Проснись знаменитым или Креатив жжот!     Проза сезона     ID59

Добавлено: 19.07.2010 01:59
Автор: Осадчий В.Н.
"Фантом", ч. 16
Глава 13. Главврач и его проделки.


Итак, зайдя в больницу, мы поднялись на второй этаж в приемную главврача. В приемной сидела секретарша и, встретив нас, спросила, по какому вопросу мы пришли и как о нас доложить?
Мы сказали, что это ее никаким боком не касается и что мы сами пройдем в кабинет. Видимо, наш вид был настолько угрожающим для нее, что она не смогла вымолвить и слова, смогла произнести только «аааа….» Мы постучались в кабинет и вошли.
- О, какие люди, добро пожаловать, присаживайтесь, - предложил с ходу нам Анатолий Петрович Стоков.
- Спасибо, - сказали мы и сели в удобные кресла напротив него.
- Нам сказал Владимир Иванович, что у вас проблемы, да? Вот мы и здесь, - проговорил Иван и сел поудобнее.
- Да, да, проблемы, спасибо, что вы приехали, и кстати, кто твой новый друг, а Иван?
- Это наш работник, недавно у нас работает, поэтому вы и не знакомы. Это Андрей Клюев, знакомьтесь.
Я протянул руку главврачу и представился. В ответ он представился тоже. Спросил не работает ли моя мать у него в больнице, так как тут есть тоже Клюева, я сказал, что работает. Анатолий Петрович тут же отвесил в сторону моей мамы кучу комплиментов, что она ценный работник и никем не заменима, но я то знал, что это все для красного словца, очень хорошо знаю такой тип людей, сначала хвалят, потом используют в своих целях и выкидывают.
- Итак, молодые люди, вот что вам нужно сделать, ты же, Вань знаешь моего первого и главного помощника – соколлегу Федорова, Анатолия Михайловича Федорова. Думаю не нужно говорить, какую ценность из себя он представляет, да?
- Конечно, конечно знаю, Анатолий Петрович, а что с ним, он же ваш вроде бы друг да и партнер?
- Да, да, все так, друг, партнер, товарищ, но вот с ним последнее время делается что–то не так, стал много говорить обо мне всяких гадостей и вообще, собирается уходить с работы, а ты Иван знаешь, что отпустить я его не могу, от него очень много, что зависит, понимаешь?
- Не дурак, - ответил Иван, - все понимаю Анатолий Петрович, но вроде бы ему если так подумать то ему нет смысла от вас уходить, где он еще столько заработает, простым нейрохирургам столько не платят!
- Именно, именно, Иван, я тоже ему это говорил, но, видите ли, он не хочет больше делать того, что мы делаем, хочет просто уйти, но я то знаю, может кому–нибудь и что–нибудь брякнуть по пьяни, потом проблем не оберешься, поэтому–то я вас и попросил мне помочь.
- Проблему понял, - вставая с кресла, сказал Иван, - говорите, где его можно найти и хорошенечко с ним побеседовать?
- Он живет по этому адресу. - Врач протянул Ивану бумажку с адресом.
- Ага, хорошо знаю эту улицу, - сказал Иван.
- Ну вот и прекрасно, я очень на вас надеюсь, молодые люди, очень.
- Можете на нас рассчитывать, Анатолий Петрович, мы не подведем, мы хорошо умеем разговаривать с людьми несговорчивыми.
- Ну вот и славно, не смею вас задерживать, - проговорил врач с наигранной улыбочкой.
- До свидания, - сказали мы в один голос и вышли из кабинета.
- И вам до свидания, - донеслось через закрывающуюся дверь.
- До свидания, девушка, - сказал Иван секретарше, она ничего не ответила в ответ.
Я все время молчал, думал о том, сколько же в нашем городе подлецов, ну куда не плюнь, непременно попадешь на подлеца, жуть просто какая–то.
- Ну что, давай на работу, добивай свой отчет, а вечером встретимся и поедем к этому, как его… - Иван достал листок и прочитал – Федорову Анатолию Михайловичу!
- Хорошо, давай, надо и поработать, а то целый день занимаемся чем угодно, но только не работой.
- Ну и отлично, поехали быстрее.
Иван ударил по педали газа и мы понеслись на большой скорости на работу. Гаишники, которые стояли на трассе, просто уныло проводили нас взглядом даже не взмахнув своей волшебной палочкой. Видимо машина Ивана была им хорошо знакома, да о чем я думаю, они все машины своей братвы знают, город просто кишит уродами и их прикрывающими.
-Приехали, - сказал Иван, оборвав мои мысли.
- Хорошо. Давай до вечера, а я к себе в кабинет, нужно все для шефа подготовить.
- Удачи, Андрюх.
- Слушай, а ты куда?
- Да я на заправку слетаю и тоже на работу, есть чем заняться.
- А, ну ладно, увидимся.
Иван умчался на заправку а я пошел к себе в кабинет. Отчет добил очень быстро, так как он был уже процентов на девяносто готов. Решил не ждать утра , а сразу зайти к шефу и его отдать, но шефа в кабинете не было и я отдал отчет в отдел кадров, предупредив о том, что бы его занесли немедленно, как только появится шеф. Мне пообещали это сделать и я ушел обратно к себе в кабинет. Немного рассортировав свои бумаги и сделав порядок на столе я решил поиграть в игрушку, что бы отвлечься от дурных мыслей.
Так за этой примитивной игрушкой и прошел мой очередной рабочий день.
Я вышел из кабинета, закрыл его и пошел в кабинет к Ивану, но его там не застал, оказывается он вообще не заезжал больше в этот день в офис, а куда–то ездил по делам, как он потом мне и сказал. Договорившись о том, где мы встречаемся я поехал к этому месту.
Иван был уже там и ждал меня.
- Ты , как всегда, пунктуален.
- Да ты я вижу тоже, Иван, молодец, пунктуальность – признак хороших манер.
- Ну спасибо, даже не знал об этом, - Иван рассмеялся. - Ну что, пойдем к этому эскулапу, дадим ему на лапу? - Иван опять дико заржал.
- Ладно, шутник, пошли, только одна просьба, без рукоприкладства, а то еще чего доброго дашь ему по башке, он свою работу забудет, слышал , что сказал главный, что это ценный работник.
- Да ладно, Андрюх, я умею бить, не учи ученого.
- Смотри, не перегибай, а то я помню, как ты врезал барыге Кочкину, еле в сознание чайником привели, что бы на этот раз без твоих штучек, понял?
- По разговору посмотрим, все, хватит болтать, Андрюх, заходи, вот его подъезд.
Мы поднялись на третий этаж и позвонили в дверь.
- Кто там? - раздался голос за дверью.
- Соседи, - сказал Иван, как можно вежливее.
- Минуточку.
Дверь медленно отворилась и на пороге показался Федоров, - Что вы хотите, кто вы такие вообще?
И опять все произошло по старому сценарию, я даже среагировать не успел, Иван зарядил в лицо Федорова свой огромный кулак, тот опять как и Кочкин вырубился.
- Бля, Иван, я же просил, зачем ты это сделал?
- Они, эти уроды, так лучше понимают, проверено.
- Ну раз проверено, сам приводи его в чувства, я и пальцем не пошевелю.
- Да успокойся ты, Андрюх, не нервничай, все будет путем, видишь, я не сильно врезал, уже очухивается.
- Что вы хотите? - спросил поднимаясь с пола Федоров, - зачем вы здесь и кто вас послал?
- А мы, твои пациенты, забыл нас, ты нам на прошлой неделе лоботомию делал, вспомнил?
- Какие пациенты, кто вы, уходите немедленно, я милицию вызову!
- Не, Андрюх, ну ты видишь, вообще никак с такими говорить нельзя, надо ему еще раз врезать, может отпустит?
- Стой, не бей его, не надо, - я поднялся и подошел к врачу, у него шла кровь из носа и он тщетно пытался вытереть ее рукавом, но она не переставала идти.
- Сходите умойтесь, Анатолий Михайлович, - сказал я, и идите к нам, только без глупостей, мы с вами хотим поговорить.
- Но о чем, я вас не знаю, кто вы?
- Я же сказал, что вы все узнаете, как только сходите в ванную комнату, обещаю, все узнаете.
- Хорошо, я сейчас.
Врач пошел умываться, а Иван сделал телевизор погромче.
- Да сделай ты тише, голова и так трещит.
- Постой, Андрюх, неизвестно, как будет вести себя доктор, лучше пусть погромче будет, а то еще чего доброго, если что пойдет не так, соседи ментов вызовут, если я его начну прессовать.
- Иван, ты меня не понял, хватит маяться дурью, сделай потише и не смей бить врача, ты же видишь, что он напуган и ничего не сможет сделать, даже орать не будет, по нему же видно, ты что, психологию плохо изучал, достал ты уже со своими способами беседы.
- Ладно, достал ты меня. - Иван подошел к телевизору и сделал потише. - Что, доволен?
- Да, Иван, спасибо, ты настоящий друг.
- Да всегда пожалуйста, но ты же меня знаешь, если доктор хоть один косяк или слово не так скажет, что мне не понравится, сразу в торец!
- Я тебя еще раз прошу, не надо его бить, обычная беседа в спокойном русле и без кулаков выглядит куда более угрожающе, поверь мне.
- Ладно, поверю, но ты не вмешивайся, говорить все равно буду я, так как ты не до конца понимаешь, что этот доктор значит для Стокова и не только его, не вмешивайся.
- Так может ты мне объяснишь, чем этот докторишка так важен для вас всех, мы же вроде бы не по этой части вообще работаем, одно дело барыг бомбить, зажравшихся, а доктор–то чем нам полезен?
- Не твое дело, просто сиди и молчи.
Доктор тем временем хлопнул дверями ванной и зашел к нам в зал. В его носу торчали два ватных тампона, в одном из них была запекшееся уже кровь.
- Присаживайтесь, доктор, - сказал я очень мягким тоном. У нас к вам есть один разговор.
Доктор, пятясь на Ивана, сел в кресло, которое располагалось ближе ко мне. Я заметил, его тело все дрожало, он очень нервничал и за каких то несколько секунд несколько раз сменил свое положение в кресле.
- Что вам угодно, кто вы?
- Наши имена, доктор, вам ничего не скажут, но тот на который нас сюда послал, вам известен, это ваш коллега по больнице. Он очень беспокоится за вас, за то, что вы собираетесь от него уходить, а это, как вы понимаете – невозможно.
- Андрюх, да кончай ты с ним выкать, - взорвался Иван. - Хватит ему таких любезностей!
- Слышишь, ты, падла, если ты рыпнешься, задумаешь уйти или взболтнуть кому – нибудь того чего не следует, я лично приду и сделаю тебе операцию без наркоза, я выверну тебе колени назад и ты элементарно не сможешь сходить посрать, понял, ублюдок?
- Теперь мне все ясно, но это ничего не меняет, я больше не буду делать того, что я делал, передайте так моему коллеге, хотя я и сам ему это скажу, я завтра напишу заявление об уходе, делайте со мной, что хотите, мне все равно.
- Ты по ходу анестезии нанюхался, придурок, надо тебя в чувство привести!
Иван вскочил с места и подбежал к доктору, прямо на ходу пнул его ногой прямо в живот, я еле успел его оттащить, удар оказался не сильным и доктор, подержавшись не много за солнечное сплетение сразу же пришел в себя.
- Я сказал вам свое слово, делайте со мной что хотите, мне уже все равно. Врядли вы мне предложите что–то кроме смерти, а ее я не боюсь. Доктор грустно улыбнулся.
- Нет, ублюдок! - закричал Иван и отшвырнул мои руки, - смерть это, конечно хорошая идея, но вот то, что до нее, это куда лучше.
Иван подошел к телевизору, нашел музыкальный канал и включил опять на всю громкость. У меня в ушах уже начало звенеть от этой музыки, перепонки, кажется вот-вот скоро лопнут. Я подошел и выключил телевизор совсем.
- Ты что, Фантом, совсем охренел, включи немедленно, сейчас я этого гада по другому спрошу, не вмешивайся, иди ка лучше чайку поставь, что–то в горле пересохло.
- Иван, успокойся, приказа его калечить не было, просто поговорить, позволь мне.
- Ну давай, давай, только ты же видишь, что этот мудак на разговоры не настроен, заладил не буду да не буду, ну да ладно, говори, у тебя пара минут, потом я свои методы убеждения опробую.
- Иван, иди сядь и успокойся, сходи и вправду попей чайку, я сам все сделаю и поговорю, думаю, что доктор меня услышит и мы найдем общее решение?
Доктор внимательно посмотрел на меня, но ничего не сказал по этому поводу. В его глазах я видел то, что не было в глазах других людей, кого мы пугали, бомбили, кому угрожали, в его глазах полностью отсутствовал страх, а с такими людьми можно было делать, что хочешь, они все равно будут гнуть свою линию, так как смерти они не боятся и на себя им уже плевать. Вот только что произошло с этим доктором, почему он вдруг отказался работать на Стокова, это нужно было узнать, но не здесь и не сейчас. Нужно будет его навестить отдельно, думаю, что мои друзья спецназовцы помогут в этом вопросе, найдут чем заинтересовать доктора, но им же еще надо об этом сказать! Главная задача сейчас это сделать так, что бы Иван отсюда убрался, мы вместе с ним убрались, нужно поговорить с доктором, что бы он сказал, что подумает, что бы не говорил, что отказывается работать, а для этого я должен говорить с ним один, дать ему некий намек на то, что есть всегда и третий путь, кроме двух, которые он видит сейчас – работать, или умереть. Да, надо избавиться от Ивана, это задача номер один на этот момент.
- Иван, и вправду беседа какая–то не такая, я тоже начал уставать, сходи поставь чайку, а я тут немного с доктором пообщаюсь.
- Да о чем ты тут с ним будешь общаться, общаться с ним буду я.
- Слышишь, придурок, даю тебе последний шанс, либо ты работаешь на нас, либо я тебе делаю то, что обещал, операцию без анестезии.
- Я вам все сказал. Делайте , что хотите.
Иван без разговора сорвал дистанцию и дал доктору с ноги в область головы. Я, как на зло опять не успел отбить ногу Ивана. Нога попала в цель, но доктор сумел убрать лицо и подставил боковую часть головы. Удар был хорошим. Его откинуло прямо в кресло, видимо получил сотрясение мозга.
Вот тут я не выдержал, я подошел к Ивану в притык и взял его за рукой за рубашку.
- Все, хватит, остынь, не смей его бить, ты что, совсем попутал, его нельзя бить, как ему завтра на люди показаться, не забывай, в нашем городе он один специалист такого класса, что будет, если он не выйдет на работу и кто–нибудь пострадает, да и мы можем пострадать, если ты его так часто будешь бить в голову. Иван посмотрел на меня, потом на мою руку и сказал мне , что бы я его отпустил.
Я отпустил его, потом обнял его за плечо и сказал, что бы он вышел и освежился, попил чайку, а я тут сам потолкую с доктором.
Иван увидел, что я в данной ситуации поступаю правильно, может мозг включил или еще что, и согласился со мной.
- Хорошо, Андрюх, я переборщил, давай действительно освежимся, пойдем попьем чайку.
- Хорошо, пойдем.
Мы вышли с ним на кухню, оставив доктора одного в зале. За него я не беспокоился, так ка он все равно бы ничего не сделал, в милицию бы звонить тоже не стал, хотя телефон был в зале, да и какой смысл звонить туда, где тебе никогда не помогут, он бы еще главе администрации позвонил.
- Что-то я , Андрюх, контроль над собой теряю, совсем крышу сносит, усталость какая–то появилась, может мне успокоительного пропить?
- С чего бы это?
- Да, наверное, это все из–за «дня икс», турнира. Он будет в нашем городе в последний раз, так как мы уже примелькались.
«Да, - подумал я, - действительно есть от чего нервничать, турнир – это тебе не хухры–мухры, на нем и жизнь оставить можно, есть от чего нервничать»
- Послушай, Иван, - решил я перевести обратно тему на доктора, - ведь мне уже нужно было идти к нему, пока Иван начал наливать чай в чашку и садиться пить. Вот я что хочу спросить, а у доктора есть семья?
- Да, есть, вернее уже осталась часть семьи.
- Не понял, почему часть?
- Да тут целая история, сказал Иван отпивая чай.
-Ну, ну, не тяни, рассказывай, кто есть?
- Жена и старая мать в деревне, сын умер совсем недавно.
- От чего умер?
- Да просто донорское сердце не прижилось, вот и умер, еле достали ему это сердце, а оно не прижилось, с тех пор доктор начал закладывать по полной спиртным, жена от него ушла и жизнь у него пошла наперекосяк.
- Да, это тяжело, ну это нам и поможет.
- О чем ты?
- О семье, конечно, я сейчас его заставлю работать, поверь мне. - Я встал из -за стола и засмеялся.
- Вот хрен, - выругался Иван, - совсем я отупел, действительно, что может быть страшнее смерти, а если это еще и твоя жена и мать, молодец , Андрюха, хвалю, ты хорошо шевелишь мозгами, а я вот уже из за нервов вообще свой мозг включаю редко. Пошли–ка ему сейчас все это залупим, он запоет по другому.
- Да нет, Вань, не утруждай себя, сам же говоришь, что нервы, усталость, позволь мне, обещаю, я не подведу.
- Ну ладно, давай, а я пока допью свой чай.
- Ну вот и славно, через пару минут все будет хорошо, зайдешь и лично в этом убедишься!
- Ладно, скоро зайду, иди.
Я вышел из кухни и направился в зал. Доктор так и остался сидеть на месте, после полученного удара ногой в голову. Кровь начала выходить из тампонов и уже несколько капель упали на пол. Я подошел к нему прямо в притык и сказал, что если он хочет жить и забыть, все что с ним произошло, то он должен довериться мне и делать только то, что я ему скажу, и никак не иначе.
- Но что я должен делать? - спросил он глядя на меня поникшим взглядам, - я же вам сказал, что больше ничего подобного делать не буду.
- И не надо, доктор, больше ничего не надо, я не могу объяснить вам сейчас всего, просто поверьте мне на слово, поверьте, в этой ситуации это самое лучшее, что вы можете сделать.
- Что сделать, я не понимаю, вы же будете все равно меня заставлять делать эту мерзость, а я не хочу, не хочу и не буду.
- Доктор, у нас очень мало времени, как только сюда зайдет Иван, я не смогу больше вам помочь, вы должны мне пообещать, что как только Иван зайдет, вы скажете, что вам нужно денек–другой подумать над нашим предложением и все, я вас потом найду и все объясню ,поверьте мне, так надо.
Доктор вопросительно посмотрел на меня и я думаю, что он понял то, что хоть мы и пришли с Иваном вместе, но почему–то, по непонятным для него причинам мы не шли к одной и той же цели.
- Хорошо, я скажу, что подумаю, что еще?
- Больше ничего ,просто скажите и все.
- Я понял, все понял. - Доктор даже немного приободрился. Возможно, во мне он видел некое спасение для себя, только вот какое, этого он понять не мог.
- А теперь, доктор, подыграйте мне. - Доктор кивнул головой и я начал опять эту мерзкую игру в плохого парня. Говорить старался , как можно громче.
- Да и впрямь ,нужно было бы дать Ивану тебя прибить, ты оказывается, вообще сука, рамсы попутал! Ты можешь не работать, но обещаю, что я лично закатаю в асфальт твою маму и жену, хочешь посмотреть, как по ним проедется укатчик?
- Не нужно! - взмолился доктор, - они тут не причем, если вы пришли ко мне, то и разговаривайте со мной, их не троньте.
- Ну это все от тебя зависит! - закричал я. - Говори, будешь на нас работать, или я пойду договорюсь с водителем укатчика, чтобы он на меня поработал.
- Подождите, не нужно ничего делать, лучше убейте меня, не трогайте их!
- О! Я вижу ты тоже не выдержал с этим уродом, ну ка дай ему по башке справа, как мне на спарринге, хороший удар был, Андрюх!
- Спасибо, Вань, но боюсь, если я ударю его, то он вообще не встанет, я плохо рассчитываю силу, когда злюсь, в этом моя слабость.
- И то правда, дай ка лучше я, у меня вроде бы уже удар на таких дохляков поставлен.
Иван подошел к доктору и хотел его ударить, но я на этот раз поймал руку и сказал, что доктор будет на нас работать, так как если откажется, то я лично попрошу Ивана быть водителем укатчика. Иван заулыбался.
- А что, я на укатчике ни разу не ездил, попробую, кстати, а причем тут он?
- А при том Вань, что если доктор откажется на нас работать, то я пообещал ему, что закатаю его семью в асфальт, а ты, будешь водителем укатчика, как тебе такая перспектива, сменить свою работу, на работу тракториста?
Иван засмеялся.
- Ну ты прямо как в итальянской мафии разбираешься, это та братва любила своих врагов в асфальт закатывать! А что, я готов поработать трактористом, очень даже, наверное, интересно закатывать человека в асфальт?
- Стойте, не нужно больше меня бить и не трогайте мою семью, хватит, прошу вас, не нужно никого закатывать.
- Молодец, Андрюха, как ты его обработал, действительно можно и без кулаков, мне, наверное, стоит у тебя несколько уроков взять, о том, как разговаривать с этими уродами. Ну так что, придурок, каков будет твой ответ, да или новый асфальт у тебя перед домом?
- Мне нужно подумать, дайте мне время, пожалуйста.
- Ну вот это другой разговор, мы к тебе заедем завтра, будь дома и никуда не уходи, поправляйся, а твоему шефу мы сами позвоним, скажем, что ты решил взять денек отгула!
- Ладно, доктор, сидите дома, никуда не ходите, ждите нас завтра, - сказал я и направился к выходу.
- Да, сука, смотри не брякни кому, что мы к тебе приходили и просили поработать, а то я такого брата знаю, еще стукнешь куда–нибудь не туда и проблем не отберешься, так что смотри, твой звонок или разговор – твоя семья в асфальте.
Ивану видимо понравилось это выражение. Он, когда мы ехали домой рассказывал о каких–то разборках, заваленных парнях и сожалел о том, что забыл о таком наказании, как закатывание в асфальт.
По дороге домой мы отзвонили Стокову, сказали, что его коллега обещал подумать над нашим предложением и что ответ сможет дать завтра, так как немножко пострадал после нашего визита и что на работу он выйти тоже не сможет, по крайней мере в ближайший день. Стоков был очень доволен нашей работой и сказал, что он наш должник. После этого я отправился домой, а Иван поехал по своим делам.
Придя домой, я сразу же побежал искать отца, в доме его не было, он был в саду, сидел на лавочке и что–то читал.
- Бать, у меня для тебя ценная информация, даже не представляешь, на сколько ценная!
- Ну раз ты так говоришь, значит действительно ценная, что случилось?
- Батя, не поверишь, я нашел ценнейшего свидетеля, который может дать показания в суде против уважаемых людей нашего города. - После этих слов отец отложил газету, встал и посмотрел на меня, сказав при этом, что бы я рассказал все в подробностях об этом человеке. Я все ему рассказал, все, что мне известно, но известно мне было мало, рассказал о том, что мы сегодня были у него в квартире, что Иван наподдал ему, чтобы тот вернулся к работе, но не в больнице, а к работе неофициальной, но вот про это нужно будет узнать у него самого, сказал я. Необходимо срочно связаться с нашими друзьями, что бы принять правильное решение, а именно, тут и без всего ясно, что сегодня нужно будет навестить Федорова и посвятить его в наши планы.
- Да, Андрюх, вот это информация, ай да молодец. Нельзя терять ни минуты, нужно срочно связаться с нашими.
- Давай, отец, связывайся и поехали к ним, а потом нужно ехать срочно на квартиру к Федорову.
- Ладно, иди перекуси, я пока договорюсь со всеми, что бы все пришли.
- Хорошо, только давай побыстрее.
Я ушел в кухню поужинать, а отец начал обзванивать своих друзей.
- Ты опять убегаешь? - спросила мать, глядя на то, что я не переодеваюсь и очень быстро ем.
- Да, мам, мне нужно бежать, мне еще кое что нужно сделать.
- Ну и куда же ты, позволь узнать?
- Да мне нужно к Аньке поехать, а то она скоро в Москву едет, хочу побольше с ней времени провести.
- А, ну тогда ясно, давай, давай. Может хоть она тебя уведет из зала, после которого ты постоянно приходишь в синяках.
- Да ладно, мам, не начинай опять, у меня все под контролем.
Но мать не унималась ,она начала мне говорить о гематомах, о переломах и о том, что в старости все это скажется, короче все было, как обычно и если бы не отец, который зашел минут через пять, мне было бы вообще хреново, начался бы полный перегруз.
- Андрюх, я поеду опробую мотоцикл, только поршни поменял, нужно его будет пообкатывать, кстати, вечером футбол, посмотрим?
- А кто играет?
- Да наши, против греков вроде бы, поболеем?
- Да нет, бать, мне нужно к Аньке ехать, давай в другой раз.
- Хорошо, тогда я поехал.
- Давай, я тоже сейчас уезжаю, все, мам, пока, мне пора.
- Да хоть доел бы, куда ты так торопишься, успеешь еще ты к своей ненаглядной.
- Да нет, мам, не успею, нужно быть пунктуальнее, не люблю сам непунктуальности.
- Ладно, едь, только осторожнее.
Я попрощался с матерью и увидел выходя из дома к машине уезжающего на мотоцикле отца. Нам нельзя было ехать вместе, иначе мать могла бы догадаться, что тут что-то не так, она нас просто очень хорошо знала.
Я в скором времени догнал отца, посигналил ему и поехал первым на конспиративную квартиру, отец ехал следом за мной. Поднялись по лестнице вместе и постучали в дверь.
Проголосовало: 0 чел.
Средний балл: 0.00
1 2 3 4 5

Комментарии

Добавлено: 19.04.2016 18:49
Автор: jVf8Ixq1
Great hammer of Thor, that is porllfuwey helpful! http://tlhbwl.com [url=http://xlblclmwca.com]xlblclmwca[/url] [link=http://tzrjqoplsn.com]tzrjqoplsn[/link]

Добавлено: 19.04.2016 00:08
Автор: HYym1hHddbg
I see, I supopse that would have to be the case.

Добавлено: 16.04.2016 22:11
Автор: 02vEo1nE
Keep on writing and chingugg away!

Добавлено: 16.04.2016 02:11
Автор: KuI5dpZalcD
Free info like this is an apple from the tree of kndegwole. Sinful?

Добавить комментарий

* Ваше имя :
* Ваш текст :
* Введите код,
который видете на картинке:

Защитный код
 * - поля, обязательные для заполнения