Проснись знаменитым или Креатив жжот!     Проза сезона

Проза сезона

Добавлено: 19.07.2010 01:59
Автор: Осадчий В.Н.
"Фантом", ч. 16
Глава 13. Главврач и его проделки.


Итак, зайдя в больницу, мы поднялись на второй этаж в приемную главврача. В приемной сидела секретарша и, встретив нас, спросила, по какому вопросу мы пришли и как о нас доложить?
Мы сказали, что это ее никаким боком не касается и что мы сами пройдем в кабинет. Видимо, наш вид был настолько угрожающим для нее, что она не смогла вымолвить и слова, смогла произнести только «аааа….» Мы постучались в кабинет и вошли.
- О, какие люди, добро пожаловать, присаживайтесь, - предложил с ходу нам Анатолий Петрович Стоков.
- Спасибо, - сказали мы и сели в удобные кресла напротив него.
- Нам сказал Владимир Иванович, что у вас проблемы, да? Вот мы и здесь, - проговорил Иван и сел поудобнее.
- Да, да, проблемы, спасибо, что вы приехали, и кстати, кто твой новый друг, а Иван?
- Это наш работник, недавно у нас работает, поэтому вы и не знакомы. Это Андрей Клюев, знакомьтесь.
Я протянул руку главврачу и представился. В ответ он представился тоже. Спросил не работает ли моя мать у него в больнице, так как тут есть тоже Клюева, я сказал, что работает. Анатолий Петрович тут же отвесил в сторону моей мамы кучу комплиментов, что она ценный работник и никем не заменима, но я то знал, что это все для красного словца, очень хорошо знаю такой тип людей, сначала хвалят, потом используют в своих целях и выкидывают.
- Итак, молодые люди, вот что вам нужно сделать, ты же, Вань знаешь моего первого и главного помощника – соколлегу Федорова, Анатолия Михайловича Федорова. Думаю не нужно говорить, какую ценность из себя он представляет, да?
- Конечно, конечно знаю, Анатолий Петрович, а что с ним, он же ваш вроде бы друг да и партнер?
- Да, да, все так, друг, партнер, товарищ, но вот с ним последнее время делается что–то не так, стал много говорить обо мне всяких гадостей и вообще, собирается уходить с работы, а ты Иван знаешь, что отпустить я его не могу, от него очень много, что зависит, понимаешь?
- Не дурак, - ответил Иван, - все понимаю Анатолий Петрович, но вроде бы ему если так подумать то ему нет смысла от вас уходить, где он еще столько заработает, простым нейрохирургам столько не платят!
- Именно, именно, Иван, я тоже ему это говорил, но, видите ли, он не хочет больше делать того, что мы делаем, хочет просто уйти, но я то знаю, может кому–нибудь и что–нибудь брякнуть по пьяни, потом проблем не оберешься, поэтому–то я вас и попросил мне помочь.
- Проблему понял, - вставая с кресла, сказал Иван, - говорите, где его можно найти и хорошенечко с ним побеседовать?
- Он живет по этому адресу. - Врач протянул Ивану бумажку с адресом.
- Ага, хорошо знаю эту улицу, - сказал Иван.
- Ну вот и прекрасно, я очень на вас надеюсь, молодые люди, очень.
- Можете на нас рассчитывать, Анатолий Петрович, мы не подведем, мы хорошо умеем разговаривать с людьми несговорчивыми.
- Ну вот и славно, не смею вас задерживать, - проговорил врач с наигранной улыбочкой.
- До свидания, - сказали мы в один голос и вышли из кабинета.
- И вам до свидания, - донеслось через закрывающуюся дверь.
- До свидания, девушка, - сказал Иван секретарше, она ничего не ответила в ответ.
Я все время молчал, думал о том, сколько же в нашем городе подлецов, ну куда не плюнь, непременно попадешь на подлеца, жуть просто какая–то.
- Ну что, давай на работу, добивай свой отчет, а вечером встретимся и поедем к этому, как его… - Иван достал листок и прочитал – Федорову Анатолию Михайловичу!
- Хорошо, давай, надо и поработать, а то целый день занимаемся чем угодно, но только не работой.
- Ну и отлично, поехали быстрее.
Иван ударил по педали газа и мы понеслись на большой скорости на работу. Гаишники, которые стояли на трассе, просто уныло проводили нас взглядом даже не взмахнув своей волшебной палочкой. Видимо машина Ивана была им хорошо знакома, да о чем я думаю, они все машины своей братвы знают, город просто кишит уродами и их прикрывающими.
-Приехали, - сказал Иван, оборвав мои мысли.
- Хорошо. Давай до вечера, а я к себе в кабинет, нужно все для шефа подготовить.
- Удачи, Андрюх.
- Слушай, а ты куда?
- Да я на заправку слетаю и тоже на работу, есть чем заняться.
- А, ну ладно, увидимся.
Иван умчался на заправку а я пошел к себе в кабинет. Отчет добил очень быстро, так как он был уже процентов на девяносто готов. Решил не ждать утра , а сразу зайти к шефу и его отдать, но шефа в кабинете не было и я отдал отчет в отдел кадров, предупредив о том, что бы его занесли немедленно, как только появится шеф. Мне пообещали это сделать и я ушел обратно к себе в кабинет. Немного рассортировав свои бумаги и сделав порядок на столе я решил поиграть в игрушку, что бы отвлечься от дурных мыслей.
Так за этой примитивной игрушкой и прошел мой очередной рабочий день.
Я вышел из кабинета, закрыл его и пошел в кабинет к Ивану, но его там не застал, оказывается он вообще не заезжал больше в этот день в офис, а куда–то ездил по делам, как он потом мне и сказал. Договорившись о том, где мы встречаемся я поехал к этому месту.
Иван был уже там и ждал меня.
- Ты , как всегда, пунктуален.
- Да ты я вижу тоже, Иван, молодец, пунктуальность – признак хороших манер.
- Ну спасибо, даже не знал об этом, - Иван рассмеялся. - Ну что, пойдем к этому эскулапу, дадим ему на лапу? - Иван опять дико заржал.
- Ладно, шутник, пошли, только одна просьба, без рукоприкладства, а то еще чего доброго дашь ему по башке, он свою работу забудет, слышал , что сказал главный, что это ценный работник.
- Да ладно, Андрюх, я умею бить, не учи ученого.
- Смотри, не перегибай, а то я помню, как ты врезал барыге Кочкину, еле в сознание чайником привели, что бы на этот раз без твоих штучек, понял?
- По разговору посмотрим, все, хватит болтать, Андрюх, заходи, вот его подъезд.
Мы поднялись на третий этаж и позвонили в дверь.
- Кто там? - раздался голос за дверью.
- Соседи, - сказал Иван, как можно вежливее.
- Минуточку.
Дверь медленно отворилась и на пороге показался Федоров, - Что вы хотите, кто вы такие вообще?
И опять все произошло по старому сценарию, я даже среагировать не успел, Иван зарядил в лицо Федорова свой огромный кулак, тот опять как и Кочкин вырубился.
- Бля, Иван, я же просил, зачем ты это сделал?
- Они, эти уроды, так лучше понимают, проверено.
- Ну раз проверено, сам приводи его в чувства, я и пальцем не пошевелю.
- Да успокойся ты, Андрюх, не нервничай, все будет путем, видишь, я не сильно врезал, уже очухивается.
- Что вы хотите? - спросил поднимаясь с пола Федоров, - зачем вы здесь и кто вас послал?
- А мы, твои пациенты, забыл нас, ты нам на прошлой неделе лоботомию делал, вспомнил?
- Какие пациенты, кто вы, уходите немедленно, я милицию вызову!
- Не, Андрюх, ну ты видишь, вообще никак с такими говорить нельзя, надо ему еще раз врезать, может отпустит?
- Стой, не бей его, не надо, - я поднялся и подошел к врачу, у него шла кровь из носа и он тщетно пытался вытереть ее рукавом, но она не переставала идти.
- Сходите умойтесь, Анатолий Михайлович, - сказал я, и идите к нам, только без глупостей, мы с вами хотим поговорить.
- Но о чем, я вас не знаю, кто вы?
- Я же сказал, что вы все узнаете, как только сходите в ванную комнату, обещаю, все узнаете.
- Хорошо, я сейчас.
Врач пошел умываться, а Иван сделал телевизор погромче.
- Да сделай ты тише, голова и так трещит.
- Постой, Андрюх, неизвестно, как будет вести себя доктор, лучше пусть погромче будет, а то еще чего доброго, если что пойдет не так, соседи ментов вызовут, если я его начну прессовать.
- Иван, ты меня не понял, хватит маяться дурью, сделай потише и не смей бить врача, ты же видишь, что он напуган и ничего не сможет сделать, даже орать не будет, по нему же видно, ты что, психологию плохо изучал, достал ты уже со своими способами беседы.
- Ладно, достал ты меня. - Иван подошел к телевизору и сделал потише. - Что, доволен?
- Да, Иван, спасибо, ты настоящий друг.
- Да всегда пожалуйста, но ты же меня знаешь, если доктор хоть один косяк или слово не так скажет, что мне не понравится, сразу в торец!
- Я тебя еще раз прошу, не надо его бить, обычная беседа в спокойном русле и без кулаков выглядит куда более угрожающе, поверь мне.
- Ладно, поверю, но ты не вмешивайся, говорить все равно буду я, так как ты не до конца понимаешь, что этот доктор значит для Стокова и не только его, не вмешивайся.
- Так может ты мне объяснишь, чем этот докторишка так важен для вас всех, мы же вроде бы не по этой части вообще работаем, одно дело барыг бомбить, зажравшихся, а доктор–то чем нам полезен?
- Не твое дело, просто сиди и молчи.
Доктор тем временем хлопнул дверями ванной и зашел к нам в зал. В его носу торчали два ватных тампона, в одном из них была запекшееся уже кровь.
- Присаживайтесь, доктор, - сказал я очень мягким тоном. У нас к вам есть один разговор.
Доктор, пятясь на Ивана, сел в кресло, которое располагалось ближе ко мне. Я заметил, его тело все дрожало, он очень нервничал и за каких то несколько секунд несколько раз сменил свое положение в кресле.
- Что вам угодно, кто вы?
- Наши имена, доктор, вам ничего не скажут, но тот на который нас сюда послал, вам известен, это ваш коллега по больнице. Он очень беспокоится за вас, за то, что вы собираетесь от него уходить, а это, как вы понимаете – невозможно.
- Андрюх, да кончай ты с ним выкать, - взорвался Иван. - Хватит ему таких любезностей!
- Слышишь, ты, падла, если ты рыпнешься, задумаешь уйти или взболтнуть кому – нибудь того чего не следует, я лично приду и сделаю тебе операцию без наркоза, я выверну тебе колени назад и ты элементарно не сможешь сходить посрать, понял, ублюдок?
- Теперь мне все ясно, но это ничего не меняет, я больше не буду делать того, что я делал, передайте так моему коллеге, хотя я и сам ему это скажу, я завтра напишу заявление об уходе, делайте со мной, что хотите, мне все равно.
- Ты по ходу анестезии нанюхался, придурок, надо тебя в чувство привести!
Иван вскочил с места и подбежал к доктору, прямо на ходу пнул его ногой прямо в живот, я еле успел его оттащить, удар оказался не сильным и доктор, подержавшись не много за солнечное сплетение сразу же пришел в себя.
- Я сказал вам свое слово, делайте со мной что хотите, мне уже все равно. Врядли вы мне предложите что–то кроме смерти, а ее я не боюсь. Доктор грустно улыбнулся.
- Нет, ублюдок! - закричал Иван и отшвырнул мои руки, - смерть это, конечно хорошая идея, но вот то, что до нее, это куда лучше.
Иван подошел к телевизору, нашел музыкальный канал и включил опять на всю громкость. У меня в ушах уже начало звенеть от этой музыки, перепонки, кажется вот-вот скоро лопнут. Я подошел и выключил телевизор совсем.
- Ты что, Фантом, совсем охренел, включи немедленно, сейчас я этого гада по другому спрошу, не вмешивайся, иди ка лучше чайку поставь, что–то в горле пересохло.
- Иван, успокойся, приказа его калечить не было, просто поговорить, позволь мне.
- Ну давай, давай, только ты же видишь, что этот мудак на разговоры не настроен, заладил не буду да не буду, ну да ладно, говори, у тебя пара минут, потом я свои методы убеждения опробую.
- Иван, иди сядь и успокойся, сходи и вправду попей чайку, я сам все сделаю и поговорю, думаю, что доктор меня услышит и мы найдем общее решение?
Доктор внимательно посмотрел на меня, но ничего не сказал по этому поводу. В его глазах я видел то, что не было в глазах других людей, кого мы пугали, бомбили, кому угрожали, в его глазах полностью отсутствовал страх, а с такими людьми можно было делать, что хочешь, они все равно будут гнуть свою линию, так как смерти они не боятся и на себя им уже плевать. Вот только что произошло с этим доктором, почему он вдруг отказался работать на Стокова, это нужно было узнать, но не здесь и не сейчас. Нужно будет его навестить отдельно, думаю, что мои друзья спецназовцы помогут в этом вопросе, найдут чем заинтересовать доктора, но им же еще надо об этом сказать! Главная задача сейчас это сделать так, что бы Иван отсюда убрался, мы вместе с ним убрались, нужно поговорить с доктором, что бы он сказал, что подумает, что бы не говорил, что отказывается работать, а для этого я должен говорить с ним один, дать ему некий намек на то, что есть всегда и третий путь, кроме двух, которые он видит сейчас – работать, или умереть. Да, надо избавиться от Ивана, это задача номер один на этот момент.
- Иван, и вправду беседа какая–то не такая, я тоже начал уставать, сходи поставь чайку, а я тут немного с доктором пообщаюсь.
- Да о чем ты тут с ним будешь общаться, общаться с ним буду я.
- Слышишь, придурок, даю тебе последний шанс, либо ты работаешь на нас, либо я тебе делаю то, что обещал, операцию без анестезии.
- Я вам все сказал. Делайте , что хотите.
Иван без разговора сорвал дистанцию и дал доктору с ноги в область головы. Я, как на зло опять не успел отбить ногу Ивана. Нога попала в цель, но доктор сумел убрать лицо и подставил боковую часть головы. Удар был хорошим. Его откинуло прямо в кресло, видимо получил сотрясение мозга.
Вот тут я не выдержал, я подошел к Ивану в притык и взял его за рукой за рубашку.
- Все, хватит, остынь, не смей его бить, ты что, совсем попутал, его нельзя бить, как ему завтра на люди показаться, не забывай, в нашем городе он один специалист такого класса, что будет, если он не выйдет на работу и кто–нибудь пострадает, да и мы можем пострадать, если ты его так часто будешь бить в голову. Иван посмотрел на меня, потом на мою руку и сказал мне , что бы я его отпустил.
Я отпустил его, потом обнял его за плечо и сказал, что бы он вышел и освежился, попил чайку, а я тут сам потолкую с доктором.
Иван увидел, что я в данной ситуации поступаю правильно, может мозг включил или еще что, и согласился со мной.
- Хорошо, Андрюх, я переборщил, давай действительно освежимся, пойдем попьем чайку.
- Хорошо, пойдем.
Мы вышли с ним на кухню, оставив доктора одного в зале. За него я не беспокоился, так ка он все равно бы ничего не сделал, в милицию бы звонить тоже не стал, хотя телефон был в зале, да и какой смысл звонить туда, где тебе никогда не помогут, он бы еще главе администрации позвонил.
- Что-то я , Андрюх, контроль над собой теряю, совсем крышу сносит, усталость какая–то появилась, может мне успокоительного пропить?
- С чего бы это?
- Да, наверное, это все из–за «дня икс», турнира. Он будет в нашем городе в последний раз, так как мы уже примелькались.
«Да, - подумал я, - действительно есть от чего нервничать, турнир – это тебе не хухры–мухры, на нем и жизнь оставить можно, есть от чего нервничать»
- Послушай, Иван, - решил я перевести обратно тему на доктора, - ведь мне уже нужно было идти к нему, пока Иван начал наливать чай в чашку и садиться пить. Вот я что хочу спросить, а у доктора есть семья?
- Да, есть, вернее уже осталась часть семьи.
- Не понял, почему часть?
- Да тут целая история, сказал Иван отпивая чай.
-Ну, ну, не тяни, рассказывай, кто есть?
- Жена и старая мать в деревне, сын умер совсем недавно.
- От чего умер?
- Да просто донорское сердце не прижилось, вот и умер, еле достали ему это сердце, а оно не прижилось, с тех пор доктор начал закладывать по полной спиртным, жена от него ушла и жизнь у него пошла наперекосяк.
- Да, это тяжело, ну это нам и поможет.
- О чем ты?
- О семье, конечно, я сейчас его заставлю работать, поверь мне. - Я встал из -за стола и засмеялся.
- Вот хрен, - выругался Иван, - совсем я отупел, действительно, что может быть страшнее смерти, а если это еще и твоя жена и мать, молодец , Андрюха, хвалю, ты хорошо шевелишь мозгами, а я вот уже из за нервов вообще свой мозг включаю редко. Пошли–ка ему сейчас все это залупим, он запоет по другому.
- Да нет, Вань, не утруждай себя, сам же говоришь, что нервы, усталость, позволь мне, обещаю, я не подведу.
- Ну ладно, давай, а я пока допью свой чай.
- Ну вот и славно, через пару минут все будет хорошо, зайдешь и лично в этом убедишься!
- Ладно, скоро зайду, иди.
Я вышел из кухни и направился в зал. Доктор так и остался сидеть на месте, после полученного удара ногой в голову. Кровь начала выходить из тампонов и уже несколько капель упали на пол. Я подошел к нему прямо в притык и сказал, что если он хочет жить и забыть, все что с ним произошло, то он должен довериться мне и делать только то, что я ему скажу, и никак не иначе.
- Но что я должен делать? - спросил он глядя на меня поникшим взглядам, - я же вам сказал, что больше ничего подобного делать не буду.
- И не надо, доктор, больше ничего не надо, я не могу объяснить вам сейчас всего, просто поверьте мне на слово, поверьте, в этой ситуации это самое лучшее, что вы можете сделать.
- Что сделать, я не понимаю, вы же будете все равно меня заставлять делать эту мерзость, а я не хочу, не хочу и не буду.
- Доктор, у нас очень мало времени, как только сюда зайдет Иван, я не смогу больше вам помочь, вы должны мне пообещать, что как только Иван зайдет, вы скажете, что вам нужно денек–другой подумать над нашим предложением и все, я вас потом найду и все объясню ,поверьте мне, так надо.
Доктор вопросительно посмотрел на меня и я думаю, что он понял то, что хоть мы и пришли с Иваном вместе, но почему–то, по непонятным для него причинам мы не шли к одной и той же цели.
- Хорошо, я скажу, что подумаю, что еще?
- Больше ничего ,просто скажите и все.
- Я понял, все понял. - Доктор даже немного приободрился. Возможно, во мне он видел некое спасение для себя, только вот какое, этого он понять не мог.
- А теперь, доктор, подыграйте мне. - Доктор кивнул головой и я начал опять эту мерзкую игру в плохого парня. Говорить старался , как можно громче.
- Да и впрямь ,нужно было бы дать Ивану тебя прибить, ты оказывается, вообще сука, рамсы попутал! Ты можешь не работать, но обещаю, что я лично закатаю в асфальт твою маму и жену, хочешь посмотреть, как по ним проедется укатчик?
- Не нужно! - взмолился доктор, - они тут не причем, если вы пришли ко мне, то и разговаривайте со мной, их не троньте.
- Ну это все от тебя зависит! - закричал я. - Говори, будешь на нас работать, или я пойду договорюсь с водителем укатчика, чтобы он на меня поработал.
- Подождите, не нужно ничего делать, лучше убейте меня, не трогайте их!
- О! Я вижу ты тоже не выдержал с этим уродом, ну ка дай ему по башке справа, как мне на спарринге, хороший удар был, Андрюх!
- Спасибо, Вань, но боюсь, если я ударю его, то он вообще не встанет, я плохо рассчитываю силу, когда злюсь, в этом моя слабость.
- И то правда, дай ка лучше я, у меня вроде бы уже удар на таких дохляков поставлен.
Иван подошел к доктору и хотел его ударить, но я на этот раз поймал руку и сказал, что доктор будет на нас работать, так как если откажется, то я лично попрошу Ивана быть водителем укатчика. Иван заулыбался.
- А что, я на укатчике ни разу не ездил, попробую, кстати, а причем тут он?
- А при том Вань, что если доктор откажется на нас работать, то я пообещал ему, что закатаю его семью в асфальт, а ты, будешь водителем укатчика, как тебе такая перспектива, сменить свою работу, на работу тракториста?
Иван засмеялся.
- Ну ты прямо как в итальянской мафии разбираешься, это та братва любила своих врагов в асфальт закатывать! А что, я готов поработать трактористом, очень даже, наверное, интересно закатывать человека в асфальт?
- Стойте, не нужно больше меня бить и не трогайте мою семью, хватит, прошу вас, не нужно никого закатывать.
- Молодец, Андрюха, как ты его обработал, действительно можно и без кулаков, мне, наверное, стоит у тебя несколько уроков взять, о том, как разговаривать с этими уродами. Ну так что, придурок, каков будет твой ответ, да или новый асфальт у тебя перед домом?
- Мне нужно подумать, дайте мне время, пожалуйста.
- Ну вот это другой разговор, мы к тебе заедем завтра, будь дома и никуда не уходи, поправляйся, а твоему шефу мы сами позвоним, скажем, что ты решил взять денек отгула!
- Ладно, доктор, сидите дома, никуда не ходите, ждите нас завтра, - сказал я и направился к выходу.
- Да, сука, смотри не брякни кому, что мы к тебе приходили и просили поработать, а то я такого брата знаю, еще стукнешь куда–нибудь не туда и проблем не отберешься, так что смотри, твой звонок или разговор – твоя семья в асфальте.
Ивану видимо понравилось это выражение. Он, когда мы ехали домой рассказывал о каких–то разборках, заваленных парнях и сожалел о том, что забыл о таком наказании, как закатывание в асфальт.
По дороге домой мы отзвонили Стокову, сказали, что его коллега обещал подумать над нашим предложением и что ответ сможет дать завтра, так как немножко пострадал после нашего визита и что на работу он выйти тоже не сможет, по крайней мере в ближайший день. Стоков был очень доволен нашей работой и сказал, что он наш должник. После этого я отправился домой, а Иван поехал по своим делам.
Придя домой, я сразу же побежал искать отца, в доме его не было, он был в саду, сидел на лавочке и что–то читал.
- Бать, у меня для тебя ценная информация, даже не представляешь, на сколько ценная!
- Ну раз ты так говоришь, значит действительно ценная, что случилось?
- Батя, не поверишь, я нашел ценнейшего свидетеля, который может дать показания в суде против уважаемых людей нашего города. - После этих слов отец отложил газету, встал и посмотрел на меня, сказав при этом, что бы я рассказал все в подробностях об этом человеке. Я все ему рассказал, все, что мне известно, но известно мне было мало, рассказал о том, что мы сегодня были у него в квартире, что Иван наподдал ему, чтобы тот вернулся к работе, но не в больнице, а к работе неофициальной, но вот про это нужно будет узнать у него самого, сказал я. Необходимо срочно связаться с нашими друзьями, что бы принять правильное решение, а именно, тут и без всего ясно, что сегодня нужно будет навестить Федорова и посвятить его в наши планы.
- Да, Андрюх, вот это информация, ай да молодец. Нельзя терять ни минуты, нужно срочно связаться с нашими.
- Давай, отец, связывайся и поехали к ним, а потом нужно ехать срочно на квартиру к Федорову.
- Ладно, иди перекуси, я пока договорюсь со всеми, что бы все пришли.
- Хорошо, только давай побыстрее.
Я ушел в кухню поужинать, а отец начал обзванивать своих друзей.
- Ты опять убегаешь? - спросила мать, глядя на то, что я не переодеваюсь и очень быстро ем.
- Да, мам, мне нужно бежать, мне еще кое что нужно сделать.
- Ну и куда же ты, позволь узнать?
- Да мне нужно к Аньке поехать, а то она скоро в Москву едет, хочу побольше с ней времени провести.
- А, ну тогда ясно, давай, давай. Может хоть она тебя уведет из зала, после которого ты постоянно приходишь в синяках.
- Да ладно, мам, не начинай опять, у меня все под контролем.
Но мать не унималась ,она начала мне говорить о гематомах, о переломах и о том, что в старости все это скажется, короче все было, как обычно и если бы не отец, который зашел минут через пять, мне было бы вообще хреново, начался бы полный перегруз.
- Андрюх, я поеду опробую мотоцикл, только поршни поменял, нужно его будет пообкатывать, кстати, вечером футбол, посмотрим?
- А кто играет?
- Да наши, против греков вроде бы, поболеем?
- Да нет, бать, мне нужно к Аньке ехать, давай в другой раз.
- Хорошо, тогда я поехал.
- Давай, я тоже сейчас уезжаю, все, мам, пока, мне пора.
- Да хоть доел бы, куда ты так торопишься, успеешь еще ты к своей ненаглядной.
- Да нет, мам, не успею, нужно быть пунктуальнее, не люблю сам непунктуальности.
- Ладно, едь, только осторожнее.
Я попрощался с матерью и увидел выходя из дома к машине уезжающего на мотоцикле отца. Нам нельзя было ехать вместе, иначе мать могла бы догадаться, что тут что-то не так, она нас просто очень хорошо знала.
Я в скором времени догнал отца, посигналил ему и поехал первым на конспиративную квартиру, отец ехал следом за мной. Поднялись по лестнице вместе и постучали в дверь.
1 2 3 4 5
Проголосовало: 0 чел.
Средний балл: 0.00
Комментарии (4)


Добавлено: 19.07.2010 01:56
Автор: Осадчий В.Н.
"Фантом", ч. 15
Глава 12. «Шестой»


Где–то в Чечне.

- Ну что, я вижу все в сборе, - спросил у нас полковник Крименко, когда мы подошли к плацу и построились. - Да, да, вижу все тут. Значит так, друзья, вот что нам нужно будет сделать.
Полковник всегда называла нас друзьями, да и не могло быть иначе, после тех мясорубок, в которых мы участвовали не могло быть другого к нам обращения.
- Так вот, - продолжил он, - по данным нашей разведки, отряд боевиков из ста человек сегодня ночью будет проходить через поселок Н. расположенный в десяти километрах от нас. У боевиков есть пленные и героин, они великолепно вооружены. Среди этих боевиков будет и полевой командир Магомедов Азиз, которого разыскивает чуть ли ни вся наша доблестная милиция, но из–за конспирации и связей, в том числе и хороших связей в наших рядах, да, да, в наших рядах, его до сих пор никак не могут поймать. Думаю, что этого человека знают все, поэтому говорить о нем ничего не буду, кроме того, что его нужно взять живым и что у него есть ценная информация для нашего штаба.
- А с чего вы думаете, товарищ полковник, что Магомедов будет здесь, ведь вы же сами сказали, что у него много осведомителей и уж явно если поселок находится в 10 километрах от нас, ему о нас уже доложили, ведь мы же добирались сюда не в шапках-невидимках, все местное население знает, что мы тут?
- А у него нет выбора, - ответил полковник человеку, задавшему ему этот вопрос. Человек этот выглядел очень внушительно, был хорошо сложен и создавал впечатление, что он неуязвим. Это был подполковник Леонид Клещев.
- А выбора нет потому, что ему просто необходимо зайти в этот поселок и подзаправиться провиантом, так как недавно у наших бойцов с ним был бой и наши его отряд немного потрепали, жаль, конечно, что немного! - Полковник сплюнул и выругался.
- Так вот, - продолжил он, - Магомедову просто необходимо зайти в поселок и элементарно пересидеть до утра и подлечить своих дружков, так как им предстоит сложный переход через долину к группе боевиков, которая уже дожидается их, им нужно слиться вместе, для прохода в соседнее государство. А там, как вы понимаете, можно делать что захочешь, пополнять запасы оружия, медикаментов и пополнять ряды боевиков. Этих же магомедовцев осталось не больше сотни и им явно долго не продержаться без этого пополнения, хотя оружия у них хоть отбавляй.
- Так что слушай мой боевой приказ. Ближе к ночи мы должны быть уже на месте, нас, кстати, уже ждут, группы «четвертого» и «пятого», они отправились к поселку и засели неподалеку от него, что присмотреть все удобные позиции и их занять. Так что мы, вместе, каждый со своей группой выходим через два часа на заданное место, все готовы? Группа Клюева, готовы?
- Готовы, сказал Николай Иванович, как всегда готовы.
- Группа Клещева, вы готовы?
- Готовы, - сказал Клещев и ехидно улыбнулся.
- Группа Петренко, готовы?
- Готовы приступить к выполнению задания. - отозвался Петренко.
- Ну вот и славно. Главное, быть предельно осторожными, так как могут быть неожиданности.
- Какие? - поинтересовался Клещев, - Магомедов ударит по нам ядерной бомбой?
- Отставить шуточки, это не смешно, Клещев, я повторяю, быть предельно осторожными, у этого Магомедова столько стукачей и доносчиков, что мне кажется даже камни ему сообщают о всех наших действиях, ведь до сих пор его никак не удается поймать, в самый последний момент уходит, как карась с крючка.
- Ну и кто по вашему стучит, товарищ Полковник?
- Не знаю кто, знаю только то, что пост этот человек занимает не маленький, ведь все наши действия координируются центром, а центр, он же «седьмой», никак поймать гада не может, да и тяжело все это в нынешней обстановке. Ну ничего, рано или поздно поймаем стукача, тогда точно ему гранату в жопу затолкаем и выбросим со скалы.
- Как жестоко, - сказал Клещев и рассмеялся.
Итак, скоро выступаем, полтора часа отдыхаем и выходим, разойтись.
- Каждый из нас пошел по своим делам, - сказал отец и выпил немного пива. Мы ждали, своего выхода, отдыхать, естественно, никто не хотел. Разговаривали о своем, обменивались информацией по операции и все такое. Не было с нами только Клещева, он пошел в казарму и не выходил. Даже странно как –то, такая операция серьезная, а от него ни ответа ни привета, хотя раньше всегда с нами обсуждал каждую мелочь. Отец опять замолчал. Он сидел и потом неожиданно у него по щеке прокатилась слеза.
- Ну а дальше, дальше то что? - спросил я и подсел прямо к нему.
- А дальше мне и говорить не хочется, как вспомню, до сих пор отойти не могу. Нас предали, подло, мерзко предали. Как только мы пошли подкрепиться и зашли в здание кухни, по нам неожиданно так жахнули, что меня отбросило из–за стола метра на три, моих пацанов двоих убило сразу, на полу возле меня лежали оторванные руки и рядом было море крови. Я даже сообразить ничего не успел, как же слаженно велся по нам обстрел. За какой–то час боя, не больше, мы потеряли почти всех своих ребят, а это элита, это непростительный прокол, кто–то настучал на нас прямо у нас же под носом. Мы отстреливались, как могли, но если бы не связались по радиостанции с центром и не прилетело бы воздушное прикрытие, все, ты бы сын со мной не разговаривал.
Большинство бойцов было убито, остальные, у них началась истерика, толком сделать ничего не могли, короче это было жуткое, дикое замешательство.
Ну и на кого нужно было думать, не знаю, в этот момент я не мог соображать здраво, но после того, как проанализировали, поняли, что никто кроме нашего «шестого», этого сделать не мог, так как он был необъяснимо спокоен и вел себя странно, говорил, что это все было предсказуемо, что стукач есть, что он на самом верху и сказал вообще, что стукач – это «седьмой», что только он может такое сделать, ведь он координировал нашу операцию. Я понимал, что доказательств у меня не было, я никак не мог пришить предательство «шестому», от этого я приходил в ярость.
Потом появился призрачный шанс, вывести «шестого» на чистую воду, но и этот шанс был упущен, не досмотрели. Как–то раз, был случай, когда наш боец бежал из чеченского плена, куда его продали наши же генералы, так вот, придя в местную милицию, он заявил, что бежал из плена, что хочет обратно вернуться в часть и что знает, кто его продал, что готов дать показания на генерала и еще одного человека, который непосредственно продал его и доставил к боевикам, сказал, что это офицер спецназа, что он его видел рядом с нами. Но, как ты понимаешь, сын, такие свидетели долго не живут, его просто–напросто куда-то перевели, перевезли или еще что–то такое с ним сделали, что после перевозки по этому несчастному отслужили панихиду и наградили посмертно медалью. Так что единственная наша ниточка, была потеряна, а «шестой» продолжал жить среди нас и творить свои черные делишки, но опять же, не пойман, не вор. Знаю только то, что мы жили на свои боевые, честную так сказать зарплату, а «шестой» жил за счет чего–то еще. Да сам понимаешь, за что жил, продавал людей, оружие, информацию и все самое важное чеченам. Ну и мразь же он. После войны, скопив состояние, решил попробовать себя в должности главы администрации, что у него успешно и получилось, так что вот тебе информация о том, кто такой «шестой», он наш мэр.
Но и это еще не все, когда мы начали разгребать трупы «чехов», которые на нас напали, то увидели, что среди них был Алешер Магомедов, брат Азиза, который решил так нагло на нас напасть и прикрыть отход своего братца. Его убил «первый», лично пристрелил, когда Алешер пытался пойти в атаку, после этого нам не раз по рации угрожал Азиз, но сделать так ничего и не смог, вот теперь вроде бы все рассказал, аж груз с плеч!
- Да, бать, ну и что дальше, реально?! - не ожидая этого услышать, я аж вскочил. - Что дальше–то было с этим «шестым», ну вы бы ему предъявили и все такое?
- Конечно, «седьмой» ему это предъявил, когда услышал, что он его обвиняет открыто, но у нас не было никаких доказательств, только одни догадки. Вскоре «шестой» перевелся, но зуб точит на нас всех я уверен до сих пор. Кстати «четвертый» и «пятый» возле той проклятой деревни тоже попали в засаду и понесли потери, еле выбрались, так что видишь, Андрюх, что значит владение информацией, владеешь ей – выживаешь!
- Вот это история, ну и что после этого вы не общались?
- Почему же не общались, общались, но только всего несколько раз да и то по делу, помнишь, я ходил в Администрацию и вернулся злой, вот это было мое общение с Клещевым, вспомнили прошлое, я ему все и высказал, а он мне в ответ начал угрожать и сказал, что доберется до меня, так что, будь осторожнее с этим типом.
- Я понял, отец, то–то я смотрю, что он на меня странно посмотрел и улыбнулся, ведь он же знает, что я твой сын?
- Да конечно же знает, он ненавидит всех нас, всю нашу шестерку, во главе с «седьмым», просто он другого порядка человек, который ради денег сделать готов, что угодно, сейчас таких людей много, сам понимаешь.
- Понимаю, отец, все понимаю, один мой шеф чего стоит.
- Это точно, Андрюх, одинаковые суки и шеф и мэр.
- Ну ладно, бать, пойду я разгружусь немного, реально, не ожидал от тебя такого услышать!
- Ну вот теперь иди и будь всегда начеку, никогда не расслабляйся.

Пообещав, что всегда буду осторожным, поехал покататься и решил заехать к Аньке. Было уже поздно, я позвонил, и она как обычно вышла меня встречать.
- А чего ты ко мне раньше не заехал, я сегодня была весь день свободна, занят был?
- Да, Ань, дела. Весь день на работе, а потом еще дома домашнюю работу делал. А тебе, когда на работу, завтра?
- Да, завтра, сегодня надо пораньше лечь отдыхать.
- Хорошо, я не буду тебя долго задерживать, давай может просто пройдемся.
- Хорошо, Андрей, давай, только пойду одену куртку, сегодня прохладно.
- Хорошо, я жду, побыстрее.
- Она ушла в дом одеваться а я все думал о том, что как такая милая девушка могла встречаться с такой подлой мразью, как наш глава. Не думаю, что из–за денег, она ведь не такая, а может я просто не разбираюсь в людях. Вопросы мучили меня постоянно, тысячи мыслей вертелось в голове по поводу сказанной отцом информации об Аньке. Было не по себе как–то. Ну и как же такое могло быть, ну ведь не похожа же она на такую девушку, жесть. Очень подмывало меня спросить у нее обо всем этом, но я сдержался, решил не портить вечера и просто не волновать ее, ведь ей нельзя было волноваться из -за ее болезни, так что, решил я, нужно было это просто пережить и забыть.
- А вот и я, сказала Анька, подойдя тихонько ко мне сзади. - О чем задумался?
- О тебе, сказал я, ты долго не приходила, я соскучился.
- Да ладно, я всего на две минуты зашла.
- Да шучу я, хотя две минуты тоже много, я по тебе все время скучаю, тем более, что ты скоро уедешь в Москву и мы какое–то время не будем видится.
- Ну я же уеду не на долго, тем более, что ты обещал , что ко мне приедешь, или ты забыл уже о совеем обещании, смотри мне, я не люблю обещалкиных!
- Ну конечно–же приеду, Ань, не сомневайся, ты там обустроишься и я сразу же приеду, правда нужно будет немного дела подделать, так что я приеду чуть позже.
- Только долго не задерживайся, я не люблю ждать, понял?
- Конечно, прилечу сразу, только подразберусь тут со всем.
Мы шли, разговаривали, смеялись, теперь я почти не думал о том, что моя девушка была любовницей главы, мне было просто с ней хорошо и спокойно. Большинство людей на моем месте смирились бы с этим, ведь на этот момент хорошо и ладно, все равно, что там было у нее в прошлом, человек такая скотина, со многим смириться может.
Погуляв еще немного, Анька попросила меня проводить ее домой, так как она уже хочет спать, что я и сделал. Попрощавшись с ней я сел в машину и тоже поехал домой, так как тоже хотелось прилечь на кровать и поспать, предварительно переварив мысли, которые опять не давали мне покоя, на этот раз уже о шестом и его проделках. Я приехал домой, расстелил кровать, лег и постепенно заснул.
На утро, как и обычно, я поехал на работу и меня вызвал шеф.
- Ну что, Андрюх, я сегодня свободен, а если я свободен, то могу и освободить вас с Иваном, готов потренироваться?
- Что, прямо сейчас? - недоумевая спросил я, у меня же еще отчеты не готовы.
- Да брось ты на хрен эти отчеты, потом доделаешь, собирайся, поехали в зал.
- Хорошо, шеф, нет проблем, поехали. Только мне нужно переодеться во что - нибудь посвободнее.
- Хорошо, поезжай обратно домой, переодевайся, а мы с Иваном будем тебя ждать в зале, приезжай через полчасика.
- Договорились, шеф, я буду.
Я сел в машину и поехал домой переодеваться. Отец уже ковырялся в каких-то частях от мотоцикла и очень не ожидал меня увидеть, ведь я должен быть на работе и никаких темных делишек у меня по плану с шефом на этот момент не было.
- Ну что там опять твой шеф надумал, опять отпустил?
-Да, бать, отпустил переодеться, сегодня решил мне устроить спарринг с Иваном, а что тянуть.
- Вот уж действительно, что тянуть. Андрюх, я с тобой поеду, побуду немного в засаде, где бой–то будет, на природе?
- Да нет ,что ты, в нашем зале, там маты, перчатки, шлема и все такое, мы же не собираемся убивать друг друга, просто потренируемся и все.
- В зале, ну тогда хорошо, а то я уже какой–то паранойей страдать начал, кажется, что о наших планах все всем известно, что за нами следят и что нужно быть как никогда кстати начеку.
- Да успокойся, отец, мы же нигде не светились, говорили по делу только у первого и дома, ну по телефону пару-тройку раз, не думай об этом, ну как за нами можно что–то заподозрить, да и кто это будет делать, что, сам глава стоять возле дома и подслушивать, брось!
- Знаешь, сын, «шестой» хоть и редкостная падла, но дело свое знает хорошо, у него есть свои люди везде, весь город работает на него, уши есть даже у стен.
- Отец, ты преувеличиваешь, не думай об этом, все, мне пора бежать переодеваться, не хочу заставлять себя ждать.
- Ну давай там осторожнее.
- Договорились, батя, буду осторожным и бить в пол-силы, Иван нам еще пригодится.
- Вот-вот, покажи себя послабее, пусть поверят, нам это выгодно во всех отношениях, мало ли , как может дело повернуться.
- Все, ладно, я побежал, пока.
- Удачи, сын, удачи.
Я зашел в дом, быстро переоделся и поехал в зал. Подъехав к залу, я увидел машины шефа и Ивана. Они уже были там и разговаривали о чем–то с охранником этого заведения.
Я подошел к ним, поздоровался с Иваном и охранником и пошел в раздевалку, одеть бойцовское снаряжение. Как назло, когда был дома забыл капу, это не есть хорошо. У меня не было проблем с зубами, но после того, как наполучаешь по незащищенной челюсти они могут начаться.
Я подошел к охраннику и спросил, есть ли в заведении запасной инвентарь, а именно капа. Охранник сказал, что из инвентаря есть только шлема и перчатки, а капы они не закупали. Я поблагодарил за информацию и пошел разминаться. Иван уже стоял посреди зала на матах, которые успел к моему приезду выстелить охранник. В зале больше никого кроме нас не было. Вернее люди были, работники зала и административный аппарат, но они находились в другом помещении, а спортсмены еще не занимались в такой ранний час, все секции начинались примерно в 12 дня.
- Ну что, Андрюх, готов? - спросил у меня Иван.
- Конечно, с- казал я и подошел прямо к Ивану, - а ты?
- Мог бы и не спрашивать, я всегда готов, как пионер! - Иван громко засмеялся, - засмеялся и шеф.
- Ну тогда поехали!
- Поехали! - крикнул Иван и ударил меня перчатками по рукам.
Мы разошлись в разные стороны и стали примеряться друг к другу.
- Бой, - скомандовал шеф и тут понеслось. На меня посыпались градом удары, хорошо поставленные удары. В первый несколько секунд я еще отбивался, потом уже начал отходить, так как пропустил парочку ударов в голову. Искры посыпались из глаз, но восстановился я быстро, так как приходилось получать куда более серьезные удары в лицо. Иван не унимался, кажется его силы были неисчерпаемы, я заметно отступал и выглядел слабее. Отходя и отступая я мимолетом поглядывал на шефа, физиономия его была очень довольной.
- Потише, Иван, не убей, - покрикивал он иногда для вида.
- Да все нормально, Иванович, я тихонько.
Иван продолжал нападать и меня немного откинуло за маты, он отошел к своему краю и дал мне возможность опять вступить в бой . Я зашел на маты и опять понеслась. Иван теперь работал больше ногами, но что могу отметить, руками у него получалось лучше, ноги были бесспорно хороши, но читались комбинации ногами просто на ура. Лоу- кик, лоу-кик, добивание рукой, удар прямой ногой мне в живот. Я опять постепенно отступал, но параллельно наносил удары тоже, несколько раз Ивану тоже здорово попало, он даже пошатнулся, встряхнул головой, сказал, что неплохо и продолжил свое нападение.
Да, действительно думал про себя я , он действительно хорош, здорово было бы попробовать с ним в реальном бою, эх, жаль, что это игра. Я хоть и отступал, дорогой читатель, но все же ситуацию я контролировал, у меня все было хорошо, а удары, пропущенные мною, как я и говорил, мелочи.
Вот неожиданно Иван сорвал дистанцию, подбежал ко мне и с колена нанес удар в голову, еле успел уклониться и подставить руки, затем, Иван каким–то чудом умудрился взять меня за шею и свалить на землю. Начали кататься по земле как дети, пытаясь перейти на болевой, Иван пытался сделать мне болевой на руку, а я в свою очередь пытался его придушить, но ничего не получалось. Мы, поняв, что ничего из этого не будет обоюдно решили встать и продолжить стоя.
Шеф был в восторге, говорил, что великолепные школы у обоих, что ему все нравится и что он сам бы не прочь с нами поработать, даже порывался ехать переодеваться, говоря громко об этом охраннику. Охранник тоже был доволен поединком, так как такого красивого боя тут никто не выдавал.
Между тем мы с Иваном нападали друг на друга и пытались свести поединок к победе, с той лишь разницей, что я делал вид, а Иван пытался свести.
Поединок продолжался вот уже около 10 минут, энергии было потрачено не мало, если бы не выносливость я бы сдох еще в первую пятиминутку. Иван тоже тяжело дышал, но держался молодцом. Наконец он улучшил момент и нанес мне удар ногой с боку в ребра, я поймал ногу и сделал движение вперед, что бы его свалить, но он ожидал от меня это действие и молниеносно сблизившись, схватил меня за лацканы рывком свалил в бок. Я понял, что сейчас последует болевой, так оно и произошло, и посопротивлявшись для вида сдался.
- Ну ты и молодец, - сказал мне Иван, протягивая руку.
- Спасибо, но молодец это ты, ты же победил!
- Ну в этот раз я, но не знаю даже, как бы прошел бой, если бы мы с тобой Андрюха дрались в реале, не знаю, не ожидал, что ты так долго простоишь и не спечешься.
- Да я и сам не ожидал, Иван, расту над собой.
- Это да, спасибо за бой, Андрюха.
- И тебе спасибо, Иван.
- Ну молодцы, молодцы, - сказал шеф, - а теперь давайте в душ и по домам, отдыхайте, на работу явитесь после обеда, договорились?
- Конечно, - сказали мы и пошли помыться.
- Ну что, Андрюх, ты уже принял предложение, шеф мне уже все сказал, я имею в виду предложение начальника милиции драться на его стороне?
- Да, принял, деньги нужны.
- Ну и правильно, тут же ведь все будет, как по маслу идти, мы будем драться с лучшими бойцами, а главное, мы с тобой и еще кое с кем будем выступать за одну команду уважаемых людей города, а если победим всех, то будем выступать и между собой, но прелесть в том, что убивать друг друга не надо, бой до нокаута, как в старые добрые времена, а ставки от этого меньше не будут, не беспокойся.
- Да до этого нужно еще дожить, неизвестно с кем нам придется драться, расскажи, какого класса бойцы?
- Андрюх, бойцы, что надо, главное, какое оружие они будут выбирать, сейчас модно стало драться на мечах, все азиаты в основном их и используют, отсюда много трупов, но и не только мечи, ножи, топоры и все прочее используют желтозадые кунгфуисты, так что выжить это да, важное дело, ну да ничего, где наша не пропадала!
- Это точно, дай Бог выживем.
- Не сомневайся, Андрюх, а если и не выживем, то хоть сдохнем достойно, на ринге, в бою, как истинные самураи, - Иван засмеялся.
- Ладно, Иван, поеду я домой, еще раз благодарю за бой, увидимся на работе.
- Хорошо, давай, увидимся.
Я сел в машину и уехал. Дома меня уже ждал отец, сразу же взглянув на меня, сказал, что пропустил под левый глаз, а я и не заметил даже, так как глядя в зеркало в зале видно ничего не было. Я сказал, что бой прошел нормально, что полностью не выкладывался, как, впрочем, и Иван, и что в конце – проиграл.
Отец похвалил меня, при этом спросил , как Иван, хороший боец или нет и спросил про реакцию шефа, на что я сказал, что шеф был доволен, а Иван действительно хорош, что когда его будут брать, с ним нужно быть поосторожнее.
После разговора с отцом я пошел и завалился на кровати, решил немного подремать, ведь после обеда нужно было идти на работу.
Бой хоть и был в пол-силы, но вымотал меня все же сильно, почему–то болели мышцы на руках и в области груди, да, думал я, давно я так не практиковался, можно было бы и повторить, будь Иван нормальным человеком, а не зверем, которого нужно будет посадить в клетку.
Будильник прозвенел в два часа дня, я поднялся и поехал на работу. Иван сразу же зашел в кабинет, спросил про самочувствие и сказал, что бы я зашел к шефу. Я вышел из кабинета и мы пошли вместе к шефу в кабинет. Постучались. Зашли. Сели.
- Ну как вы, нормально?
- Все отлично, - шеф, сказал Иван, - мы в полном порядке.
- Ну вот и отлично, у меня для вас задание, для обоих.
- Какое? - спросил я.
- Да совсем плевое, нужно будет припугнуть одного урода, слишком много стал разговаривать!
- А кого именно? - поинтересовался я.
- Да есть тут один кретин, работает в больнице, мой друг главврач Толя Стоков, помощи просит, у него там в больнице налажен кое–какой бизнес, а один врачишка ему жизни не дает, мешает честному человеку деньги зарабатывать, давайте поезжайте ка к Стокову, Иван его хорошо знает, а он вам там даст рекомендации. Справитесь, или еще кого-нибудь вам выделить?
- Справимся, шеф, - сказал Иван, никого нам не надо.
- Ну вот и славно, вот и славно, что вы у меня вдвоем такая слаженная команда, вперед.
- Мы можем идти? - спросили мы.
- Конечно можете, потом заедете ко мне и расскажете, как прошло и что вам спел этот жалкий врачишка, понятно?
- Шеф, мы все поняли, сейчас едем.
- Давайте, да, Андрюх, подготовь потом мне отчет о всех должниках, ну найди там немного времени, ты же его уже доделывал, да?
- Да, шеф, почти доделал, после больницы я окончательно все доведу до конца и к концу рабочего дня он будет лежать уже у вас на столе, устроит вас так, или вы хотите его завтра посмотреть?
- Андрюх, как тебе будет удобнее, ты же знаешь, это пока не совсем горит, но и тянуть нельзя, так что давай делай, а отдать можешь и завтра, так даже лучше будет, не хочу сегодня в этом геморрое копаться.
- Все понял шеф, с утра он будет лежать у вас.
- Вот и отлично, а теперь вперед, да, и на работу можете сегодня уже не выходить, сходите после дела куда–нибудь расслабьтесь.
- Хорошо, шеф, до завтра.
Мы вышли из кабинета и направились к своим машинам. Иван предложил мне поехать в его машине, какой смысл мол ехать на двух. Мы сели в машину и поехали в больницу к другу шефа.
- А кто этот врач, чем он вообще занимается, а Иван?
- Да он всем занимается, а вообще, это нас с тобой Андрюх не касается, наше дело заключается в другом, делать свое дело и не задавать лишних вопросов.
- Все понял, Иван, человек зарабатывает тоже, как может.
- Именно, все в этом мире крутятся, а чем он хуже, тем более, он нам очень помогает, в частности моему шефу, да и нам тоже, ведь работа у нас понимаешь ли опасная, травм разных много, а он дает распоряжения своим коллегам помогать нам так, не сообщая ментам. Нам хоть и плевать на ментов, они все у нас в кармане, но тем не менее отчеты все же идут в область, а там могут задавать вопросы и присылать разные комиссии, так что мы все помогаем друг другу решать вопросы на взаимовыгодных условиях.
Иван замолчал и до самой больницы ничего не сказал.
- Приехали, - сказал Иван и мы выйдя из машины направились в больницу.
Я никогда не был на приеме у главврача, это был первый раз, но первое мнение о человеке можно было составить сразу, первое, оно часто бывает безошибочным, но на самом деле оно оказалось ошибочным, так как я не ожидал, что он окажется еще более гнусной мразью, чем я думал.
1 2 3 4 5
Проголосовало: 0 чел.
Средний балл: 0.00
Комментарии (0)


Добавлено: 19.07.2010 01:53
Автор: Осадчий В.Н.
"Фантом", ч. 14
За день до рассказа матери.


- Открыть камеру номер 20, - скомандовал голос старшего охранника в вечерней смене.
- Есть, открыть 20, - отозвался охранник и посмотрел вдоль коридора вперед.
По коридору шел старший смены, а впереди шел человек, лет пятидесяти, очень хорошего сложения и с очень злым лицом, как будто бы его чем–то так разозлили, что он готов был убить каждого, кто попадется ему на пути. Главная особенность этого человека была в том, что он шел в маске, такой, какой пользуются спецназовцы, когда захватывают террористов и разных сволочей.
- Товарищ капитан, почему он в маске, необходимо снять. - Снять маску, - скомандовал сержант.
- Успокойся, сержант, - сказал капитан, - когда они подошли прямо в притык к камере номер 20, так надо, а ты вообще, иди-ка покури, я тут сам постою и посмотрю за тебя.
- Но мне не положено покидать пост, у меня инструкции!
- Какие нахрен инструкции, вали покури, я твоя главная инструкция. Покури минут двадцать, потом зайдешь и займешь пост. Ты все понял, не раньше двадцати минут!
- Есть, товарищ капитан, быть на посту не раньше двадцати минут. - Сержант немедленно пошел исполнять приказанное.
- Простите, Евгений Семенович за задержку, только недавно взяли этого лопуха на работу, не врубается еще ни во что, я это поправлю.
- Ладно, хватит болтовни, давай, открывай эту хату, пора поиграть. Кстати, привели, надеюсь тех, кого я просил, все крепкие?
- Да, Евгений Семенович, все сделано на высшем уровне, все как вы просили, ни за что не беспокойтесь, только одна просьба, не до смерти, а то тут уже в зоне волнения пошли, вы прошлый раз тут наворотили делов, простите, что напоминаю, но слухи пойти могут среди этой мрази, мы конечно, им пригрозили, ну каждому, к которым вы имеете дела, но боюсь, кто–нибудь, отморозок какой возьмет и все расскажет, не побоится ни смерти, ни петухом стать, я просто страхуюсь, ничего больше, вы же знаете меня, я человек осторожный.
- Знаю, но я не привык себе ни в чем отказывать, особенно, в хорошем поединке, так что буду бить так, как в реальной драке, ты знаешь, чему нас обучали в армии?
- Нет, не знаю?
- Так вот, нас обучали не драться, а убивать, так как враг не задумываясь тебя убьет, так что действовать нужно, как в жизни или ты, или тебя, все понял?
- Понял, Евгений Семенович, понял, ну давайте, входите, я буду за вами смотреть, если что, я вмешаюсь.
Капитан показал электрошокер и сказал, что целая бригада охраны ждет за углом в случае чего подключится.
- Не нужно ни шокеров, ни бригады, ты же знаешь, капитан, ты еще ни разу им не воспользовался и не воспользуешься, обещаю.
- Дай то Бог, Евгений Семенович, удачи вам.
-Благодарю, так тут у вас вроде бы говорят?
- Именно, именно так, - заискивающе проговорил капитан и открыл дверь сказав при этом, что бы хата принимала новенького.
В это время в хате происходило следующее, до появления человека в маске.
- Странно, Иван, - проговорил человек, лет тридцати своему другу, лежащему на нарах рядом. - Почему нас всех вместе собрали, сидели же по своим хатам, а тут на тебе, может решили , что так уже будем сидеть, не понятно.
- Не знаю, - отозвался Иван, вообще, Серега, мне это не нравится, что–то тут странное и непонятное делается, обычно, если переводят в другую хату, то делают это утром, а тут к вечеру, тем более, что рабочий день уже кончился. Не понятно.
- Да тут вообще на зоне беспредел делается! Достали уже, - вмешался третий сокамерник, которого звали Никита, так же парень лет тридцати от роду. Вы вообще пацаны из какой хаты, я вас не знаю, вы те новенькие, которых только что недавно привезли, я видел вас, но познакомиться не успел, я Никита, можно просто, Ник.
- Иван и Сергей, - представились и еще представился другой, четвертый человек по хате, сказал, что зовут Макс.
Вот так познакомившись и немного пообщавшись вся четверка увидела человека в маске, стоявшего на пороге хаты.
- Ты кто будешь? - спросил Никита зашедшей черной маске.
- Я , ваша смерть, рявкнул незнакомец и подбежав к Никите схватил его за горло и стащил со шконки, пока тот падал, совсем небольшое расстояние до пола, человек в маске умудрился нанести ему удар ногой по ребрам, от чего Никита сильно застонал.
Остальная троица поняла, что ничего хорошего от прихода «маски» ждать нельзя, вскочила со своих нар и начала нападать на человека в черной маске.
Вроде бы атаки шли правильно, с точки зрения бойца, который хоть что–то представляет о бое, но это так сказать только с точки зрения неопытного бойца, занимающегося в простой секции. Что касается данной ситуации, то это был не тот случай, когда эти нападения были эффективны, уж очень не слабый попался на их пути боец, да что тут и говорить, профессионал, школа подготовки была великолепной. Человек в маске настолько легко уворачивался от ударов и так ловко ставил блоки, одновременно нанося удары, что никто по нему не попал даже в скользь. Кстати, очухавшись Никита тоже полез в драку с криками «завалю суку!», но опять получил очередную порцию люлей и опять упал на пол.
Что же касается человека в маске, то он не спешил, он, как бы развлекался, баловался, как с детьми, по крайней мере все выглядело именно так, иногда только нанося удары, что бы отбить очередную неудачную атаку и чтобы так сказать побольше было места для отработки красивых приемов, вертушки, к примеру. Да, наглость этого бойца просто зашкаливала. Вся четверка опять нападала вместе, опять отгребала, но не до полного отплыва, поднималась и опять шла в бой. А черная маска просто играла, это было видно, когда он выключал нескольких человек, так, на время, сам садился на табуретку и попивал чаек из кружки, поставленный , наверное, специально для него, заботливым персоналом.
Капитан наблюдал за этим зрелищем с превеликим удовольствием, иногда только постукивая в дверь в знак одобрения. Подозрений это не вызывало никаких, так как эта хата была в крыле, которое не использовалось, как жилое, была выделена только эта комната, а в соседних камерах был просто хлам.
В очередной раз, у четверки появились силы для атаки и каким–то чудом удалось попасть кулаком в лицо маске, когда он вывернул руку одного из нападавших на него ребят. Серега сунул ему в лицо с такой силой, что маску реально отбросило прямо к двери. Пролетев с метр расстояние и выпустив руку Ивана, человек в маске ударился в дверь, чем очень напугал смотрящего в окошко капитана. Капитан было хотело открыть дверь, но тут же получил указание в виде слова нет.
Черная маска не на шутку разозлилась и уже не стала играть со своими соперниками. Оклемавшись от удара довольно быстро он с такой яростью напал на ребят, что с ними за несколько минут произошло то, что описывала мне мать дома. В комнате просто лежало четыре тела, абсолютно без движения, только от одного доносился стон.
Стукнув в дверь кулаком, в знак того, что бы открыли дверь, человек в маске сплюнул и вышел из камеры.
- Принимайте «груз 200», - сказал он капитану, а мне нужно пойти умыться, эта сука все же попала по мне и он показал на тело лежащего на полу Сергея.
- С вами все в порядке, Евгений Семенович? - залебезил капитан.
- В порядке, но челюсть, сука, болит, давно я не пропускал ударов в челюсть, сука, теперь жрать будет больно да и на работе заметят, что получил, вообще – то мне по херу, что скажут на работе, но тут на неделе из области приезжают, нужно все – таки выглядеть прилично.
- Ну вы идите быстрее, чем–нибудь холодненьким приложите, давайте, давайте, я вас не смею задерживать.
- Ладно, давай, пошел я, а ты этих, ну не знаю, на больничку чтоли?
- Кстати, бойцы все равно говно полное, нужно было еще одного человека подсадить, было бы интереснее.
- Всенепременно, Евгений Семенович, в следующий раз их будет пятеро!
- Ладно, давай, работай, там видно будет.
Человек снял маску и пошел в сторону душевой комнаты, что бы привести себя в порядок. Побыв в душе и переодевшись, Евгений Семенович вышел на улицу и сел в машину, где его уже ждал личный водитель.
- Шеф, что с вашей левой щекой, у вас фингал? - Да, сука, старею, пропустил в безобиднейшей ситуации, как пацан пропустил, действительно старею.
- Сколько на этот раз их было, человек пять?
- Да нет, четверо, хотя на вид думал, что продержаться больше, нужно было пять брать, так было бы интереснее.
- Да как сказать, а вдруг бы не справились, а Евгений Семенович? - Водитель завел машину и они уехали с территории зоны. О водителе нужно сказать следующее, он у мэра был что – то вроде негласной правой руки, неофициальной, в отличии от его замов, исполнял грязную работу и, что самое главное, очень много знал.
Этот жук в дальнейшем нам очень пригодился.
- Куда едем, шеф? - поинтересовался водитель, которого звали Кирилл.
- Поехали-ка в бар, хочу выпить, нужно немного горло промочить сказал шеф и машина понеслась на большой скорости в центр города.
Еще по пути к бару Кирилл сделал звонок в это же самый бар и предупредил, что бы дали лучший столик, так как едет сам мэр в гости. На той стороне провода, сказали, что все устроят и мэр действительно по приезду получил самое лучшее обслуживание во всем его понимании.

Через два дня после описанного поединка.

- Так, что мы тут имеем, интересовался человек в белом халате, обходящий все палаты в больнице, а тут что, не переставал спрашивать он. Это был главврач нашей больницы Анатолий Петрович Стоков.
- Больные, есть жалобы? - интересовался он, заходя во все палаты хирургии. Говорите, не стесняйтесь, может нужно что, хороший за вами уход осуществляют или нет?
Это был стандартный обход больницы, который имел привычку делать главврач. За это его очень любили больные и всегда хвалили между собой, какой мол главный врач у нас молодец, не перестает о нас заботиться. Они постоянно совали ему в карман деньги за оказанные им внеочередные медуслуги и делали это действительно от чистого сердца. Но никто из больных и не знал, чем по настоящему живет эта дикая свинья Стоков, узнали бы, охренели! Но, пока не знали, продолжали его превозносить. Проходя мимо палаты реанимации Стоков спросил, а что с этими поступившими вчера вечером больными, пришли ли они в себя?
Один пришел в себя, пояснил ему дежуривший ночью врач, другой – в коме, а третий, врач на мгновение замолчал, третий – умер.
- Ну значит такова его судьба, сказал сожалеюще главврач, отписывайте бумаги по этому поводу и все такое, а я пойду позвоню.
Главврач ушел звонить а дежурный врач молча смотрела на лежащих в реанимации людей.
- Алло, Евгений Семенович, это вы?
- Да, Анатолий Петрович, слушаю вас!
- Плохая новость, один сдох.
- Сдох, кто?
- Да этот, самый здоровый.
- А, понял, ну туда ему и дорога. Не беспокойся за это, с ментами у нас же проблем нету, работай как и работалось, а остальные что?
- Один очухался, а другой до сих пор в коме, ну а тот, кому досталось меньше всего, тот молчит как партизан, сказал, что была обычная драка и все. Ну эта версия нам и надо, со всем остальным разберется Сухов, накажет кого надо и на этом , как обычно все. Родственникам скажут, что виновные наказаны и все такое, ну примет их ну может еще и к вам на прием заедут, придется вам их тоже принять.
- Да точно заедут, достали они меня уже все, каждый со своими просьбами, ну тут ничего не поделаешь, надо будет принимать.
- Кстати, Евгений Семенович, вы не пострадали, не нужна ли вам моя помощь, как врача.
- Да пропустил один хороший удар в лицо, ну ничего, переболею.
- С вами точно все в порядке?
- Да точно, ладно, давай заканчивать, ко мне тут пришли, нужно работать.
- Хорошо, Евгений Семенович, поправляйтесь и хорошего вам дня.
- Спасибо и тебе тоже.
- До свидания, Евгений Семенович.
- До встречи.
Главврач повесил трубку и пошел по своим делам.
В это время к нашему мэру приехала делегация из области и он, одев очки, так как на лице был синяк, принимал людей в таком вот виде.
У него поинтересовались, откуда у него такой синяк выскочил, на что мэр соврал, что ударился об косяк.
В таком же смешном виде мэра увидел и я, так как мне нужно было отвезти в Администрацию кое–какие документы и я столкнулся с ним прямо в дверях.
Он внимательно поглядел на меня и немного улыбнулся. Бля, что же могла означать его улыбка в мой адрес. Я не мог этого представить, но потом, в дальнейшем узнал к чему бы была эта ехидная улыбочка.
Я отдал документы и решил позвонить матери, справиться об этих несчастных людях, которых так жестоко избили, не мог не думать об этом, так как ты дорогой читатель знаешь, что я крайне не люблю, когда бьют людей.
Мать подняла трубку и сказала, что дела плохи, что человек умер , а другой находится до сих пор в коме, пришел в себя только один из палаты реанимации, что первому, который получил меньше всего уже даже есть захотелось, правда как он будет жевать пищу мать не знала, ведь у него зубной состав в драке тронулся с места, как вагоны поезда.
Что тут сказать, я расстроился от таких новостей, блин это же надо так человека избить, что бы он даже в сознание не приходя умер. Жесть полная. У кого только столько жестокости, ну упал человек в драке, не встает, зачем так добивать, задавал я себе один и тот же вопрос.
Поколесив немного по городу я поехал на работу, доложить о том, что документы отданы мною лично в руки нужному для шефа человеку.
Сегодня шеф был в добром расположении духа, поинтересовался готовлюсь ли я к боям и спросил даже , как дела у меня с моей девушкой. Я сказал, что все в порядке, что все у меня хорошо, что с девушкой полный порядок и что тренировки провожу ежедневно.
- Молодец, что тренируешься, слушай, а ты был в спарринге с Иваном? Он мне говорил, что хотел бы с тобой силой померятся.
- Нет, шеф, не был, да и времени особого чтобы встретиться и вот так поспарринговаться толком не было.
- Ну да это и понятно, времени всегда и всем не хватает, Андрюх, увы, такова жизнь. - Шеф с сожалением вздохнул.
- Но знаешь что, Андрюх, обещаю, что ты поспарингуешься с Иваном, я выделю тебе время для сей процедуры, прямо в рабочее время выделю, сам хочу посмотреть, как вы с Иваном будете метелиться. Ты не против надеюсь? - шеф с издевкой посмотрел на меня.
- Конечно не против, а когда.
- Да на днях и посмотрим.
- Просто Ивану нужна хорошая тренировка перед «днем икс», а ты, человек у нас дерущийся в разных стилях, ему будет интересно подраться с тобой. Только ты не беспокойся, он сильно тебя не будет обрабатывать, так, просто полуконтакт и все, договорились?
- Конечно, шеф, но вам нечего за меня беспокоится, уверяю вас, со мной все будет в порядке, - стараясь сказать шутливо произнес я.
- Ну , ну, ну, не гоношись, Андрюх, ты похоже недооцениваешь Ивана, это тебе не с Борькой драться, кстати, он тоже хотел поспарринговать с тобой, но я знаю, проиграет. Иван великолепный боец, помни об этом, советую помнить.
- Знаю, шеф, - шучу я, Иван действительно хороший боец, раз вы о нем так отзываетесь да и тем более прошел шесть «боев икс», а это о многом говорит.
- Именно, о многом.
- Ладно, иди к себе в кабинет, а мне нужно еще поработать.
- Хорошо, ухожу, до свидания.
- Ну не прощайся, я еще может зайду к тебе.
- Хорошо, шеф, я пошел.
- Пока, Андрюх, работай.
Идя по коридору я встретил Бориса, который был с синяком под глазом.
- Что с тобой, Борь, где ударился.
- Да нигде, это так, с Иваном, дурью маялись, хочешь с нами поспаринговать.
- Ну ты прямо мысли шефа прочитал, он предлагал мне поспаринговать с Иваном, ну ты и телепат.
- Ну тогда и сам Бог велел, раз я уже угадал, давай сегодня, после работы?
- Нет, Борь, сегодня не получится, так как шеф лично хочет на меня и Ивана посмотреть, сказал мне, что выделит несколько часов в рабочее время для поездки в зал, что бы лично на нас посмотреть.
- А, ну тогда ладно, кстати, я тоже хочу это видеть, не забудь меня взять.
- Хорошо, Борь, непременно, а сейчас извини, мне пора работать.
- Хорошо, Андрюх, давай пока, работай, не буду тебя отвлекать.
- Давай пока.
Я зашел в кабинет и задумался. Как–то странно, что шеф хочет на меня посмотреть именно сейчас, к чему такой интерес, ведь мог бы посмотреть и раньше. Неужели только из–за дня икс, странно. Нужно будет непременно сказать об этом отцу, когда приеду домой. На этой ноте у меня зазвонил телефон, я поднял трубку. Это был очередной оправдывающийся клиент, который опять же просил дать ему еще времени. Я пообещал ему то самое время, о котором он меня просил и приступил к работе.
- Достала меня уже эта рутина, - тихо произнес я, - хочу другую работу, надо с этой сваливать, найти что-нибудь поинтереснее.
- Только я проговорил эту фразу, как вошла Анька из отдела кадров и предложила попить с ней чай, на что я отказался сразу, так как кипа бумаг, принесенная мне требовала рассмотрения немедленного.
Анька не обиделась и сказала, что если захочу перекусить, чтобы я зашел к ней, она там вкусных конфет купила и хочет меня угостить. Я сказал, что как только закончу буду у нее, что конфеты очень люблю, особенно, если они вкусные. Она ушла, а я опять приступил к работе.
Кое-как дождавшись обеда я поехал домой перекусить, думал, что застану отца, но его не было дома, опять куда-то пошел. Я пообедал и застал мать, которую раньше отпустили домой. Поинтересовавшись, поел ли я, я сказал что поел, мать пошла зачем–то к соседке, а я поехал на работу доделывать еще всякую разную лабуду. Так прошел еще один день и я, еще до приезда домой позвонил отцу, сказал, что хочу с ним поговорить, что бы он был дома и, получив утвердительный ответ да, поехал домой.
Отец, как и договорились уже меня ждал. Предложил мне поесть и спросил, что за срочность в разговоре, опять типа мой шеф делов наделал непредвиденных? Успокоив отца, что это не совсем касается дела на прямую я пошел ужинать, а он остался ждать меня в саду. Я немного задержался за ужином, так как мать опять начала мне говорить про опасность драк, про смерть человека, которого избили на зоне и все такое. Я успокоил ее, сказав, что буду осторожнее, что я не дерусь ни ради чего, а только для спортивного интереса и пошел в сад поговорить с отцом. Зайдя в сад я заметил, что отца не было, он не дождавшись меня пошел в зал смотреть телевизор.
- Ну что, поужинал, давай теперь поговорим, кстати, мать еще не ушла?
- Куда? - спросил я удивленно, - вроде бы сегодня ей не нужно в ночную идти?
- Да нет, сегодня нужно, ее попросили поработать за кого-то, там вроде бы какаято ее коллега приболела.
- Ясно, не знаю, она собиралась куда-то, а я, как–то за разговором даже и не поинтересовался.
- Ну это на работу значит, сейчас она уйдет, поговорим дома, а то на улице стало немного прохладно.
- Хорошо, - сказал я и пошел к себе в комнату.
Посидев немного в комнате я вышел на кухню попить воды и увидел уже мать в пороге, которая попрощавшись со мной быстро вышла, сказала, что завтрак в холодильнике и что вернется утром.
Попрощавшись с ней я пришел к отцу и объяснил ему в чем было дело. Я рассказал, что побыл в милиции, что согласился с предложением Скворцова, что он остался очень довольным. Еще сказал и то, что, когда заезжал в Администрацию, видел там главу с огромным синяком на скуле, что он даже по мрачным коридорам и по кабинетам здания ходит в черных очках. Даже странно, у главы и лицо разбито, как то не солидно, одно дело, когда просто ударишься или что, а тут было видно, что его кто-то хорошенько приложил. Для меня это было странно, так как он по ходу был дяденькой не плохим, по той простой причине, что Анька мне сказала о том, что когда у нее случилась болезнь, ее отец обращался к главе и что тот дал ему денег на ее лечение, да и в газетах писали, что наш глава очень часто оказывает помощь малоимущим гражданам разного характера, более того, из бюджета нашей администрации частенько поступают деньги на содержание детского дома, расположенного в соседнем городке, так что по поступкам человек действительно не плохой, сказал я отцу, в лицах окружающие, разумеется. Отец, глядя на меня грустно улыбнулся и ничего в ответ не сказал, только сказал одно слово, что бы я продолжал, что я и сделал.
- Теперь главное, сказал я и встал с места, бать, мой шеф, Владимир Иванович хочет, что бы я поспаринговал с Иваном, ну перед этим «днем икс», сказал мол, что Ивану нужна хорошая тренировка, так как мой стиль боя разносторонний и это очень заинтересовало Ивана, ведь Ваня его боец на чемпионате года. Что скажешь, как тебе новости?
- Да, не плохо, не плохо, - сказал отец, - хорошие новости, есть над чем подумать, особенно, над твоей неосведомленностью.
- А причем тут моя неосведомленность, я что, чего–то не знаю, вроде бы я уже в курсе всех дел, или нет, а бать?
- Хорошо, сын, начнем сначала, как и логично делать в беседе.
Отец встал, и подошел к окну, немного постояв возле него, он опять подошел к дивану и сел, он нервничал и я это заметил.
- Так вот, Андрюх, начну по порядку, то что, Скворцов остался доволен твоим решением, мог бы и не говорить, это и так ясно. То, что тебе предложили поспаринговаться с Иваном, твой шеф же предложил, да?
- Ага, - ответил я.
- Так вот, это тоже понятно. Так же понятно и то, почему наш любимый глава дал деньги для твоей Аньки, еще бы, а как бы он ей не дал…
- О чем ты, отец? - с удивлением спросил я, - они что, родственники?
- Не будем об этом, сын, это не важно.
- Нет, отец, сказал «а», говори и «б»! - уже заметно нервничая рявкнул я. Очень уж не понравился мне тон отца, когда он это мне говорил.
- Хорошо, - сказал отец, - хочешь «б», пожалуйста. Ты же меня знаешь, я люблю все узнавать, пробивать, страховаться, особенно если это касается моей семьи, знаешь ведь?
- Продолжай, батя, не юли, говори прямо.
- Так вот, сын, из моих источников мне доподлинно известно, что твоя Анька была одно время любовницей нашего любимого главы. Просто ты этого не знал, так как про это люди не очень много болтали, боялись сплетни распускать, ну любовница и любовница. Хотя честно, я не удивлен, девочка и впрямь красивая, почему бы и нет.
- Это не правда, я не верю, он же старый, ну в смысле не совсем молодой, бать, может ты чего напутал, мало ли красивых девушек.
- А мало ли красивых девушек с именем Анна Николаевна Сергеева, а, сын? Нет, это точно она. Хочешь, спроси у нее сам, что она тебе на это скажет, а?
- Отец, я не буду ничего у нее спрашивать, не хочу и не буду, это если и было, то было в прошлом, меня это не должно касаться, сейчас, она со мной и ей больше никто не нужен, я в этом просто уверен, я хорошо разбираюсь в людях.
- Ты, хорошо, не смеши меня, ты же видел лицо нашего главы, не раз видел, у него на лице написано, что он редкостная сволочь, а все эти шаги доброй воли, которые он проявляет к населению, это просто пиар-ходы, так сказать, игра на публику для поддержания своего рейтинга.
- Слушай, бать, а что по поводу этого избиения в зоне, ты узнал у Женьки, что он говорит?
- Да, виделся с ним в обед, но толком он ничего не сказал, говорит, что при нем ничего подобного не происходило, да, говорит, что в зоне бывают драки между зеками, ну так они в любой зоне бывают. Женька сказал, что знает только про бои, которые ведутся обычным ходом, ну в каких и ты участвовал.
- Да, значит действительно это просто бытовая драка, а мы с тобой думали, что это проделки наших недругов.
- Ну может и бытовуха, не все же им пакости делать, - отец опять призадумался и пошел к холодильнику и взял от туда пива.
- Ну так что мне делать, бать, спарринговать с Иваном или нет? - уже повеселее спросил я, хотя на душе был страшный осадок, который остался после разговора с отцом.
- Да спаррингуй, посмотри, на что горазд этот урод, ток осторожнее.
- Ладно, это все, что я хотел тебе сказать, батя, пойду я покатаюсь немного, нужно разгрузить голову.
- Не торопись, Андрюх, разговор еще не закончен.
- Как не закончен, вроде бы уже все выяснили, ну бытовуха, ну спарринг, ну вроде бы уже все, я поехал.
- Я же сказал, не торопись, - отец поставил бутылку с пивом и задумался. - Андрюх, вдруг неожиданно сказал он, я должен рассказать тебе одну очень серьезную историю и, что самое главное, раскрыть твои глаза, осведомить тебя, так сказать насчет нашего дорогого главы.
- Ну, что еще он делает, кроме того, что играет чужими жизнями и делает благотворительные мероприятия?
- Помнишь, ты меня когда- то спрашивал, кто такой «шестой», помнишь?
- Ну помню, правда ты ушел от ответа и ничего не сказал, а в чем дело, при чем тут «шестой»?
- А при том, отец опять задумался и замолчал, а о чем он думал и что рассказал, мой дорогой читатель ты узнаешь прямо сейчас.
1 2 3 4 5
Проголосовало: 0 чел.
Средний балл: 0.00
Комментарии (0)


Cтраницы:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Добавить в раздел «Проза сезона»

Вход для зарегистрированных пользователей
логин :
пароль :
 
Регистрация на сайте  Регистрация
Наиболее популярные
Шоу Трумэна На мир глядим мы сквозь стекло И красим в выдумки...
20 бал. / 4 чел.
"Красная Шапочка" на разный лад, на мой взгляд, очень похоже... Эдгар...
15 бал. / 3 чел.
А я и не спешу...
5 бал. / 1 чел.
Спина уважаемого человека...
10 бал. / 2 чел.
Мелодия называется «Бэтман и Кацман»
5 бал. / 1 чел.
Ах! Карнавал, карнавал!!!...
5 бал. / 1 чел.
"Стиль для небогатых" «Не все мы, к сожалению, олигархи. Плохо...
10 бал. / 2 чел.