу позаботиться о себе и о матери. Так что, на будущее, если есть что сказать, говори, понял?
- Понял. Однако, батя мы отвлеклись, можно я продолжу?
- Конечно продолжай, надеюсь, ты ничего не натворил, не полез играть с ними в одиночку?
- Нет, не полез, но уже строил планы, но ничего кроме как снайперской винтовки, мне в голову не пришло.
- Вот и славно, что никуда не залез, а с винтовкой погоди, это для них слишком легко, у нас, относительно этих сволочей, другие планы, пусть суки посидят на нарах до конца жизни и подумают об этой же самой жизни, это для них самое страшное наказание, уж поверь мне.
- Да, но это очень не простая задача, у них же есть связи в области, весь город повязан, вплоть до врачей, они же прикроют всегда друг друга.
- Так то оно так, но не все так, эта задача исполнима и прикрыть друг друга они не смогут, уж поверь мне. Знаешь, Андрюх, я долго не соглашался ввести тебя в игру, не хотел, боялся, но очень рад, что тебе все рассказал, как знал, что ты сам полез бы в эту мясорубку. Аж камень с души спал.
- У меня тоже отец, у меня тоже, мне так нужны были хотя бы пару человек помощников, надежных людей, что бы со всеми расквитаться, а тут вас целая команда, да еще и спецназ, кстати, а командир у вас, как и в армии, дядя Сережа?
- А кто ж еще, все по старшинству звания, да, Сергей, он же «первый».
- Ясно, я так и думал, все как в армии.
- Слушай, сын, расскажи мне, у тебя есть информация конкретно, полезная для нас?
- Конечно, и много информации, очень много. Я рассказал ему все о виденных мною боях, о ставках, о ночной работе и о барыге, которого мы сегодня избили, плюс о том, что мы украли детей и отвезли их на дачу. Отец был просто в шоке, особенно, от того, что мы украли детей. Он забегал по комнате еще быстрее, о чем то думал, выкрикивал ругательства в адрес моего шефа и потом успокоившись сказал, что ему нужно поговорить с Сергеем Петровичем, что это уже не шутки, что киднеппинг это уже просто последняя капля, что за это они точно все получат пожизненно.
- Ну и навалял же ты дров, Андрюх, не ожидал, что эта тварь вас даже на кражи детей подписывает, ну и сука! - Отец просто кипел.
-Ну подожди! - кричал он, - ну подожди! Ну и сука, ну и мразь! Знаешь, сын, в такие моменты мне самому хочется их завалить, просто пустить пулю в лоб и все. Ох и сука!
Я сидел молча и смотрел на беготню отца, а потом, отец не выдержал и вообще от злости пробил кулаком в стенку, да так сильно пробил, что задрожали стены.
- Ох , Андрюх, с удовольствием вонзил бы этот кулак твоему шефу в морду!
- Я все понимаю, отец, успокойся, с детьми все в порядке, с ними ничего не будет, по крайней мере я так думаю, ну шеф же не полный дурак, зачем ему брать еще и этот грех на душу? Не думаю, что он что–нибудь с ними сделает, тем более, что Хряк деньги отдаст, найдет и отдаст.
- А если не отдаст, что тогда?
- Отдаст, я видел его лицо, он был напуган за детей страшно, он соберет деньги, это я точно знаю, да и пойми, если вмешаемся сейчас, все будет впустую, вся работа пойдет коту под хвост, ну возьмем мы его и моих коллег и все, а остальные, начальник милиции, зоны, мэр, прокурор, все же соскочат и затаятся, сам понимаешь, это вопрос здравого смысла.
Отец немного успокоился и пришел в себя, сходил в кухню выпил воды и сел.
- Я знаю, но дети, ими рисковать нельзя, мне нужно срочно связаться с Сергеем, пускай говорит с Москвой, на всякий случай, а «седьмой» уже решает, что и как делать, может даст добро и мы возьмем этих сук, а потом, со временем и до остальных доберемся!
- Нет, отец, вряд-ли Москва будет так рисковать, сильно большая работа уже проделана. Да не беспокойся, найдет барыга деньги, точно тебе говорю, найдет.
- Дай Бог, чтобы нашел. Но доложить Сереге я должен, это моя прямая обязанность докладывать о всем, что узнаю.
- Докладывай, конечно, мы же теперь одна команда, - немного улыбнувшись сказал я.
- Да кстати, а кто еще с тобой был у барыги, есть кроме его жены?
- Мы были впятером, но в комнате разговаривали с барыгой втроем, в основном все делал Иван, он был за старшего.
- А , это этот здоровый жлоб, знаю, знаю, его, редкостная тварь, ради денег готов убить. Я его еще по ментовке помню, он не местный, сначала работал в милиции, там кого–то чуть не убил, да и не раз, при задержании, ну его сняли, чтобы успокоить родственников этих несчастных, мол наказали, уволили, а он перебежал в приставы, к твоему шефу, они, суки, нашли друг друга. - Отец выругался.
- Ладно, Андрюх, иди отдыхай, а мне нужно позвонить. Пойду пообщаюсь на улице, и давай с тобой договоримся, что при матери наши дела никоим образом даже в скользь упоминать не будем, пусть не волнуется.
- Естественно, мог бы и не говорить.
- Ну и славно, я пошел, иди отдыхай.
Отец вышел в сад и долго о чем–то говорил с Сергеем Петровичем. Я же лег в кровать и с великим чувством облегчения лег поспать. Нужно было хорошо отдохнуть, а вечером пойти к Аньке, очень уже по ней успел соскучиться.
Скоро я заснул и проснулся уже аж под вечер. Как обычно я поужинал, позвонил Аньке, договорился о встрече и поехал.
Она, как всегда, вышла меня встречать на улицу. Я вышел из машины, поздоровался, пригласил сесть ее в машину и мы поехали в кафе. Очень хотелось просто расслабиться, посидеть с ней, поесть пиццы и выпить чашечку кофе.
Я был в хорошем расположении духа, нет, мысль о барыге конечно, не покидала меня, но вот то, что у меня будет целая команда борцов за справедливость, эта мысль была сильнее, она просто несла меня на крыльях. Я опять ехал очень быстро и включил веселую музыку. Анька заметила мое приподнятое настроение и спросила что со мной такое, я сказал ей, что просто мне хорошо, что лицо заживает и что сегодня получил зарплату, мол в сумме все эти факты дали заряд позитива.
Она засмеялась и сказала, что человеку мало , что нужно для счастья, достаточно такой банальности и человек летает, сказала, что это хорошо, радоваться малому и не стремиться сразу к большому, что я и ее даже зарядил своим настроением, а то у нее оно было подпорченным, так как вчера в ночном клубе ее оскорбили и чуть не ударили, за то, что какой–то козел хотел ее полапать, а она без разговоров дала ему пощечину. Тот полез драться, но охрана клуба его выкинула, а настроение тем не менее уже было испорчено.
- Мало дала, - выслушав ее, сказал я, - надо было еще и с ноги ему по яйцам дать, в следующий раз так и сделай, не допускай неуважения к себе.
- Да нет уж, не буду я, пощечины вполне хватило, да и у нас есть охрана, они за это деньги получают, чтобы остуживали таких людей, как этот урод.
- Тоже верно, а вообще, Ань, кто он?
- Да ходит постоянно к нам, не знаю, как зовут, знаю только работает оператором в зале игровых автоматов, короче никто по жизни.
- А где зал этот находится?
- Не скажу, еще не хватало, чтобы ты мне разборку устроил, ему и так уже всыпали, хватит с него, не вмешивайся, я тебе запрещаю, понял?
- Не понял, это что это на меня за наезды, что за матриархат, я не подчиняюсь никому. - со смехом сказал я.
- Андрей, я серьезно, не надо, прошу тебя.
- Хорошо, не поеду я никуда, но обещай, что если эта тварь к тебе еще раз пристанет, ты мне обязательно расскажешь, хорошо?
- Хорошо, но думаю он больше не будет.
- Ну я тебе сказал, сразу мне.
- Ладно, Анька улыбнулась.
Мы подъехали к кафе и заказали себе столик. Народу там почти не было и мы практически в одиночестве провели замечательный вечер все больше и больше узнавая друг о друге. Хорошо отдохнув, мы сели в машину, я довез ее до дома и сам поехал домой. Дома меня уже ждал отец.
- А, хорошо, что ты не поздно, я уже спать хочу.
- Да я был … ну с Анькой короче.
- Ясно, а кто она, чья?
- Да бать, ты все равно не знаешь, не важно, лучше скажи мне, как ты поговорил с дядей Сережей?
- Нормально, садись обсудим.
Я подошел к дивану и сел рядом с отцом.
- Слушай, могу сказать, что ты удивил старого вояку своим рассказом, особенно тем, что смог так быстро войти в доверие к своему шефу. Это очень хорошо. Хорошо и то, что ты участвовал в запугивании барыги, вот только детей жалко, такие малыши и столько дерьма видели. Как жесток мир, знали бы они и понимали, за что так страдают их родители, из–за каких то вонючих денег. Но и без них никуда. Ладно, я отвлекся, слушай дальше, похищение детей ничего не меняет, мы в принципе с тобой так и думали, Сергей считает, что детям ничего не угрожает процентов эдак на 90, но остается еще 10, а это тоже много. Барыга должен найти деньги и ты ему в этом поможешь.
- Я, с большим удовольствием, что нужно делать, говори отец, не тяни.
- Да ничего особенного, просто есть два варианта событий, вариант первый, деньги ему дашь ты, встретишься и дашь, если он сам не собрал, в обмен на то, что в суде, когда придет время, он выступит свидетелем по всем фактам бомбежки денег и похищению детей, это конечно, не самый лучший вариант, так как здесь мы себя немного выдаем из–за того, что в игре участвуют дети , а ими рисковать нельзя.
Вариант второй, ты едешь к нему вернее он даже первый, ты едешь к нему и узнаешь, собирает ли он деньги и все ли соберет, но едешь как бы с наездом, мол для контроля, заодно скажешь, что с детьми все в порядке. Если деньги готовы, то от барыги больше ничего и не надо, в суде выступишь ты сам, когда настанет время, да думаю и он подпишется, когда полностью почувствует себя в безопасности, и помни, желательно, желательно, сделать все по этому сценарию, чтобы барыга деньги нашел сам, ты меня понимаешь, да, Андрюх?
- Конечно понимаю, отец, конечно, очень уж не хочется ему себя выдавать, мало ли чего.
- Вот именно, дай Бог, чтоб деньги нашел, итак, Андрюх, завтра дуешь к нему и работаешь исходя из этих сценариев, они утверждены Москвой, сам «седьмой» давал рекомендации.
- Бать, а кто такой «седьмой», твой друг, воевали вместе?
- Ох, сын, «седьмой» это еще тот жук-шахматист, да, воевали, он мне жизнь спас, но не будем об этом, не хочу вспоминать прошлое, уже почти забыл, придет время, познакомишься с «седьмым», поверь мне.
- Ладно, отец, действительно не будем вспоминать прошлого с чувством вины, - сказал я, я знал, что отец не любил говорить про войну, - буду очень ждать знакомства с этой легендой «седьмым».
- Ну вот и славно, молодец, сын, всему свое время.
- Что еще, есть задания для меня?
-Да, Андрюха, есть, ты должен как можно чаще быть рядом с шефом, ты должен знать про него все, абсолютно все, с кем общается, какие мутные делишки делает, кого крышует и так далее, понял?
- Мог бы мне этого и не говорить, сам догадливый. - Я улыбнулся.
- И тем не менее, Андрюх, постарайся все разузнать, кстати, ты думаешь, он тебе доверяет?
- Ну по ходу, да, вроде бы подозрений я не вызывал.
- Отлично, веди себя как обычно и не вызывай подозрений, особенно, будь осторожным с вопросами, впрямую ничего не спрашивай и вообще, интересуйся просто боями и сделай вид, что тебе нужны деньги, надеюсь клюнет!
- Хорошо, сделаю. Это все?
- Нет, сын, не все, раз ты на прямую участвуешь в деле, то я должен быть уверен, что процент твоей безопасности будет выше, чем сейчас.
- Что ты имеешь в виду?
- А то, я , конечно, уважаю твою школу боя, но все же, это хочу сказать, не только мое решение, но и решение Сергея, ты должен будешь начать тренироваться, серьезно тренироваться.
- Как тренироваться, я итак вон в зал хожу, грушу пинаю и делаю гимнастику.
- Нет, этого не достаточно, принято решение, что ты будешь тренироваться вместе с нами, мы обучим тебя всему что знаем сами, ну или почти всему, ведь ты уже достаточно подготовлен и тебе понадобиться гораздо меньше времени, чем обычному человеку для подготовки.
- Так, что делать–то надо?
- Все, это драки, владение боевым оружием, холодным оружием, пройдешь курс выживания по методу спецназа, тогда я буду гораздо спокойнее. Твой мастер Ву, может и хорош, но он понятия не имеет, что значит драться на смерть и в определенных условиях, когда, например, ты находишься на грани, когда у тебя нету сил, когда у тебя в руках только нож, или вообще ничего нет. Мы научим тебя смертельной технике боя. Таких навыков тебе не даст никто, в нашем арсенале есть все, что необходимо человеку, который хочет выжить.
- Отец, ты уверен, я вроде бы и так хорош, могу доказать, смотри.
Я встал с дивана, без разминки сел в шпагат, вскочил через спину, сделал молниеносную подсечку и добил с вертушки. Все это сделал я абсолютно бесшумно.
- Ну и как тебе, делал раньше так, или этому в спецназе не обучают? - с легкой издевкой спросил я.
- Андрей, все это ерунда, лишняя трата энергии, сам понимаешь, в реальном бою такое применить можно очень редко, да и то на каком-нибудь профане-алкаше, который достает тебя в баре. Я говорю про другую технику, она намного эффективнее и не требует такой затраты энергии, но всему свое время, тебе все расскажут и покажут мои друзья, вместе со мной, конечно. Нужно будет только выбрать удобное время, что бы ходить заниматься, вернее ездить, так как наша площадка находится довольно далеко. Поэтому, добираться будем каждый своим ходом, придется и мне стариной трухнуть, - сказал отец потягиваясь
- Ну хорошо, посмотрю, что вы можете, - опять же с небольшой издевкой сказал я, это я еще могу вас подучить,- опять же шутил я.
- Боюсь тебе на тренировке будет не до смеха. Это я тебе обещаю.
- Да брось, мой мастер Ву меня тоже пугал, но я все выдержал.
- Ну и отлично, значит с этим решили.
- Слушай, отец, а что по поводу того мента, ну который из области к нам приехал, ну героя-одиночки, решившего спасти город, неужели один от себя работал?
- Да нет, не один и не от себя, прислан он был «седьмым», инкогнито в область, чтобы даже там не вызывать подозрения, а потом, попал к нам, ну чтобы вообще никто не догадался, вот только не повезло ему, а главное, что даже мы не знали, что у нас появился помощник, ну Москва, ну конспирация, «седьмой» в своем стиле, отец улыбнулся.
- Понятно, но вам бы то мог сказать ,вдруг бы ему вы могли чем помочь.
- Да нет, правильно, что «седьмой» и от нас это утаил, попади он к ним в руки, он ничего бы не сказал им, ну я имею в виду, кто в городе ему помогает, это к лучшему, его хоть пытай хоть нет, он работает сам. Ему ведь тоже ничего не сказали, дали задание и отправили, царство ему небесное.
- Ясно, ох уж эти методы конспирации!
- Андрюх, эти методы конспирации помогали нам выжить в горячих точках, без них, я бы сейчас с тобой не говорил.
- Ну это да.
- Ладно, давай, иди ложись спать, тебе завтра на работу, после работы никаких гулянок, едешь за город в сторону озера, на 5-м километре, увидишь сосновый бор, там будет к нему идти дорога, поезжай по ней аж до знака, не дорожного, там будет дощечка висеть на дереве, доберешься до дощечки, бросай там машину и метров триста иди вправо, там тоже есть тропинка, мы с командой будем ждать тебя там, все понял?
- А что там, там же вообще глухомань?
- Вот завтра и увидишь.
- Заинтриговал, ладно, приеду, пойду спать.
- Давай, после тренировки вали к барыге, ну ты сам короче знаешь, просто напоминаю.
- Все помню, спокойной ночи.
- Спокойной.
Я лег в кровать и долго думал о том, что произошли такие перемены в моей жизни, относительно мести этим гребаным уважаемым людям. Блин, у меня целая команда, вернее я в команде таких уважаемых людей, нереально! Еще и Москва нас поддерживает, ну это просто супер. Вот уж никогда не мог подумать , что буду так работать, под прикрытием самой Москвы! Уж не знаю, кто такой «седьмой», но хорошо знаю пятерых, это просто супер – люди, ведь я знал их со своего чуть ли не младенческого возраста, они бывали у нас, мы бывали у них. Дядя Сережа, показывал разные трюки: бил руками бутылки, кирпичи, ломал ребром ладони доски. Дядя Игорь тоже показывал чудеса техники, поднимал ногу в абсолютный шпагат и разбивал кирпичи, да что тут говорить, все они хороши! Я мечтал, что когда вырасту буду тоже служить в спецназе и буду таким же крутым как и они. Но в спецназ я не попал, а попал на флот, как ты уже знаешь, дорогой читатель, но я и не жалею, драться меня научили, а кирпичи бить, это не главное, морда ведь не кирпич! Единственное, что меня беспокоило, так это то, что я не смогу часто видеться с Анькой, с таким графиком работы я вообще буду еле живым, думал я, блин, что же делать, ведь мне очень не хотелось ее терять, тем более, что мы так хорошо понимаем с ней друг друга и я вспомнил наши с ней встречи. На меня нахлынуло столько воспоминаний, что я еле заставил себя заснуть, ведь впереди был очень тяжелый день.
Утром, как обычно я встал и поехал на работу. В кабинет ко мне зашел шеф и сказал, что все сделали нормально, что когда барыга отдаст ему деньги, он обязательно поделится, а я в свою очередь сделал максимально обрадованное лицо.
Шеф вскоре ушел, дав мне напутствие, что я должен делать дальше, а я уже сидел в ожидании тренировки. Я видел по телеку, как тренируется спецназ, но вот на себе это прочувствовать не удавалось. Восточная тренировка по всем параметрам была другой, там была и медитация, и пластика, и техника боя, но больше уделялось внимание чувствам гармонии с природой, очень много было подобного медитации . Учитель говорил, что человек должен слиться с природой, стать ее частью, чувствовать ее и тогда она сделает его всесильным. Отсюда и выходили стили: «обезьяны», «коготь орла», «стиль тигра» и тому подобное. Нужно присматриваться к животным, говорил учитель, у них очень многому можно научиться, возьми обезьяну, ну вроде бы какой из нее боец, но это только на первый взгляд, а присмотревшись, найдешь кучу моментов, которые можно перенять и которые могут помочь в драке. Ох и достал же он меня с этим стилем обезьяны, могу сказать сразу, что я в драке никогда его не применял, но что знаю его, это точно. Ох и замучил он меня своим обезьяним стилем, я сидел и улыбался, воспоминания были очень добрыми и приятными. Интересно, вот если сегодня я приеду в это место икс и скажу, что владею стилем обезьяны, меня все равно захотят обучать, или доверятся моему стилю и скажут что я готов? Я не выдержал и засмеялся в слух.
В это время мне позвонила Анька и поинтересовалась, как я и когда мы с ней встретимся. Я ответил, что очень занят работой и пообещал, что как только буду свободен сразу же к ней приеду. Она обрадовалась, сказала, что скучает и что будет ждать звонка. Настроение у меня было очень хорошим, жизнь прекрасна, хоть и очень опасна, прямо в рифму подумал я.
Наступил обед, ко мне зашли мои коллеги и пригласили отобедать в баре вместе с ними, естественно, я согласился, в надежде на то, что за разговором они скажут что-нибудь важное для меня, но они дурачились и ничего не говорили, мы набили животы и поехали опять на работу. В этот день ко мне зашли пару человек отдали квитанции и принесли справки, которые я от них требовал, в остальном день прошел тихо и без происшествий. Как хорошо, когда все тихо, думал я, мне очень не нравилось ездить на выезды и отбирать у людей имущество, я уже говорил об этом, но это довлеет надо мною, не могу не думать об этом, когда у людей по долгу службы забираю последнее, хотя, у некоторых и стоит отобрать, попадаются редкостные наглецы, особенно много таких среди неплательщиков алиментов, это просто отдельная каста людей, ну вашу мать, это же ваши дети, ну платите же вы, эх русский народ, он по ходу никогда не изменится, нет у нашего народа элементарной ответственности. Я досидел, вернее доработал до конца рабочего дня зашел к шефу, поинтересовался не нужен ли ему я, и уехал домой. Дома переоделся в камуфляжные штаны, одел олимпийку с капюшоном сел в машину и поехал в условленное место. Отца дома не было, вероятно он уже был там. На вопрос матери куда еду, ответил, что на тренировку, естественно, сказал, что в зал, она тут же поинтересовалась, приду ли я опять с побитой мордой, сказала, что это опасно, что может быть гематома и все такое, ведь лицо у меня еще не совсем зажило. Но я утешил ее и пообещал , что все будет в порядке.
Доехал я относительно быстро и относительно быстро нашел условленное место встречи. Да, это просто чудо, перед моим взором вырос практически лесной спортзал. Не ожидал в такой глухомани это все увидеть. Был тут и турник, и брусья, и ров, и канат и даже штанга в кустах спрятана, самодельная разборная, но всеже, штанга, в лесу. Были четко видны дорожки для бега, специальные приспособления для отработки ударов, висели груши и постелены маты. Ну груши и маты привозили с собой понял я, иначе бы могли это все найти и украсть подумал я.
Вся пятерка уже была в сборе. Я подошел и персонально поздоровался с каждым как и раньше, типа здравствуйте, дядь Сереж, но тут же мне сказали, что больше никаких дядь, все будут под номерами, все будет максимально приближено к боевым действиям, пояснил мне дядя Сережа, вернее, теперь уже «первый». Мне дали номер 8, но я попытался попросить их, что бы за мной осталось мое прозвище Фантом, мне это запретили, сказали, что это прозвище останется для ринга и не более, никаких имен, только цифры. Я все уяснил и поинтересовался, что я должен сделать и какого хрена так далеко забрались в глушь. Первый пояснил мне, что тренировка начинается с разминки, что до места добираться нужно бегом, а это–лучшая разминка, хотели оборудовать поляну в 10 километрах, но потом решили, что для жизни на гражданке хватит и пятикилометровой пробежки. Я теперь понял фразу отца, когда он раньше говорил, что пойду пробегусь километров пять и назад. Теперь - то все стало на свои места.
- Ну что, восьмой, раз ты не бегал, вперед, вокруг этой поляны, ну для начала кругов двадцать, нет, лучше тридцать, ты молодой, справишься, тем более, что отец твой сказал, что Ву, тебя готовил очень серьезно.
- Есть тридцать кругов сказал я, и вытянулся в струнку.
- Вперед, - скомандовал первый и я побежал.
Эх, давновато не бегал, дыхалка начала сдавать быстро, но ничего, решил не подавать вида и бежал дальше, утешая себя, что скоро в это втянусь и ничего не буду чувствовать в плане одышки и всего такого.
Когда нарезал круги я постоянно наблюдал за тренировкой моих новых учителей. Сказать по правде, многие гимнасты им бы позавидовали, в том плане, что они вытворяли на турнике. Сергей Петрович, первый, будь он неладен, подтянулся три раза на турнике на одной руке, жесть полная, я в свои лучшие годы ни разу не мог подтянуться, сколько не пытался, да и никто из моих друзей даже не приблизился к подобному результату, да что тут вообще говорить, н
1 2 3 4 5
Проголосовало: 0 чел.
Средний балл: 0.00
Комментарии (5)


Cтраницы:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Добавить в раздел «Проза сезона»

Вход для зарегистрированных пользователей
логин :
пароль :
 
Регистрация на сайте  Регистрация
Наиболее популярные
Шоу Трумэна На мир глядим мы сквозь стекло И красим в выдумки...
20 бал. / 4 чел.
"Красная Шапочка" на разный лад, на мой взгляд, очень похоже... Эдгар...
15 бал. / 3 чел.
А я и не спешу...
5 бал. / 1 чел.
Спина уважаемого человека...
10 бал. / 2 чел.
Мелодия называется «Бэтман и Кацман»
5 бал. / 1 чел.
Ах! Карнавал, карнавал!!!...
5 бал. / 1 чел.
"Стиль для небогатых" «Не все мы, к сожалению, олигархи. Плохо...
10 бал. / 2 чел.