Проснись знаменитым или Креатив жжот!     Проза сезона

Проза сезона

Добавлено: 19.07.2010 01:51
Автор: Осадчий В.Н.
"Фантом", ч. 13
Глава 11. Долгожданная информация о «дне Х».


На утро я собрался и поехал на работу, но по дороге мне позвонил шеф и сказал, что бы я поехал в милиции к Скворцову, он , мол, уже ждет. Я развернулся и поехал в милицию. У Скворцова было какое-то совещание и мне пришлось сидеть в холе и ждать, пока его коллеги получат от него задание и приступят к исполнению, освободив кабинет. Совещание продлилось около сорока минут и я вскоре уже сидел у него в кабинете. Зайдя к полковнику я вежливо поздоровался и поинтересовался чем ему могу быть еще полезен, на что полковник сказал, что моя работа была прекрасной, что все прошло, как по маслу и что меня ждет сюрприз. Я так и не понял, почему он так меня нахваливает, ведь я для этого ничего и не делал, просто пришел на встречу, передал деньги, забрал товар и сказал о «дне икс», вот и все, с этой работой мог справиться любой школьник у которого мало-мальски подвешен язык. Но Скворцов не унимался, и продолжал отсыпать в мой адрес комплименты, а потом и вообще сказал, что бы я не маялся дурью и шел к нему работать, это не предательство моего шефа, Владимира Ивановича, а просто смена работы и все, ведь, что плохого в том, что я буду работать на него и что я всегда, как он сказал, смогу отстоять внегласную честь службы судебных приставов на ринге.
- Так что скажешь?- спросил у меня полковник и положив при этом на стол увесистый конверт. - Твоя доля.
Я взял конверт и не заглядывая положил его к себе в карман, по весу он был самым тяжелым из всех конвертов, что я получал за свою работу.
- Да ничего я не скажу, меня устраивает моя работа, во всех отношениях, зарплата, расписание и все такое, да и шеф у меня отличный мужик, если бы не он, я бы до сих пор на работу пешком ходил, - проговорил я, максимально стараясь показать в словах жажду наживы.
- Да если будешь работать на меня, скоро сменишь свою «бэху» на что-нибудь покруче, гораздо покруче и сможешь вообще купить себе, что душа пожелает, хоть квартиру на Красной Площади, только соглашайся, я найду лучшее для тебя применение.
- В смысле, лучшее, не понял я? Что вы имеете в виду?
- А то, что ты достоин большего, чем просто бить морды за копейки на ринге всяким лохам. У меня для тебя есть предложение, от которого ты не сможешь отказаться,- полковник подошел ко мне в плотную и заглянул мне прямо в глаза.
- Какое?
- Ты помнишь, Фантом, что я просил тебя сделать, вернее передать нашим друзьям по дилерам? Помнишь?
- Конечно, вы просили передать деньги и взять герыч, а еще, сказать про «день икс», больше вроде бы ничего, верно?
- Верно, «день икс» это очень важная дата. Мой брат тебя не посвятил в эту замечательную дату?
- Нет, не посвятил, а что, должен был и что вообще это за дата, что за день икс, крупная сделка?
- Да, крупная, но только это касается не только наркоты, это главным образом касается боев, настоящих боев, которые так популярны во многих странах мира, вот теперь и у нас начали проводить подобные зрелища! - Полковник встал и начал ходить по кабинету. - Ты слышал про такие бои, бои гладиаторов?
- Еще бы, конечно слышал, я историю хорошо изучал и в институте и в школе, да еще и кино очень хорошо использует гладиаторские сцены, они очень зрелищны, иногда в эти бои даже животных ставят, для особого подогрева публики, но это история и кинематограф, врядли люди сейчас этим занимаются массово, может быть где–нибудь подпольно да и то не серьезно, это чревато последствиями, сами понимаете какими.
- Да, историю ты знаешь не плохо, молодец, но могу тебе сказать, что история тут совершенно не причем, так как у нас это тоже делается и довольно давно, правда вот животных мы не используем, не за чем. Я хочу спросить тебя прямо, ты любишь рисковать?
- Смотря чем, - ответил я и внимательно поглядел на своего собеседника.
- Жизнью, - ответил полковник резко. - Жизнью и ничем больше. Ну так как, интересует мое предложении поучаствовать в реальном бою с реальными бойцами и от моего имени?
- Ну вы же понимаете, я всегда дерусь на стороне вашего брата, иначе никак, я его должник, он взял меня на работу, показал, как можно крутиться в этом тяжелом мире и создал для меня самые благоприятные условия во всех отношениях.
- Я все понимаю, но все же, подумай. Странно, что он вообще тебе ничего еще не предложил, очень странно, а я тебе предлагаю все, ну вернее тридцать процентов от общих ставок на тебя, уверяю тебя, деньги не малые, да и врядли тебе кто–нибудь даст процент побольше, даже мой брат не даст, хотя тебя и ценит, да и вообще, он тебе может ничего не предложить, а деньги, сам понимаешь, нужны всем, так что, соглашайся.
Вот что мне было делать, с одной стороны, соглашаться было нельзя, так как шеф есть шеф и я уже так сказать был человеком своим в его команде, я четко знал, чем он занимается и максимально мог его отслеживать, а тут, палка о двух концах, хотя и очень соблазнительно, можно побольше было бы узнать, чем живет начальник нашей доблестной милиции, но тоже не факт, меня могли никуда не брать ни на какие темные делишки и разного рода подлости. Скажи я шефу, что я буду драться на стороне его брата, может вообще все пойти по швам, тогда это будет конец моей проделанной за все время работе. Я, конечно, собрал доказательства коварных дел шефа и своей нынешней команды, но вдруг еще будет, что серьезное. Но с другой – то стороны, у моего шефа ведь хорошие отношения с братом и я не думаю, что они из-за меня будут устраивать семейные разборки. Эх, как же соблазнительно звучит это предложение, разумеется придется тогда и в милиции пойти поработать, так как при худшем варианте развития шеф меня может просто уволить, так, так, так, что же мне делать? Не найдя нужного я решил подумать над предложением полковника и дать ему ответ в ближайшее время. Он сказал, что подождет, что я не пожалею и что он будет рад видеть меня в своей команде. Попрощавшись, мы разошлись, вернее я просто поехал на работу.
Не успел я заехать, как меня к себе тут же вызвал шеф.
- Ну что, братец тебя уже переманил, сучий он сын?
- Пытался, - сказал весело я.
- Пытался, он не пытается, он гад всегда хочет, что бы у него были лучшие бойцы и тебя он считает лучшим, честно тебе скажу.
- Спасибо, приятно слышать, Владимир Иванович, тем более, я действительно решил немного подумать о его предложении относительно «дня икс».
- «День икс», ох уж этот «день икс», сучий он сын и сколько же он тебе пообещал, а Андрюх?
- Тридцать процентов, от всех ставок сделанных на меня в случае моей победы. Меня смущает только одно, я никогда не дрался в роли гладиатора, у меня такой практики нету, поэтому я в размышлении.
- Ну это мелочи, все бывает когда нибудь и в первый раз, поверь мне, тебе понравиться быть гладиатором, особенно за тридцать–то процентов.
- Шеф, а почему вы мне не сказали о «дне икс», в чем дело, разве я вас подводил в чем–то, не уверен, что я бы согласился, но все же.
- Есть одна причина, Андрей, все дело в том, что каждый участник «дня икс» имеет право выставить только одного бойца и я выбрал для этой миссии Ивана, тебе вообще не хотел этого говорить, у меня для тебя ведь есть другая работа, ты очень хорошо бомбишь моих должников и барыг, с тебя есть такой прок, который мне нужен, так что, про «день икс» я и не сказал. Еще, ты ведь сам говоришь, что сомневаешься, так зачем мне это предлагать тебе, и, главное, Иван у меня самый главный боец, который уже прошел шесть «дней икс», сам понимаешь, опыт.
- Понимаю, действительно хороший опыт, у меня такого нет, а вот еще что, скажете, Владимир Иванович, бои гладиаторов это в самом классическом смысле слова, или все же допускается победа нокаутом?
- Нокаутом можно, но боюсь, что нокауты там будут не такими уж и частыми, нет, нокауты есть, не спорю, но вся проблема в том, что бои ведутся с оружием, а с оружием, сам понимаешь, нокаут не всегда исполнишь, воткнешь кому–нибудь пику в горло и все, труп, нокаут отменяется.
- Все ясно, спасибо за информацию. Даже не знаю, готов ли я, и вот еще что, если я приму предложение вашего брата на участие, вы не обидитесь, не сочтете это за предательство?
- Нет, не сочту, ты меня ни разу не подводил и тот к кому ты идешь так сказать работать, мой брат, а это семья, сам понимаешь, хочешь драться, вперед, но на медицинскую страховку и памятник не рассчитывай, умрешь и похоронен будешь, как неизвестный солдат невидимого фронта, где-нибудь в канаве за чертой города, сам понимаешь, конспирация и все такое.
- Понимаю, шеф, понимаю, но мне очень нужны деньги, а ради денег я готов и с принципами поступиться, деньги ведь не пахнут, да и с другой стороны можно хороший опыт получить, пожалуй, я приму предложение вашего брата и выступлю на его стороне.
- Андрюх, решение твое, я тебя ни к чему не принуждаю, хочешь, давай, думать тебе и жить тебе, или не жить, но тоже тебе. Смотри, как говориться , сам, я, так сказать, не против.
- Да что уж тут смотреть, с такими бабками можно вообще потом всю жизнь не работать, - сказал я, стараясь выглядеть как можно алчнее.
- Ну вот и славно, а теперь работать иди, добивай свои дела, а то крякнешь еще не дай Бог на ринге, кто за тебя потом будет доделывать всю эту хренотень.
- Хорошо, шеф, последний вопрос, а где будет бой?
- Извини, Андрюх, но это ты узнаешь уже не от меня, а от моего брата, да и то в последний момент, место всегда выбирает наш дорогой и любимый мэр города.
- Леонид Павлович, вот не ожидал, вот не думал, а что, он тоже ставки делает? - спросил я стараясь выглядеть как можно наивнее.
- Ох, Андрюха, наш мэр такой человек, который делает все и не только ставки.
- Все понял шеф, да мне вообще и все равно, когда и где, думаю, что я справлюсь со всем, до финала, конечно, дойти не реально, но пару человек я вырублю хорошо.
- Вот и славно, а теперь давай, работай, потом принесешь мне отчеты, я посмотрю.
Я вышел из кабинета и пошел на улицу, сел в машину и набрал номер отца, объяснил ему в вкратце, что и по чем и сказал, что срочно нужно собраться на квартире у первого, что там расскажу все подробности дела и там же нужно будет решить, как действовать.
Отец сказал, что соберет команду и чтобы я ехал прямо на квартиру после работы.
На этом договорившись я пошел к себе в кабинет и принялся за отчеты, но работа, как назло не лезла в голову. Думал я о том, что в этот долбаный день икс закончатся все злодеяния уважаемых людей и что каждый из них получит заслуженное наказание. Еле досидев до конца рабочего дня я поехал на квартиру, где меня уже должны были ждать.

Конспиративная квартира.

- Привет, заходи, что за срочность? - открыв дверь и прямо с порога спросил «первый». - Мы не ожидали увидеть тебя здесь так рано, неужто ты узнал от своего шефа подробности о поединках на смерть.
- Узнал, но не от шефа, а от кого бы вы думаете? - вопросительно поглядев на «первого», спросил я.
- Ну заходи, не стой у порога, там вот всем и расскажешь, от кого и что узнал, сказал «первый» и пригласительно указал на дверь своего кабинета.
Я прошел и со всеми поздоровался. В первые минуты последовали банальные вопросы, как жизнь и дела, а вот когда зашел «первый», он сходил в кухню и принес пива, тогда пошла уже серьезная тема.
Я рассказал во всех подробностях, как и что мне сказал начальник милиции, что мне сказал шеф о бойцах, о том, что дерутся там с оружием и смерть тут действительно имеет место быть, если сталкиваются к примеру дерущиеся на мечах, рассказал о крупной партии герыча и все такое. Сказал и то, что хочу принять предложение Скворцова о том, чтобы выступить на поединке, как его боец и что это же все равно будет не по настоящему, что до этого дело не дойдет, что всех накроют раньше, так что, я ничего не теряю. Единственное, сказал я, что меня смущает, так это то, что время и место сообщат только за шесть часов перед боем и что нужно очень постараться, что бы все прошло гладко и никто не пострадал.
Меня выслушали очень внимательно и начали обсуждать сказанную мною информацию. Тут же не откладывая в долгий ящик решили позвонить в Москву «седьмому» и все сообщить ему, ведь решать все равно будет он. «Седьмой» вышел на связь моментально и сказал, чтобы по телефону не распространялись, что его могут прослушивать, хоть «первый» и часто менял операторов связи, что всю информацию нужно будет передать ему через человека, доверенное лицо полковника, который выйдет на связь с «первым» сам завтра. «Седьмой» сказал, что все решит сам и даст нужные рекомендации в устной форме.
- О как, значит «седьмой» приедет сам, давно не виделись, а мужики, посмотрим, не забыл ли он наши далекие времена службы в спецназе?
- Да куда уж ему забыть, - сказал «второй», он лучший, - а такие даже сидя в кабинете не теряют навыков. - Все мои собеседники одобрительно покивали головой.
Рассказав все это я уехал домой, а отец еще остался немного поболтать со своими друзьями.
Меня очень интересовало, кто же такой «седьмой», ну что же это за человек – легенда, да и как скоро он приедет. Я решил найти старые армейские фотографии отца, когда он служил в спецназе и поискать этого человека, но к сожалению, на фотографиях было мало знакомых лиц, да и из тех кто был, никто вроде бы не был похож на суперчеловека под кодовым позывным «седьмой».
Так ничего и не найдя, я пошел переодеваться, выложил конверт данный мне полковником милиции и пошел ужинать. После ужина я зашел немного поваляться и посмотрел, почем нынче мои услуги в наркобизнесе. Я удивился, тут было денег столько, сколько я зарабатывал не меньше чем за три боя, да, подумал я, довольно круто. Теперь я хорошо понимаю, почему люди теряют рассудок и человеческие качества, сталкиваясь с хорошими деньгами, с ними к сожалению все ясно. Но никакие деньги на мой взгляд не стоили того, что бы гибли люди от этого мерзкого порошка, которого я купил аж десять кило. Я сунул конверт в карман и поехал к Аньке, предварительно позвонив ей и сообщив, о своем визите. Она очень обрадовалась и стала меня ждать.
Я приехал к ней, она меня уже ждала, подошла ко мне обняла и сказала, что очень скучает по мне, хоть и видимся мы с ней довольно часто, сказав при этом, что никогда подобного чувства не испытывала. Я, естественно, был очень рад это слышать и сказал ей подобный комплимент. После этого я решил приступить сразу к делу, а именно к передачи ей денег на лечение. Я знал, что разговор будет не из самых приятных, так как она не приветствовала мои заработки, но все же нужно было этот разговор начать. Я собрался с мыслями и сказал на прямую что привез ей деньги и что она не должна ничего мне говорить, а просто их взять, так как она для меня все и что я не допущу, чтобы с ней, что нибудь случилось.
Она грустно посмотрела на меня и заплакала. После этого она, как обычно начала мне говорить, что я не должен делать этого, даже ради нее.
- Опять ты дрался, опять, я же просила тебя не делать этого, мне не нужны такие деньги, неужели ты не можешь бросить это ради меня, скажи, почему, почему ты это делаешь?
- Ань, ты пойми, я дерусь не из–за любви к дракам, пойми, я делаю благое дело, ты сама все узнаешь и не будешь мне больше читать таких моралей, ты поймешь, когда придет время что и зачем, поверь.
- Я не понимаю, о чем ты говоришь, объясни мне, что это за бои во благо, а если тебя убьют, мне что тогда делать?
- Не бойся, со мной все будет в порядке, я могу за себя постоять, я прошел хорошую школу выживания, поверь, меня не так просто убить.
Я взглянул на Аньку, на ней просто не было лица, она вся была неестественно белой, я даже испугался, хоть бы думал в обморок не шлепнулась, скорее всего это болезнь давала о себе знать и мне нужно было сделать, что угодно, чтобы она успокоилась. Я не знал, что мне ей и сказать, ведь основного и настоящего своего плана я выдать не мог и тогда я пообещал ей, что все это закончиться ровно через месяц, что я буду драться еще один раз, что больше никогда в жизни не выйду на ринг, какие бы обстоятельства меня не прижимали, но она не успокаивалась. Говорила, что последний бой я не должен принимать, что у нее дурное предчувствие, что выходить на бой мне нельзя, мол ее предчувствие ее ни разу не подводило и все такое. Ну реально ее нельзя было успокоить, она чуть ли не была в истерике, говорила, что если я выйду на последний бой, она не возьмет у меня денег и что я вообще должен буду ее оставить в покое, так как она подумав о всей этой ситуации, поняла, что не хочет для себя такого парня, который не находит в себе силы для нее сделать уступку и не драться. Эх, опять, снова здорово. Опять мне пришлось отговариваться и упрашивать ее, взывая к пониманию, скажу честно, еле- еле смог ее успокоить, но трудов стоило больших, проще было бы провести еще один бой, чем ее успокаивать. Постепенно слезы на ее лице высохли и я опять попытался поговорить с ней о болезни и о лечении. Она сказала, что надо ехать в Москву, только там можно этой болезни положить конец, так как там есть какая–то чудная клиника с чудо- врачом. Ну и в чем проблема, ты должна ехать, бери мать и поезжай, там тебе будет нужна ее помощь, пока будешь проходить курс, надеюсь, он будет последним и ты будешь полностью здорова. Но опять же она мне поставила условие, я должен был ехать вместе с ней, мол с матерью она не хочет, а хочет со мной, а в клинику нужно приехать было недельки через три, так как если позвонить прямо сейчас, то именно так и назначат, не раньше чем через 2-3 недели, а время тратить было нельзя, болезнь начала уже прогрессировать и звонок нужно было делать сейчас и только сейчас. Жесть. Опять мне нужно было оправдываться, ведь я никак не мог с ней ехать, тем более, что лечение займет не меньше месяца, опять мне пришлось гонять туда обратно слова сожаления и оправдания, так как мой день икс приходится именно на эти дни лечения. Опять я чувствовал себя школьником не выучившим урок и оправдывающимся перед учителем, ох, как достало меня оправдываться. Еле-еле договорившись с ней о том, что ей будет лучше с матерью, как она поставила следующее условие, что я должен буду приехать к ней в Москву, как только она там устроиться в больницу. Я вздохнул с облегчением и сказал, что приеду, так как это было самое легкое условие из всех ею перечисленных. Сговорившись на всем этом, я отдал ей конверт, полученный от Скворцова и мы закончили эту тему, решили просто погулять по улице, чтобы она окончательно успокоилась и пришла в себя. Так погуляв какое–то время я ее проводил домой, а сам поехал к себе.
Приехав домой, я застал отца смотрящим телевизор, на этот раз он просто сделал мне кивок головой , уж не знаю, что он имел в виду, но кивок был таким, как будто-бы он что- то одобряет. Да оно и понятно, было что одобрять и было ему о чем беспокоится.
Опять мне не спалось, в голове крутилась история с Анькиной болезнью, с моим приездом к ней, с боями и все прочая и прочая тематика. Додумался я до головной боли, пошел в кухню, нашел аспирин выпил его и через некоторое время лег спать.
На утро я, как обычно поехал на работу, но сразу же отпросился у шефа, что бы поехать в милицию к его брату, сказать о том, что принимаю его предложение драться за него. Меня охотно отпустили и я поехал.
Приехав в милицию я сразу же зашел в кабинет к полковнику и сообщил, что я всецело готов. Скворцов обрадовался и сказал, что я не пожалею, что я уже чуть ли не миллионер. Я сделал довольную физиономию и, немного с ним поболтав поехал доделывать дела на работе.
Так пролетело еще пару-тройку дней до следующих важных новостей, принесенных моей матерью, когда она вернулась вечером с работы. Вот уж не ожидал, что мать преподнесет такой сюрприз, касаемый нашего дела, но, жизнь полна неожиданностей, в чем я не раз убеждался.
Так вот, когда я приехал домой, вечером после работы меня уже поджидал отец, с видом, не говорящим ничего хорошего, рядом с ним сидела и мать, тоже не в настроении. Я с порога понял, что что-то не так, думал может в семье что случилось но, как выяснилось дело было не в нашей семье, а в семьях других людей.
- Так что случилось, с ходу спросил я, заметно волнуясь.
- А ничего хорошего, Андрюх, ты послушай, какие дела делаются в нашем городе, послушай, что тебе мать скажет, я, честно сказать охренел, - отец выругался матом.
Я сразу понял, что дело касается наших дел, а отец специально так реагировал, что бы мать не могла ничего понять о наших с ним планах на будущее, относительно всей этой сучьей ситуации.
- Ну так что случилось, а?
- Сегодня, Андрей, к нам поступили в больницу четыре человека, с различными травмами, а именно, жестоко избитые! Не могу понять, как так можно было избить людей, на них живого места нету.
- Ну и кто они, наши, или приезжие. Я точно знал, что приезжих у нас в городе не любят и что им частенько тут навешивают, не раз видел лично такие ситуации, причем навешивают довольно сильно.
- Не наши и не приезжие, мать выпила из стакана воды. Это были люди, привезенные с зоны, которая располагается у нас в городе, но таких побоев я не видела уже давно, хотя к нам периодически привозят людей с зоны, так как там им не могут оказать должностной помощи, не хватает ни средств , ни людей квалифицированных, тем более, что в этой ситуации реанимация нужна была троим, четвертый вроде бы оклемался. Хотя у него сломана рука, выбиты зубы и поломаны ребра. Так что смотри, до чего эти драки доводят, понимаешь о чем я, Андрей, будь осторожнее на своих тренировках.
- Мам, ну мы же не бьем друг–друга так, а что с остальными тремя?
А ничего хорошего, лежат в реанимации, до сих пор не пришли в себя, с ними на ночь осталась моя коллега по работе и дежурный врач, так как мы надеемся, что хоть кто-то придет в себя, и как так можно было их избить, и кто это мог сделать? У них там что, охраны нету, неужели это можно допускать?!
Мы с отцом тихо переглядывались и старались не перебивать, задавая вопросы только по ходу темы.
Слушай, мам, а что в этом странного, в зонах часто происходят разборки, разве ты не знала, да одни фильмы чего стоят, посмотри, там такое сплошь и рядом. Успокойся, отойдут твои пациенты.
- Не знаю, не уверена, у них страшные сотрясения мозга и открытые переломы, наши врачи все собрались и пытались их собрать по частям, они очень много потеряли крови, все против них, я не хочу говорить страшного, но мне кажется, что из них кто–нибудь не выживет.
- Да успокойся ты, мам, выживут все, дай Бог выживут!
- Дай–то Бог, Андрей, дай–то Бог, но я тебе говорю, что такого не видела, хотя подобные случаи уже были, к нам привозили где-то раз в три месяца людей из зоны с побоями и всегда не меньше четырех-пяти человек, но с такими, я еще не сталкивалась, бедные люди.
- Послушай, мам, а чего ты нам раньше такого не рассказывала, да и что говорить этот, который оклемался?
Нам запретил главврач больницы говорить что–либо об этом, так как не хочет, что бы у его друга, начальника зоны, были проверки и соответственно проблемы, потекут слухи, приедут журналюги и раздуют хрен знает что, как он нам говорил, ну мы и молчали, так как с главным ссориться не хотим, мне тут осталось уже поработать годик-другой да и на пенсию, сам понимаешь. Мать замолчала.
- Мам, ну а что говорит тот, оклемавшийся, ты не сказала.
- А ничего не говорит, сказал, что просто бытовая драка и все. Ну они вообще–то всегда так говорят.
Я опять посмотрел на отца, но он уже был как–то отрешен от нас с матерью и смотрел куда-то в окно.
Да, подумал я, действительно беспредел в зоне делается, так и поубивать можно, а охрана так и будет спать, непорядок, нужно срочно менять всех на постах, всех начальников, достал уже ихний беспредел.
Отец вышел и пошел на улицу в сад, я встал и пошел в след за ним.
- Что думаешь, отец? - спросил я подойдя почти в плотную.
- А ничего, не нравится Андрюх мне эта периодичность в избиении зеков. Как будто – бы на них кто–то зарабатывает, месят они друг друга, ну, хоть на зоне и так развлекаются, тренируются ,да еще и бабло зарабатывают, уверен, что и тут не обходится без главного - самого начальника зоны, он ни копейки не упустит. Согласен.
- Слушай, бать, а может и в правду бытовые драки, ну смысл им устраивать поединки, сам подумай, между собой они врядли будут драться, там же есть так сказать понятия, а они за деньги не продаются.
- А ты не думал, что людей можно просто заставить драться? Нет, сын, тут что-то неладное, поверь.
- Слушай, бать, да нам бы Женька охранник непременно все бы рассказал, он же там работает.
- Он то работает, но не факт, что его подпускают к этим боям, не факт.
- А ты бы спросил у него сам, спроси и успокойся.
- Не сомневайся, спрошу, хотя да, ты прав, Женька бы сразу же сказал, может и в правду простая бытовуха, ну не поделили чего, ну и набили морды друг другу, хотя, с такой жестокостью набили, что даже мать удивили, хотя мать по долгу службы видела много побоев.
Отец немного успокоился, пошел немного походил по саду и сказал, что пойдет спать, так как сегодня чего – то у него появилась усталость. Я пожелал ему спокойной ночи и пошел села за компьютер. История, конечно, интересная, думал я, ведь действительно странно, что никто никого не разнимал, что случаи бывают такие периодически и что наложено строгое вето на распространение такой информации, как сказала мать, настоятельно не рекомендовали болтать языком. Да, дело ясное, что дело темное. Так просидев немного за компом я потихоньку начал отключаться, хорошо еще, что сон пришел довольно быстро, я тоже, как–то последнее время ощущаю сильную усталость и не только физическую, но и моральную. Заснул я крепко и слава Богу не видел никаких дурных снов, а то у меня от таких новостей вечно кошмары бьют, но тут обошлось, снилась, как ни странно, Анька, что мы с ней гуляем по парку и что на улице стоит прекрасная погода. Если сон такой хороший, значит и в реальности будет у меня с ней хорошо, размышлял во сне я, так как умел это делать прямо во сне, очень часто осознавая, что это сон, особенно, если он положительный. В отрицательном сне, что бывает чаще, соображать практически нельзя, так как там происходит вечное насилие вокруг моей персоны и думаешь только о том, как отбиться, выжить и все такое.
1 2 3 4 5
Проголосовало: 0 чел.
Средний балл: 0.00
Комментарии (2)


Добавлено: 19.07.2010 01:50
Автор: Осадчий В.Н.
"Фантом", ч. 12
Глава 10. Операция «оптовая закупка"


Выспался я действительно на славу, ведь вырубился я довольно рано, и, самое главное, меня не мучили кошмары, обычно людей достают сны, в ответственные моменты жизни, меня же они обошли стороной, слава Богу. Утром я встал, с абсолютно свежей головой, пошел умылся и позавтракал. Мать была еще дома, ей нужно было уходить сегодня позже, она подала на стол, спросила приду ли я на обед и что приготовить на ужин. Боже мой, знала бы она, куда я еду, на какое дело меня подписала наша доблестная милиция, точно бы сошла с ума. Да и у меня глядя на нее в душе, что–то екнуло, ведь если так разобраться, этот завтрак, возможно, для нас был последний в этой жизни. На душе начали скрести кошки, но, взяв хорошую психологическую палку. я разогнал кошек, успокоив себя тем, что все будет хорошо и что с такой крышей с обеих сторон, которая меня прикрывала ничего плохого быть просто не может. Позавтракав, я поехал на работу, на которой мне задержаться не пришлось, шеф зашел и отпустил, сказал мол, что не нужно загружать себя работой в такой ответственный день. Я был очень рад этому и решил заехать к Аньке, так как просто хотелось ее увидеть особенно после того, как мысли опять начали посещать такие, которые были за завтраком с матерью.
Я приехал к ней и позвонил в дверь. Она была крайне удивлена видеть меня в этот ранний час. Я зашел к ней в комнату, расселся в кресло и начал ждать, пока она закончит завтрак. Она управилась в течение пяти минут и пришла ко мне. Сказала что меньше всего ждала меня и все такое и что меня вообще к ней привело, ведь она привыкла видеть меня не раньше восьми вечера. Опять мне пришлось врать, сказал ей, что по делам был в этой части города, что шеф дал ответственное задание и что его нужно скоро выполнять, поэтому я долго не смогу у нее посидеть. Она понимающе покачала головой и сказала, что бы я заехал к ней вечером, ей хочется погулять, но на этот раз где нибудь просто походить так как после похода в бар остался на душе плохой осадок. Я согласился приехать к ней в восемь и начал собираться уходить. Она на меня так странно посмотрела, что я не понял к чему бы этот взгляд? Как будто бы она знала, куда я еду и что у нее просто не было выбора кроме того, как отпустить меня. Я, естественно, не подал никакого вида сел в машину и уехал. Заехал домой, переоделся во все черное полуспортивное, прямо как в фильмах и стал дожидаться звонка. Звонок поступил на мой телефон где-то к часу. Меня просили подъехать в условленное место, что я и сделал. Выйдя из машины в условленном месте я увидел четырех здоровых пацанов в кожаных куртках и черных штанах. Меня уже ждали.
- Ну привет, Фантом, давай знакомиться, - сказал человек, шедший самым первым ко мне, - я Толян, погоняло - Белый!
- Фантом, ой прости, Андрей, - стараясь выглядеть дружелюбно, представился я.
- Петя Гвоздь, - Саня Мелкий, - Макс Крест, - представились остальные. Да, видимо у них было заведено представляться именем и кличкой, подумал я. Причем прозвище Крест было хорошо знакомо по не так давно проведенному бою.
Четверка эта подобралась, как на подбор, все были очень здоровыми ребятами и видимо хорошо натренированными, но вот клички их, им дали не каждому верно, а может давали просто, с долей юмора. Взять к примеру, Саню Мелкого, этот мелкий ростом был под два метра и в плечах шире меня раза в полтора, тоже мне мелкий, не приведи Господь с таким столкнуться в темном переулке. С остальными прозвищами все стало ясно, когда я поинтересовался, что у них всегда принято представляться именем и прозвищем, на что они мне сказали, что у каждого серьезного человека в этом городе есть прозвище, особенно, если он является бойцом, ведь меня же не знают как Андрея Клюева, а знают, как Фантома, в принципе, все логично. После этого я поинтересовался, почему у каждого из них такие прозвища, на что они ответили мне кажется с большим удовольствием и гордостью. Толян Белым стал из-за фамилии, Белов фамилия в мире нашем бренном, тоже касалось и креста, фамилия Крестов, а вот Гвоздь и Мелкий были прозваны так за дело, если конечно так можно выразиться. Петя , получил прозвище из–за того, что умел вколачивать гвозди в деревяшки без молотка, а Саня Мелкий, стал мелким еще с детства, рос плохо и вот так за ним и закрепилась эта детская кличка. Я спросил у Креста не является ли он братом того Креста, который дрался со мной на ринге и тот подтвердил мою догадку, что действительно, Андрей его родной брат и что бой, который мы провели с ним был красивым и зрелищным, что от меня этого не ожидал, так как его брат очень хороший спец в рукопашном бою. Так же Макс поинтересовался, кто меня учил, но я сделал вид, что не расслышал вопрос, так-как как раз в это время раздался звонок моего нынешнего на этот момент шефа, а именно, полковника Скворцова. Скворцов позвонил на телефон Толяна Белого и уточнил забрали ли они меня и все ли готовы, мы кивнули головами, что готовы и Белый доложил это своему непосредственному начальнику.
- Ну что, до стрелы еще час, доедем быстро, поэтому давайте ка обсудим и вспомним, что нужно делать.
- Давайте, - сказал я, - но что тут обсуждать, вам ведь ваш шеф велел оставаться в машине, только подать деньги и взять на пробу герыч, пакет для пробы я вам дам сам.
- Ну и все тогда, действительно все быстро вспомнили, - сказал Макс, - уезжаем вместе, когда ты Фантом сядешь в машину, вроде бы и все. В случае чего, Фантом, мы за тебя отомстим, - Макс засмеялся.
- Договорились, - сказал я, и мы сели в большой внедорожник.
По дороге мы еще говорили о боях, выступлениях и о том, что хорошо, что вместе не пересекались на ринге, а то бы отношения были не такие хорошие как теперь, хотя все это спорт, пусть даже и такой жестокий, но даже и в этой жестокости, нужно вести себя, как настоящий мужик и не обижаться на соперника в случае проигрыша.
С этим согласились все, но все же пожелали друг другу, чтобы ни разу не пересечься на ринге. На этой теме мы и закончили, так как подъехали к деревне Павловка. Проехав всю деревню по прямой дороге мы свернули в сторону и направились к старой ферме, вернее к тому, что от нее оставили мои клиенты. А места надо сказать были красивые, вокруг лес, спокойствие и тишина. Я вышел из машины и огляделся. Вокруг не было ни души, хорошо же замаскировались мои спецназовцы, подумал я. Пока мои нынешние знакомые стояли и ждали дилеров я решил немножко походить рядом и с целью обнаружить хоть кого-то внимательно вглядывался в лес и окрестности, но никого так и не обнаружил. На часах тем не менее уже было без десяти минут три. Только я поглядел на время, как из леса, с противоположенной стороны выехал тоже внедорожник и направился прямо к нам. Тогда я начал действовать по плану. Я пошел по тропинке ведущей к лесу и прошел примерно пятьдесят метров, пришел именно туда, так как там была сделана лавочка и рядом лежал развалившийся столик, эх, хорошо так на природе, вышел с фермы, весь в говне и моче, сел на лавочку и наслаждайся, внешний вид тут значения не имел. В каждой работе были свои прелести и минутки отдыха, а в этом месте отдыхать было действительно здорово. В общем стоял я так и думал о прелестях фермерской работы до тех пор, пока из машины не показался человек. Он вышел и направился ко мне. Подойдя, поздоровался и спросил привез ли я деньги, на что я ответил, что деньги при мне, но для начала мне необходимо его обыскать. Я обыскал его , ничего не найдя , позволил обыскать меня. Затем и он и я сделали по звонку и к нам пришли наши помощники, с моей стороны пришел Толик а с его, не уступающий по комплекции моим нынешним партнерам громила. В руках у громилы была сумка с наркотиками, а у Толяна был дипломат с деньгами, кстати тот дипломат, что я отвозил в милицию. Я попросил Толяна открыть дипломат и человек, которого я обыскал, вытащил из середины дипломата пачку долларов повертел ее в руках, достал одну из купюр, проверил ее на специальной маленькой машинке и велел своему громиле дать на пробу пакет с герычем. Тот незамедлительно открыл сумку и я достал пакет тоже примерно с середины сумки. Отдал Толяну, тот сходил в машину и вернувшись сказал, что проверили и что все чисто. Мы обменялись товарами и наши помощники отошли каждый к своей машине, а оставшемуся возле меня человеку, главному по ходу я сказал, что день икс будет ровно через месяц начиная с этого дня. Тот поблагодарил за информацию, сказав, что в «час икс» и партия будет «икс», и пошел к машине, а я остался стоять возле лавочки. После этого он сел к своим и уехал, а только потом пошел к своим ребятам я. Проходя мимо фермы я увидел небольшой отсвет от стекла, еле заметно но он как бы специально был направлен на меня. Метрах в пятидесяти от меня на дереве я заметил снайпера, но разглядеть не сумел, тем более, что он был еле виден из–за своей маскировки, мои коллеги естественно этого видеть не могли, так как он был за ними. Только после того, как я сел в машину у меня на душе полегчало. Мне аж чего то закричать захотелось сильно-сильно, чтобы выпустить пар, но вместо этого я выдохнул и сказал, что все отлично и что все прошло, как надо.
Мои коллеги по бизнесу тоже сказали, что все хорошо , а по другому и не могло быть и теперь нужно срочно отвезти наркоту к шефу на квартиру, у него была специальная квартира для подобных целей, так сказать тоже конспиративная. Я сказал, что поедем, но они довезли меня до моей машины и высадили, сказав, что я больше им не нужен, что моя миссия закончилась и позвонив шефу уточнили о часе приезда. Я пошел к своей машине сел за руль и завел двигатель, чтобы ехать домой разрядиться. Хотя честно сказать подмывало поехать за этой братвой, чтобы посмотреть, где находится эта квартира и что в ней еще храниться, но так палиться было нельзя. Да мне и не надо было. Почему, не надо, да просто потому, что за меня уже это было сделано, а каким образом – следующим!
Мои спецназовцы действовали на высшем уровне, они сфотографировали всю мою бригаду, двоих дилеров, остальные были в машине, а стекла к сожалению в ней были тонированы и, что самое главное, вообще сделали качественную запись нашего разговора, так как умудрились в стол спрятать подслушивающие устройства. После того, как мы с дилерами разъехались, за нами начали следить, куда мы едем, но следили так, что я ничего не заметил, разумеется, с помощью людей, которых я и не думал увидеть на операции, это были люди, проверяющие меня на усваиваемость проведенных со мной спецназом тренировок, мои новые хорошие знакомые милиционеры из области: Петр, Андрей и Рома. Которые, кстати сказать, и выследили квартиру Скворцова, на которую отвезли наркоту, вот такие вот дела, Андрюха, - весело закончил отец, - теперь, - сказал он, - у нас есть большое количество доказательств того, чем занимается наш главный милиционер, наш блюститель порядка. Дело теперь только за поединками и за точной датой их проведения, после этого, нужно брать их горячими всех. - Я сказал отцу, что «день икс» или «час икс» это будет день боя, но не только, не нужно забывать и о наркоте, которую будут закупать в большом количестве. Отец сказал, что бы я был осторожнее и следил за языком, чтобы случайно чего не выпалил, шеф и сам меня захочет использовать без лишнего моего интереса ко «дню икс», так как я уже хотел было у него спросить. Ну раз нельзя спрашивать буду ждать пообещал отцу я и пошел залег в ванную очень надо сказать на долго. Валялся в ванной аж до самого ужина, пока мать не позвала есть. Блин, как же я рад был ее видеть, это просто описать нельзя, как будто бы не виделись вечность, еда показалась очень вкусной, ел, тоже , как будто бы в первый раз и что, то невероятно вкусное, хотя была банально пожарена картошка, но, как сказал, поел с большим аппетитом и посидев немного за компом решил ехать к Аньке.
Приехав к ней, ее тоже был рад видеть очень сильно, как будто бы так же расстался с ней на 2 года, все равно, что из армии вернулся. Она даже была удивлена, чего это я ее так обнимаю и что со мной сегодня такое, потому что с утра, она увидела во мне какую–то странность, просто говорить мне об этом не стала.
Я ей сказал, что просто очень соскучился и что еле дождался вечера , что бы ее поскорее увидеть. Ей было это очень приятно слышать и мы на этой радостной ноте пошли гулять. Гуляли , как всегда долго, я интересовался ее здоровьем, она сказала, что нужно опять лечение, что денег на хорошее лечение у нее не хватает и что опять ей нужно будет работать каждый день и каждую ночь, высыпаться вообще в этом случае будет невозможно, так как перерывы вы баре очень маленькие. На всю эту ситуацию я махнул рукой и сказал, чтобы не работала себе во вред, чтобы отказалась от подмен и всего такого, так как деньги есть у меня, что я все готов ей отдать и если я ей дорог, то она должна от меня их принять, ведь мне они не нужны, а прожить мне и моей зарплаты хватит. Она после этих слов вообще не знала что сказать, она расплакалась, сказала, что для нее такого еще никто не делал и что я вообще как не от мира сего, если готов просто так помогать чуть ли не первой встречной. Я естественно сказал, что она не первая встречная, что она мне чуть ли не самый дорогой человек на земле и попросил закончить эти сопли, так как эта сентиментальность начала меня самого выводить из строя и на глазах сами собой наворачивались слезы. Анька постепенно успокоилась и попросила проводить ее домой, так как у нее от этого волнения разболелась голова и ей хотелось прилечь. Я отвел ее домой, попросил больше никогда не беспокоится о деньгах, что бы она вообще о них не думала, но она на последок мне сказала, что не хочет чтобы я дрался и зарабатывал таким способом, ведь это деньги кровавые и что от них пахнет смертью. Я пообещал ей, что как только она вылечится, то обязательно все брошу и забуду и никогда не пойду на такие заработки. Она очень рада была это все слышать, поцеловала меня и ушла отдыхать, а я сел в машину и поехал домой.
1 2 3 4 5
Проголосовало: 0 чел.
Средний балл: 0.00
Комментарии (0)


Добавлено: 19.07.2010 01:48
Автор: Осадчий В.Н.
"Фантом", ч. 11
- Хорошо, - сказал я, - сохраним и допросим, но потом, мне сейчас бежать надо, у меня дела.
- Дела, какие? - весело спросил «первый», - По девочкам пойдешь или как? Лучше бы на тренировку внимание акцентировал, такие дела впереди, а ты по девочкам.
- Да ладно, нужно же совмещать и тренировку и девушек, иначе вообще жизнь будет однотонной.
- Ладно, беги давай, а то опоздаешь, - уже совсем по-домашнему и как отец сказал «первый», - но всегда будь на связи, удачи.
- И вам всем удачи, до свидания, - сказал я пожал руки компании и уехал к Аньке.

Глава 9. Путешествие из бара в обезьянник.

Я приехал к Аньке и мы решили пойти посидеть в баре. Зайдя в бар, Анька тут же потеряла свое хорошее настроение, так как увидела подонка, который к ней постоянно приставал, сказав, что не хочет тут сидеть, что лучше пойти просто погулять. Я ей сказал, что беспокоится нечего, что она со мной и что ей ничего не угрожает. Она немного успокоилась и сказала, что действительно, нечего ей бегать от него, ведь он все равно никуда не денется и что нужно действительно меньше обращать внимания на такую дрянь, как он. Она вроде бы успокоилась, мы сели за столик заказали себе пару салатиков и сок и стали разговаривать, дожидаясь заказа. Говорили в основном на тему ее работы, поиски новой, более лучшей и спокойной, и вообще потом перешли на обсуждение фильмов, а это нескончаемая тема. Нам принесли заказ, я залпом выпил свой стакан сока и заказал еще. Целый день сегодня меня мучила жажда. Анька аж удивилась, спросила, что я такого съел, что меня так сушит, а может ,поинтересовалась она со смехом, ты гульнул вчера и теперь сушняк долбит. Я ответил, что все в порядке, что нигде не гулял, просто сегодня мало пил и очень уж я люблю яблочный сок. Так мы продолжали разговаривать еще какое–то время. Рядом с нами метрах в трех сидел и постоянно косился Анькин недруг из зала игровых автоматов. Через некоторое время мне захотелось в туалет, сок давал о себе знать в мочевом пузыре не осталось места я вышел из–за столика и сказал, что скоро вернусь. Анька кивнула головой и стала что-то набирать в мобильном телефоне. Когда я вернулся, увидел следующую картинку. Компания во главе с уродом, пристававшим к Аньке , сидела уже у нас за столиком, а этот негодяй, из зала автоматов стоял рядом с Анькой и наклонившись, что–то ей доказывал. Ну что я могу сказать, это была их большая ошибка! Я подошел и сзади положил руку на Анькиного недруга, при этом сказал, что он ошибся столиком и что ему лучше отсюда уйти по хорошему. Тот медленно повернулся и выпрямился вместе с ним встали и его дружки. В мой адрес полетели оскорбления и через одно мгновение полетели кулаки. Анька еле успела встать и отскочить в сторону. Ее обидчик с одного удара оказался валяться на нашем столике, больше он ,кстати, и не встал, двое других нападали одновременно, вооружившись стульями, но и это им не помогло, так как с ними я разделался довольно быстро, стулья им совершенно не пригодились. После этого меня сзади за руки схватили два охранника, и уложили тоже на соседний столик со словами, хватит буянить, успокойся и все такое. Очень быстро вслед за этим приехала милиция и погрузив меня и моих новых друзей, спящих кто на полу, кто на столе доставила в камеру, в обезьянник короче.
В соседнюю камеру отправились мои новые друзья, которые уже пришли в себя и вязали маты и выкрикивали разные угрозы в мой адрес, мол тебе после этого не жить, но получив «дубинал натрия» по спине, сразу же успокоились. Я потребовал сделать телефонный звонок, но меня послали куда подальше и сказали, что я буду сидеть тут до утра, пока не придет начальство и все не выясниться, кто и на кого нападал. Ладно, думаю, посижу, что делать, как назло не взял с собой удостоверение пристава, могло бы в этой ситуации помочь, как ни как , а корка все же, а теперь вот придется сидеть тут всю ночь и слушать крик этих дегенератов в соседней камере. Да и с другой стороны родители будут волноваться, куда я мог пропасть, я ведь старался предупреждать их куда и зачем ухожу, оно хоть дело и молодое, но все же родители за меня волновались. Но я зря беспокоился, Анька позвонила мне домой и сказала, что со мной произошло. Отец и мать были в шоке, они точно знали, что я в драки первый не лезу и что мне нужно будет сидеть в обезьяннике всю ночь, но сделать было уже ничего нельзя, так как было поздно. Вот так и заночевал я аж до самого утра. Утром ко мне в камеру зашел мой новый знакомый полковник Скворцов и сказал, что негоже мне тут сидеть, извинился за своих сотрудников, что не отпустили сразу и выпустил меня из неволи. Подошел и к камере этих трех уродов, с которыми я вчера схлестнулся, они уже не кричали и не угрожали, стояли молча, опустив глаза в пол, Скворцов видимо объяснил, на кого они нарвались и те потом через несколько дней, когда меня увидели подошли и вежливо извинились, на что я сказал, что мне извинения не нужны, а извиняться они должны перед моей девушкой, которой они испортили вечер, что они послушно и сделали. После этого Анька говорила, что ни одна тварь в баре к ней больше не домогалась, видимо пошел неплохой слух о моей новой, можно так сказать крыше в лице Скворцова.
Не прошло и трех дней, как полковник Скворцов опять вызвал меня к себе через своего брата, моего шефа. Я поехал к нему и он сказал мне следующее, а именно то, что бы я не занимался ребячеством, бить мол морды разным придуркам это не дело для меня и вообще, для взрослого человек, что если есть какие–то терки, то просто нужно называть имена людей, которые имеют вес в городе, например его имя и все будет разрешено без махания кулаками. Сказал, что при любых навыках бой можно проиграть, достаточно выстрелить из пистолета и все навыки будут нафиг не нужны, тем более, что оружия у нас по городу ходит очень много. Закончив с этим разговором он попросил меня нажать на пульте кнопку для включения телевизора и попросил сделать его погромче, я взял лежащий рядом со мной пульт, включил телевизор и сделал довольно громко. По телику показывали милицейскую хронику, а именно операцию по захвату дилеров, торгующих наркотиками.
- Как символично, - сказал полковник и засмеялся, - эх, умеют же так красиво расписать и показать! Ну молодцы журналюги.
- А что такого, ну взяли и взяли, их часто берут, главное, чтобы с нами такого не произошло.
- Да не бойся ты, Фантом, все будет в норме, это же обычная утка для лохов – телезрителей, дилеры эти, обычные мелкие шестерки, которых периодически сдает их же крыша, так сказать для отчетности, а зрителям то это и надо, мол как хорошо у нас ведется борьба с наркоманией, прямо по всем фронтам. На следующий день, поверь мне , Андрюх, будут торговать на этих точках такие же лохи дилеры, как и эти, которых повязали, и их пальцем никто не тронет. Ну ты же и сам это понимаешь, все повязано и очень сильно.
После слов, что все повязано мне опять стало не по себе, я задумался над тем, что если вся система так завязла в коррупции, то вообще трудно будет что–либо сделать, от этого сразу пропало настроение, особенно, когда прикидываешь масштабы нашей необъятной Родины.
- Ну чего загрустили, Фантом, веселее, - сказал полковник, - не бойся ничего, у нас люди серьезные и такие партии товара, как наша, не сдают. Просто дело в том, что нужно все грамотно делать, а за безопасность нечего бояться, тем более, ты работаешь на меня.
- Да я не беспокоюсь, Павел Алексеевич, просто голова побаливает, не выспался.
- А ну так это другое дело, а я думал, что ты сомневаешься в нашей с тобой операции.
- Нет, конечно, не сомневаюсь, тем более, что вы ее курируете, я вам доверяю.
- Вот и славно, вот и славно, - с довольной улыбкой на лице произнес полковник, а твой недуг мы сейчас поправим.
Полковник встал и пошел к шкафу, открыл его и достал пачку анальгина , принес стакан воды и подал мне.
- На, поправляйся, я сам анальгином спасаюсь, лучшее средство, тем более , что ты не выспался. Был бы после похмелья, принес бы водки, - он засмеялся.
- Ну а теперь о деле и о конкретном времени и месте, слушай внимательно. Я уже забил стрелу с нашими друзьями по бизнесу на завтра, на три часа дня. Ты знаешь заброшенную ферму возле деревни Павловка?
- Да, знаю, там в этой деревне живут наши должники. А фермой этой, в прямом смысле слова они расплачивались по долгам.
- Не понял, как расплачивались?
- Да все просто, Павел Алексеевич, они разобрали ее по кирпичикам и железякам и, сдав железо как чермет, а кирпич как вторичное сырье, хорошо идет для фундаментов, как они говорили, рассчитались с нами, деньги заплатили, мы отвязались, но вот незадача, привязался участковый, ну да не важно, это теперь его проблемы, как их наказывать, перед нами они чисты, я засмеялся.
- Да, голь на выдумки хитра, - тоже рассмеялся полковник. - А теперь продолжим, сказал он, ты приедешь на ферму с моими пацанами и будешь ждать, когда подъедут наши так сказать коллеги. Когда они подъедут, отойдешь прямо вперед по дороге к лесу, там идти метров пятьдесят и будешь ждать. Из машины выйдет человек, который должен принести героин и подойдет к тебе. Вы обыщите друг друга и потом только ты отзвонишь моим парням, которые будут дожидаться возле машины, что бы один из них принес тебе передал деньги, а он в свою очередь позвонит своим, что бы передали наркотики. Далее, все стандартно, ты забираешь наркоту и отдаешь деньги. Потом, ты сообщишь этому человеку, что «день икс» будет ровно через месяц от этого числа, скажешь просто дословно.
- А что за «день икс»? - поинтересовался я.
- Скоро узнаешь, тебе Володька скажет. Идем дальше, после того, как все скажешь, вернее, только это, садись в машину к моим пацанам и живо ко мне, все понятно?
- Конечно, не вопрос, сделаю.
- Ну вот и славно, Андрюх, только на встрече не нервничай, веди себя спокойно и все, мы же не хотим, чтобы опять получился казус, - полковник ухмыльнулся.
- Да не беспокойтесь вы, Павел Алексеевич, все сделаю в лучшем виде, - сказал я и встал с кресла.
- Я не беспокоюсь, думаю, ты не подведешь.
- Именно, я могу идти?
- Конечно, иди работай, не смею тебя задерживать, привет Володьке.
- Хорошо, передам, до свидания.
- До завтра, Андрюха, до завтра, жди звонка, мои пацаны с тобой свяжутся.
- Договорились, еще раз до свидания.
- Удачи.
Я вышел из кабинета и поехал к себе на работу. По дороге я отзвонил отцу и сказал о времени и месте проведения операции, это была моя большая ошибка, очень большая, она стоила мне очень дорого. Отец сказал, что все понял, что прямо сейчас соберет команду и прямо сейчас они займутся подготовкой к операции по изучению местности и дальнейшем выборе удобных позиций для съемки и моего прикрытия.
Я приехал на работу и сказал, что уже на месте и готов приступить к работе, так как шеф просил меня помочь ему с каким–то отчетом.
Он поинтересовался, когда меня нужно отпустить на дело и я сказал, что нужно чтобы я уже после часа дня был свободен. Он сказал, что я до обеда работаю на него, потом он меня отпускает, а после обеда я работаю на его брата, а там, уж он решает когда тебя отпускать домой после трудового дня. Шеф пожелал мне удачи и я пошел к себе, взяв часть задания на себя по написанию отчета.
По дороге встретился с Иваном, он был очень задумчив и не очень хотел со мной общаться, мы обменялись несколькими фразами и я пошел работать.
В конце рабочего дня мне позвонила Анька и предложила погулять, но я вынужден был ей отказать, так как впереди был разговор с отцом и с рекомендациями как себя вести, хотя отцовские рекомендации были, мне кажется ни к чему, все и так должно было пройти гладко.
Рабочий день уже подошел к концу и я приехал домой. Дома уже сидел и ждал меня отец, сказал, чтобы я поужинал и выходил в сад поболтать. Я пошел, поел и вышел в сад, отец стоял посреди сада и увидев, что я иду позвал меня махом руки. Я подошел и мы начали разговаривать, как и что нужно делать, пришлось мне еще отцовский план выслушать, но он больше касался моей безопасности, мол если заварушка и все такое, я должен просто лечь и все, всех уберут, очень быстро без пыли и шума и тогда придется брать твоего шефа и шефа милиции и остальную шатию-братию по имеющимся на этот момент доказательствам, чего очень бы не хотелось, нужно было главное, узнать место проведения «матча». А то что я сказал, что «матч» может через месяц, ну этот «час икс», то на это отец ответил, что это может быть что угодно и не обязательно бой, может они там вагон герыча покупать будут и все такое.
Я сказал, что все понял, что постараюсь все сделать как можно грамотнее, не суетиться и не нервничать на стрелки с дилером и что все должно пройти гладко, как обещал полковник, тем более, им нельзя было терять такую большую партию товара, логично же! Отец сказал, что логично, но все же за безопасность нужно тоже думать. Он сказал, что место это уже полностью изучено и сказал, что оно очень удобное, просматривается хорошо со всех сторон, особенно, хорошо, что рядом лес, замаскировавшись, можно очень удобно расположиться на дереве и все снять и может даже записать на камеру, если получится. Я сказал, что это уж не моя забота, кто и где будет прятаться, но попросил, чтобы точно все сфоткали, как минимум, чтобы такую информацию и доказательства не упустить. Отец просил не беспокоится. Да честно сказать, я и не беспокоился, ведь это были лучшие люди нашего города, прошедшие такие испытания не один раз, тем более, что фотосъемка тут на первом месте и никакой по возможности ликвидации, что было большим облегчением. Москва, сказал отец, одобрила нашу затею целиком и полностью, «седьмой» сказал, действовать, как и обычно и сразу же отзвонить ему, как прошло, так что, теперь дело только за тобой.
- Ну за мной так за мной, - сказал я, - не беспокойся, отец, не подведу, я знаю всю важность этой операции.
- Я не сомневаюсь, но все же, будь осторожнее, пожалуйста.
- Конечно, отец, буду, а теперь, я пойду посижу в компьютере, я тебе не нужен больше?
- Нет, Андрюха, иди, но постарайся лечь пораньше, чтобы выспался, завтра тяжелый день во всех отношениях!
Я пообещал что высплюсь и пошел уткнулся в комп, затем постепенно начал засыпать и в конце концов вырубился.
1 2 3 4 5
Проголосовало: 0 чел.
Средний балл: 0.00
Комментарии (3)


Cтраницы:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Добавить в раздел «Проза сезона»

Вход для зарегистрированных пользователей
логин :
пароль :
 
Регистрация на сайте  Регистрация
Наиболее популярные
Шоу Трумэна На мир глядим мы сквозь стекло И красим в выдумки...
20 бал. / 4 чел.
"Красная Шапочка" на разный лад, на мой взгляд, очень похоже... Эдгар...
15 бал. / 3 чел.
А я и не спешу...
5 бал. / 1 чел.
Спина уважаемого человека...
10 бал. / 2 чел.
Мелодия называется «Бэтман и Кацман»
5 бал. / 1 чел.
Ах! Карнавал, карнавал!!!...
5 бал. / 1 чел.
"Стиль для небогатых" «Не все мы, к сожалению, олигархи. Плохо...
10 бал. / 2 чел.